Сегодня

   Нур-Султан C    Алматы C
Соотечественник
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Зачем России нужна всеобщая паспортизация постсоветского пространства?

Эксклюзив.кзЭксклюзив.кз
19 февраля 2020

Отток населения из Казахстана и других стран бывшего Союза усилится, а долгосрочная стратегия России, возможно, в том и состоит, чтобы не укреплять этнократию постсоветского пространства», - заявил известный экономист Петр Своик, комментируя введение нашим северным соседом упрощенной процедуры получения российских паспортов.

 

СССР продолжает жить

 

- Изменение порядка выдачи российских паспортов, упрощенная процедура предоставления гражданства, которые и сами по себе являются весьма значимыми событиями, можно в то же время рассматривать, как объявление нового политического курса России. Причем – долгосрочного, - утверждает экономист. - Чтобы понять, о чём идёт речь, прибегну к следующей формулировке. Москва, не добившись интеграционной взаимности от постсоветских этнократии, переходит к стягиванию на себя лояльности постсоветских народов.

 

Теперь обо всем по порядку. СССР никуда не ушёл. Мы по-прежнему живем в нем, только в разошедшихся по швам национальных республиках. Причём, эти куски СССР теперь вывернуты наружу. Если раньше они работали друг на друга, то сейчас в основном на третьи страны. Казахстан, в частности, осуществляет свой сырьевой экспорт большей частью в Европу, другое растущее направление – в Китай. Добыча и транспорт сырья осуществляется в основном на советской инфраструктуре. Люди тоже все еще живут в тех же городах и домах, которые были созданы еще при советской власти. Основные производства тоже все еще советские. Только хозяева и внешняя ориентация у них другая.

 

Многое, конечно, надстроено и обновлено, но ничего принципиально нового, закрывающего советское прошлое и открывающее совсем другую экономику, политику и идентификацию не создано. Город Нурсултан, например, совсем новый, но выросший из Акмолинска-Целинограда.

 

Это - что касается бывшего постсоветского пространства, по частям вставленного в современный мировой рынок. А на нем, между прочим, все производственно-потребительские системы приобрели наднациональный характер. Ни одно государство не имеет достаточных ресурсов для полного удовлетворения потребностей населения. И еще: все самые важные производства и рынки сбыта поделены между несколькими (от трех-четырех до максимум нескольких десятков) транснациональными производителями. Автомобили, например, между парой десятков, самолеты - четырьмя-пятью мировыми концернами. Суда, локомотивы, космические корабли и спутники, брэндовая косметика, детская одежда, лекарства – то же самое. Единственный товар, который производится в одном месте и в котором нуждается вся глобальная экономика, - это доллар. Где-то он используется как готовый денежный товар, где-то является сырьем или полуфабрикатом для переделки в местные деньги. Например, рубль и тенге никакие не суверенные валюты, а соответственно – русский и казахский доллары.

 

Дефектальный капитал

 

В мировой экономике сегодня, по словам Петра Своика, по ряду объективных причин производитель мирового доллара приступил к демонтажу глобальной системы, а после переизбрания Трампа, что, как он заявил, неизбежно уже в конце этого года, осуществит финальный этап этой перестройки.

 

-  Если кто-то хочет получить подробности, то рекомендую найти в Интернете статью Нурсултана Назарбаева «Ключи от кризиса», опубликованную в «Российской газете» еще в феврале послекризисного 2009 года, - говорит спикер. -  Президент Казахстана, назвав тогда мировой доллар дефекталом, обстоятельно перечислил причины - почему он стал дефектным. Сейчас этот прогноз сбывается. Понятно, что Россия должна к этому готовиться. И хотя президент Путин не сильно торопится менять либеральное руководство Центробанка и перевести рубль из статуса русского доллара в суверенную инвестиционную валюту, в ближайшие годы американцы сделают это неизбежным собственными руками.

 

Суверенизация массы «развивающихся» экономик, в частности, бывших кусков СССР, поощрялась как раз под общей долларовой «крышей». Когда она, уйдет, придётся возводить другую общую «крышу» под названием Евразийский союз. Россия, понимая это, достаточно настойчиво предлагала переводить интеграцию из нынешнего просто торгового формата в более глубокий - политический. Хотя, если брать не геополитику, а формулу «сначала экономика …», то как раз нынешняя суверенизация, на мой взгляд, выгодна только бывшей метрополии. Россия – единственная страна постсоветского пространства, имеющая положительные балансы в торговле со всеми бывшими частями СССР. У всех других - крупные минусы. К примеру, Казахстан имеет ежегодно в минусе около $7,5 млрд. от торговли с Россией, Беларусь, по словам Лукашенко, - $9 млрд. А происходит так потому, что основные источники ресурсов, как и наиболее развитые производства, находятся на территории России, и вся инфраструктура контролируется ею. Например, рычаг влияния на украинскую газотранспортную систему осуществляется через Газпром. То же самое можно сказать о Беларуси, которая сидит на нефтепроводе «Дружба» и на газопроводах в Европу. Казахстанский нефтяной и металлургический экспорт в Европу идет по российским трубопроводам, портам и железным дорогам. Исходя из геополитических соображений и понимания, в какую сторону двигается глобальная трансформация, Москва методично предлагает партнерам по ЕАЭС переход от просто торгового формата в полноценный союз, но постсоветские этнократии не торопятся.

 

Переломный момент, по всей видимости, наступил после того, как президент Путин убедился, что вывести президента Беларуси на договоренность о союзной государственности не получится. Перспективы не просматриваются даже с лояльными казахами, которые, в отличие от украинцев и белорусов с Москвой не ссорятся, но и на сближение не идут.

 

Вряд ли проходящая сейчас российская конституционная реформа родилась спонтанно. Она задумывалась и готовилась, по всей видимости, давно, а ее неожиданный запуск следует понимать именно как сигнал - расчет на договоренности с постсоветскими этнократиями откладывается на неопределенное время, начинается долгосрочная работа на перетягивание к себе лояльности постсоветских народов. Цепочка при этом прослеживается такая: сначала в послании Федеральному Собранию Путин объявляет мощный социальный пакет для населения. В частности, продлевает действие материнского капитала, а потом объявляется собственно конституционная реформа, в такт которой заменятся и правительство. Новому дается задание работать на быстрый экономический рост и повышение благосостояния населения. А упрощение получения гражданства - это уже следующий решительный поворот на новую политику, в основе которой лежит готовность давать российское гражданство без сдачи паспортов бывших братских республик.

 

Это – резко меняющее все прежние отношения политическое решение. Казахстан, как нередко трактуют, двойного гражданства не запрещает, но и не дает возможности своему гражданину апеллировать к какому-то иному гражданству. Россия – признает, но только в отношении государств, с которыми имеет соответствующий договор. То есть - не с нами. Но если новый законопроект будет принят, вызов будет прямым: вы за своими гражданами второго российского гражданства можете не признавать, но мы - будем! Окончательные выводы делать еще рано, законопроект только готовится, но хорошо, если он будет работать только в отношении тех, кто, не сдавая казахский паспорт, реально переедет в Россию. А если паспорта будут выдавать и казахстанцам, место жительства не меняющим? В любом случае - политический вызов налицо: официальные отношения переводятся в сугубо прагматический формат, благо – чисто экономически в выигрыше только Россия. Населению же посылается вполне недвусмысленный сигнал.

 

Потенциал разошедшихся по швам СССР суверенных экономик в основном уже исчерпан. Казахстан, например, существенно нарастить экспорт сырья уже не может, цены на него роста тоже не обещают. И хотя наша экономика отнюдь не обрушивается, но надежно топчется на месте.

 

Словом, Россия от всех имеет, а сама никому ничем не обязана. Нет ни одного стратегического товара, по которому она была бы зависима от соседей, и наоборот - много того, чем может легко манипулировать. Поэтому, можно предположить: в Кремле посчитали, что, если власти национальных республик не хотят играть по их правилам, есть смысл проверить на лояльность бывший советский народ. Россия и не скрывает, что принятие такого решения нацелено на перетягивание к себе 10-15 млн. зарубежных соотечественников и других граждан СНГ. А чтобы оценить этот шанс, достаточно сослаться на свежее исследование отнюдь не пророссийского Gallup International (международная ассоциация исследовательских агентств) - рейтинг поддержки президента России в Казахстане – 86%, мы – чемпионы мира на этот счет.

 

Компрадорская власть

 

Впрочем, считает Петр Своик, Казахстан устойчиво терял свое население и без введения Россией упрощенной паспортной процедуры.

 

-  Эмиграционный процесс в Россию носил не такой уж массовый, но устойчивый характер. Туда стекает не самая плохая часть человеческого капитала, в том числе и казахов, а через эту паспортизацию хотя и резкого оттока из Казахстана не будет, но он, безусловно, усилится.

 

Причем, российская лояльность будет идти от обратного – она будет выглядеть тем привлекательней, чем хуже будет обстоять дело в собственной стране. С последним (с лояльностью) дела в Казахстане обстоят далеко не блестяще. Власть у нас полностью казахская, не казахов на ключевых позициях в ней нет. Но при этом единой казахской нации не получилось. Казахская глубинка не жалует казахскую верхушку за русскоязычие и за то, что в своей массе именно казахи главные «социальные аутсайдеры» в своей стране. Городским «русскоязычным», включая казахов, тоже не много оснований считать компрадорскую казахскую этнократию своей властью. С формированием казахской нации, а именно такой посыл заложен и в конституционное законодательство, и в государственную идеологию, тоже пока не получается: «нағыз» и «шала-казахи» в одну нацию не помещаются хотя бы из-за отсутствия моноязычия. Не казахи от казахской нации вообще отделены, и не только по мнению национал-патриотов, но и в силу упомянутой конституционной конструкции. Принцип единственного государственного языка не устраивает вообще почти всех. Кто-то возмущается, что он до сих пор не реализован, кто-то опасается его даже отдаленной реализации. Власть, конечно, пока не настаивает, что это будет через год или два, но обязанность всех граждан овладеть казахским языком закреплена Законом. В результате - чем больше «русскоязычные» верят в способность властей исполнять собственные законы, тем больше стимулов заранее подумать об иной стране проживания. А наличие второго паспорта – хорошая подстраховка на этот счет. Молодую семью можно легко переманить одним только материнским капиталом.

 

Надо еще заметить, что значительная часть казахов, особенно городских, нередко уже в четвёртых-пятых поколениях смешалась с другими народами. С генетикой – все великолепно, с самоидентификацией тоже проблем нет, люди не чувствуют себя ущербными, если они имеют своими родителями русскую и казаха, а в бабушках-дедушках числятся корейцы, уйгуры, татары или узбеки с евреями. Но когда власть коррумпирована, когда она является компрадорской, когда она не стесняется выпячивать свои богатства при совершенно небогатом населении, тут с лояльностью к власти очень большие проблемы. Поэтому, конечно, программа российской паспортизации будет иметь устойчивый и долгосрочный эффект. Отток усилится, а стратегии России, как минимум, не вредит ослабление постсоветской периферии.  Если раньше Москва гнала небогатые ресурсы по окраинам империи - строила там производства, развивала колхозы и совхозы, а в Ивановской, Тамбовской, Брянской и других областях российской провинции была самая большая неустроенность, то теперь Россия имеет возможность оттягивать на себя лучший потенциал бывших окраин.

 

 Проблем, в том числе экономических, отныне у казахской верхушечной этнократии, которая не имеет твердой опоры ни на казахскую глубинку, ни на городских русскоязычных, отныне будет добавляться. Самой ей разрешать возникающие конфликты будет трудно. Нет, пока она с ними справляется, но риски дестабилизации не уменьшаются. А кто будет помогать ликвидировать возможные эксцессы, если социально-экономическая обстановка будет ползти вниз? Да она уже ползёт, просто это еще не так заметно.

 

США далеко, на китайцев надежды нет. Никто не захочет заступничества последних, да китайцы и сами не станут вмешиваться. Им достаточно защищать свои месторождения и трубопроводы. Придётся искать помощи у бывшей метрополии. А она, показав на Лукашенко, просигнализировала: хотите помощи - давайте договариваться политически. Вот такой видится новая стратегия России.

+11
    877