Сегодня
425,49    512,84    64,83    5,63
   Нур-Султан C    Алматы C
Соотечественник
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

О роли личности в «соотечественной истории». К 40 дням Аркадия Бейненсона

Сергей Проваторов • Русские в Казахстане
20 августа 2020
Не имея устремления преувеличивать роль личности в нашей «истории», не склонен её и преуменьшать. Конечно, важность божественного управления велика и теперь, а влияние солнечного света, электромагнитного излучения и гравитации - существенны. Но их воздействие скорее не руководящее, а создающее фон, возможность, поле, в пространстве которых действуют души и духи, наполняя окружающий мир предметами, явлениями и последствиями своих разрушительных или, напротив, творческих, созидательных порывов.

Когда говорим об успехе того или иного людского сообщества, объединенного целью или идеей, невозможно не признать практически неоспоримый факт: всякое дело двигают личности, признаваемые вождями, лидерами, организаторами, идеологами, просветителями и тому подобными специалистами. Всех их можно обобщенно назвать идущими впереди, передовым отрядом, авангардом, ведущими.

При этом, однако, важно понимать: особая роль ведущих в той «истории», о которой пойдет речь, нисколько не преумаляет значение ведомых, которых абсолютное большинство. Без наличия и участия массы не будет рождено и качество; или, по меньшей мере, оно может быть не замечено, не раскрыто. Тем более, что судить заслуги нынешних ведущих будущие поколения станут на основании того результата, куда в итоге придет то самое абсолютное большинство ведомых.

Гегелю приписывают фразу: «Если истина абстрактна, то она - не истина. Здравый человеческий разум стремится к конкретному…» И, рассуждая о правде и ее отношении к Истине, будем всегда помнить: правда от Истины так же далека, как тот берег Днепра от абсолютно неумеющего плавать…

Испытывая тяготение к здравым размышлениям, очертим контур сообщества, рассуждая о котором позволю себе высказать несколько мыслей о роли конкретной личности.

Употребляя понятия «соотечественник», «соотечественничество», «движение соотечественников», безусловно, подразумеваю тех людей, кто в большей или меньшей мере, но четко осознают себя и публично признают наследниками и носителями наследия русского цивилизационного феномена. Это - сложнейший композит, слепленный в пространстве и времени из влияния Духа, душ, веры и религий, культуры и традиций, мест и явлений, любви и ненависти, из плоти и кровей. И коль он такой сложный, не стану вдаваться в рассуждение о его качествах сейчас.

Тут важно отметить другое: понятие соотечественник - исключительно русское. Поэтому рядом с ним нет нужды обязательно ставить прилагательные «русский», «российский», «наш». То есть, либо соотечественник, либо - нет. Здесь, как и с брынзой, которая не бывает зеленого цвета, как и со свежестью, что не может быть «второй». Словом, разговор наш о роли личности в современной «истории» такого явления как соотечественничество.

Как говаривал классик, «больших слов нельзя бросать на ветер».* А потому не стану сейчас рассуждать и о том, что путь осознающего себя соотечественником - это уже жизнь, а не существование, наполненное неясными смыслами. Это так же принципиально, как и осознание Родины и Отечества важнейшими святынями культуры.

Многие думают, что быть соотечественником - один из формальных признаков. Как отличие салаки от сардины. На деле же - совсем иное.
Путь соотечественника - долгое следование к четко определенным, хорошо понимаемым целям, в идеальном восприятии - к целям, продуманным до мелочей и возведенным в высший ранг святости. Раньше, возможно, было не так. В нынешнем столетии - это как «честный путь самурая», только русский.

Важнейшей конструкционной деталью в механизме соотечественничества есть публичная самоидентификация. И это - отнюдь не гражданство, не политические пристрастия, не родство и фамилия, не место рождения, и даже не кровь. Формально, по букве закона, соотечественником можно признать многих. Фактически - эта позиция всегда содержит в себе элементы публичного служения. А значит - ограниченная публичным выбором, четко предъявленным соискателем.

О личности соотечественника, об его причастности можно судить на основании во всеуслышание сказанного, принародно сделанного, прямым текстом написанного открыто.

Любой глубоко законспирированный «вон Штирлиц» (или фон, если угодно преклоняться искажениям смысла) может думать одно, а говорить и делать противоположное. Смысл же соотечественничества - в исповедании его на людях. Поэтому для успешности Движения соотечественников стратегически важно не участие хорошо подготовленных, знающих, профессионалов, экспертов, специалистов, делающих свои «объективные взгляды со стороны» или «эффективно осваивающих бюджеты», а именно таких ведущих специалистов, признающих себя соотечественниками и значение соотечественничества как формы выражения общественного сознания и приобщенности к нему конкретной личности. Только такие дают качественный пример абсолютному большинству тех, кто может признать себя соотечественниками. И лишь они поднимают самое идею соотечественничества над обыденными проблемами выживания.

В этой связи, встав на путь осознания его явления и своего в нем присутствия, ты не можешь не понять важность и содержательную сущность того, что публично говорит, пишет и делает пребывающий рядом с тобой, оглашает ли он себя таким же, как и ты, а именно - соотечественником.

Среди множества занятий, областей знания, сфер и направлений деятельности одно из узловых мест занимают массмедиа и, в частности, - журналистика, публицистика, пресловутые «средства массовой информации». И коль рассматривать проблемы Всемирного движения соотечественников, то и для него, для сохранения позитивного развития самого явления соотечественничества, массмедийное обеспечение входит в пятерку важнейших инструментов.

Привычно для большинства рядом с нами живущих, соотечественничество стоит на почве патриотизма. А он, по определению, данному, предположительно Питиримом Сорокиным, - «одно из наиболее глубоких чувств, закреплённых веками и тысячелетиями обособленных отечеств». Посему и журналистика, публицистика, и все остальное массмедийное, связанное с ощущением и исповеданием соотечественничества, - должны быть более человечными, чувственными, тонкими, чем имеющие отношения к другим областям функционирования общества и государства (державы, стейта, говернмента, республики и ланда…)

В информационной сфере, в массмедийном обеспечении Движения соотечественников, в отношении к такому непростому явлению, как соотечественники «зарубежья», реализация разумных принципов и методов так же важна, как и в работе с детьми.

Согласитесь, сестры и братья: в основной массе мы - как дети - испытываем постоянную нужду в поддержке, защите, заботе, понимании, сочувствии, в учебе и разъяснениях «что делать» по всякому поводу и по любому случаю жизни, требующему от нас решительности. Для нас отечественная забота (патернализм) - не излишество, не роскошь, не блажь, а жизненно оправданная необходимость.

И здесь тоже на первое место выходит личность, со свойственными ей способностями осуществлять тонкие душевные настройки с одной стороны, и с обязательным, практически сакральным по смыслу и значению публичным признанием причастности себя к этому сообществу, - с другой.

За многие годы одной из ярко выраженных своей причастностью, можно даже сказать - наиболее ярко проявленной медийной фигурой Движения соотечественников стал Аркадий Владимирович Бейненсон, которому 30 июля 2020 года стало бы всего лишь 45 лет. Тем не менее, к этому возрасту он уже проявился флагманом журналистики и публицистики, посвятившей себя непосредственно соотечественничеству как явлению, и соотечественникам, как категории, достойной особого внимания.

Роль Бейненсона как «личности «в истории» хороша и ясна для нас тем, что он мог быть профессионалом и вне зависимости от занятости проблематикой соотечественников. Но Аркадий на долгие годы оставался с нами, в нашем круге, истрачивая свои силы, истончая свой личностный ресурс в интересах и на пользу соотечественникам, как сообществу.

Кроме прочего, это свидетельствует о двух качествах: ему свойственно было быть там, где понятие чувства справедливости и устремление к ней не выветрились окончательно; и он не стал заскорузлым реалистом-прагматиком, что вполне ожидаемо от людей, «вошедших в чиновничество» или вообще тесно столкнувшихся с «округляющими» способностями государственной системы.

Из числа успешных личностей тратить себя на саму идею соотечественничества, и уж тем более на зарубежное соотечественничество, постоянно собственными душевными и физическими силами приподнимая его из той пропасти, куда нас скатывают совокупностью усилий, настроенных на уничтожение русскости во всех её проявлениях, позволяют себе очень немногие. Это, гиперболизируя, можно сравнить с подвигом санитара, едущего в холерную область, чтобы подтвердить свою верность «клятве Гиппократа». Конечно, здесь не принимаю в учет государственных служащих, выполняющих свои функции по реализации государственной политики. И, разумеется, не отрицаю, что в Движении соотечественников за рубежами Российской Федерации немало активистов. Но соотечественников-профессионалов, публично признавших себя таковыми в информационном пространстве и влившихся в деятельность объединений, несущих этот крест, на порядки меньше, чем «потенциальных соотечественников» или «соотечественников по закону», «соотечественников по определению». Нельзя не отметить сей прискорбный факт, из коего проистекают многие наши печали.

Отдавший этой публичной стезе многие годы жизни (хотя наверняка мог бы пойти по более простым и хлебным дорогам), выдающимся массмедийщиком - в качестве автора, интервьюера, редактора и организатора - Аркадий Бейненсон стал не тогда, когда занял должность руководителя Информационно-аналитического управления Московского дома соотечественника (с 2016 года). Наоборот, должность эта востребовала Аркадия потому, что он уже был едва ли не самым заметным актором, действующим на поле информационного обеспечения слабо организованного «броуновского движения» соотечественников, в подтверждение чего знающим достаточно вспомнить «Окно в Россию».

За годы знакомства с Аркадием, у меня о нём возникло мнение, как о личности, склонной к справедливости, в хорошем смысле адекватному восприятию реальности, при этом умеющей действовать в системе, оставаясь личностью свободной и человечной. Позиции Бейненсона - публичного деятеля - мне ясны и, в основном, приемлемы.

Он говорил (и этому есть аудиовизуальные подтверждения), что ему ближе мнения тех, кого можно назвать носителями, образно выражаясь, «пролетарского аристократизма», чем псевдо-интеллигенции, самой себя таковой назначившей, но ставшей враждебной России. Он - из редкого ряда российских медиа-экспертов, адекватно и справедливо дающих пояснение, почему нет «широкого открытого русского протестного движения», в том числе - на Украине с 2014 года. И он считал (скажу - на мой взгляд - без сомнений рационально и справедливо), что решить проблему взаимоотношений с Украиной, как государством и обществом населения, можно лишь решив проблему этих взаимоотношений… внутри России.

(Здесь вынужден остановиться и акцентировать, что для большинства, для «решающих», и, тем более, для «подавляющего большинства», этот пассаж о «внутри России», как был уже десятки лет непонятным, так и остался).

В одном из интервью (Дмитрию Пучкову) Аркадий Бейненсон сказал: «Россия должна предложить своим партнерам, окружающим странам идеологию справедливости. Она должна включать в себя аккуратную, осторожную, не заискивающую, и все-таки не имперскую парадигму, а разговор на равных. Но четкий учет и контроль. От нас вам столько-то ушло, будьте добры - столько-то и обратно. И в финансовом, и в идеологическом смысле. Потому что когда в Казахстане, на Украине, в Прибалтике проблемы с русским языком, русский язык выдавливают, то на это нужно обращать внимание и какими-то финансовыми инструментами воздействовать на эту ситуацию. Без заискивания, без чрезмерного давления, - четкая планомерная работа, учитывающая каждый кусочек, каждый узел российских интересов <…> Но для этого нам нужно разобраться с тем, что происходит у нас внутри. Потому что мы не сможем быть справедливыми в отношении кого-то другого, к кому-то другому, не поняв, что такое справедливость для нас».

Чтобы понять позиционирование личности, достаточно иногда одной публично высказанной мысли. Но поверить можно только когда это системное делание, последовательно освещаемое публичными высказываниями и конкретными делами.

Идейному перфекционисту, мне грело бы душу, если бы Движение соотечественников стало всемирным братством единомысленников, не раздираемым политическими, историко-идеологическими, религиозными и прочими разногласиями. Но сегодня, на практике, мы исходим из реального состояния сообщества соотечественников. И скрепляют его «краеугольные камни» - деятели в разных областях, представляющие часть мыслящего сословия, позитивно настроенную к соотечественничеству, как цивилизационной и культурной ценности.

Среди лежащих в основании Всемирного соотечественничества крупных мегалитов, которые можно счесть по пальцам людских конечностей, Аркадий Бейненсон занимает важное и заслуженное место.

Он продемонстрировал нам образ «классического» российского соотечественника, значительную часть жизни отдающего профессиональному информационному обеспечению нашего Движения - как одной из форм публичного служения. При этом он предъявлял себя как специалист с далеко ещё не в полную меру раскрытым потенциалом.

Крепость нашего мира шатается, трещит по швам, но стоит под враждебными натисками; а давление стаёт все сильнее и настойчивее.
Но доколе в основании этой крепости и на защите её такие личности, как Аркадий Владимирович, покуда эти мегалиты будут проявлять себя, пока сами не уйдут из фундамента этого строения, или пока не выветрится память о них из мозгов и сердец живущих последователей, защитников крепости, - она выстоит! А при необходимости, даже если какие-то башни и части стен падут, то будут отстроены, укреплены и, в целом, мы устоим.

Скреплять своей силой Отечество - такова была «маленькая роль» яркой личности в нашей современной «истории» соотечественничества. Таков был, есть и останется навсегда для нас Аркадий Бейненсон.

Он ушел из нашего мирка раньше, чем мы вместе отметили его 45-летие.

Однако и этот факт - знаковый. Он четко определил, что любой наш единомышленник, независимо от возраста, даже дитя, заявившее себя соотечественником, уже есть полноправным и безценнейшим нашим собратом, одним из нас, «нашим всё».

Но Аркадий все же преодолел 45-летний Рубикон своего пути в этом мире вместе с нами. Осилил он его в наших воспоминаниях, в рассуждениях о том, какую роль он уже сыграл вместе с нами, чтобы оставить в сердцах соотечественников неизгладимый след.
Вспомним сегодня Аркадия Бейненсона таким, каким он нам себя представлял много лет, возбуждая в нас заинтересованность к соотечественничеству, как к явлению, достойному тщательного и трепетного внимания.

Не думайте, что он ушел, чтобы мы забыли, зачем нам «всё это было нужно».

Он с нами затем и был рядом, чтобы помнили, и возвращались к его личности, важной для «нашей истории», как к одной из реперных точек пути вперёд, основывающегося на ответственной памяти и на понимании ценности бывшего, предшествовавшего, сподвигшего нас встать на этот путь.

Путь соотечественничества избрал Аркадий; избрали многие; и немалое число - вслед за Бейненсоном, восприняв его аргументы, логику, убеждения, чувства, пример.
 
*В. И. Ульянов «Очередные задачи Советской власти».
+3
    12 610