Последние новости


Ждёт Воронежская земля. Опыт русских переселенцев…

30 июля 2012
4 362
0

Ждет Воронежская земля

 

В последнее время выросло число регионов России, готовых принять переселенцев в рамках Госпрограммы. Воронежская область тоже включилась в движение по возвращению сынов и дочерей России на родную землю.

 

Если ты зовешься именем Василий...

 

На центральной улице Воронежа возле Дома офицеров продают сувениры. Самый популярный – котенок Вася с улицы Лизюкова. Он и на магнитиках, и на подставках, и даже в виде колокольчиков. Чудный мультик «Котенок с улицы Лизюкова» не только прославил Воронеж, но и удивительным образом предугадал будущее миллионов Василиев, Николаев и Иванов, которые, правда, не по собственной воле, оказались в чужой стране.

 

… Несладко живется котенку на улице Лизюкова. От невзгод приходится прятаться на сосне. Эх, стать бы сильным большим зверем в теплой стране. И тут ворона-колдунья сказала «кар», и превратился Вася в бегемота в Африке. Все вокруг непонятное, чужое, пытаешься познакомиться с большой красивой кошкой: «Девушка, а девушка, я вас где-то видел, вы случайно не бывали в Воронеже?» – а это оказался лев. Чуть не сожрал. И Вася на пальмах прибил таблички с надписями: «Лизюкова, 1», «Лизюкова, 2», сидит, лакает молоко и скучает. Хорошо, что ворона снова помогла, вернула домой.

 

Знаменитому котенку прямо на улице Лизюкова поставили памятник, возле которого теперь фотографируются туристы и горожане. А для миллионов русских, разбросанных по миру, ответ на вопрос, где найти свое место под солнцем, остается открытым. Один из вариантов – Программа содействия добровольному переселению соотечественников, в которую уже включились более 30 российских регионов – от Калининграда до Приморского края. Речь идет о тех, кто не видит для себя перспектив на чужбине, хотя имеет знания, навыки и желание работать. Таким людям благодаря Программе помогут, во-первых, подыскать работу; во-вторых, быстро и без проволочек получить российское гражданство. Все подробности можно узнать в представительстве Федеральной миграционной службы при Посольстве Российской Федерации.

 

Но вернемся к Воронежской области. Что заставило переселенцев из разных стран приехать именно сюда, в Черноземье?

 

«Это не земля, а масло!»

 

В райцентре под названием Хохол не без труда мы отыскали маленький домик Гражданкиных, которые всего три месяца назад переселились сюда из Киргизии. Рядом уже поднялся каркас их нового дома. Помимо этого Василий Гражданкин успел расчистить три гектара земли. На стене крохотной кухоньки висит План. Именно так, с большой буквы, потому что это не просто чертеж, а его мечта, генеральное сражение и перспектива на ближайшие двадцать лет.

 

Вот что рассказывает переселенец Василий Гражданкин:

 

– Как мы оказались в Киргизии? В начале прошлого века за подвиги в Русско-японской войне желающим давали землю на окраинах России. У меня прадед воевал под Мукденом. В Воронежской губернии тогда свободной земли не было. Семьи же были громадные, по десять детей. Вот и решили переселиться на новые места. Погрузили весь скарб на волов и двинулись в путь. Ехали, как рассказывают, полтора года. Переселенцы основали в Киргизии село Военно-Антоновка. Там все действительно было по-военному – улицы прямые, переулки строго перпендикулярно улицам. В этом селе выросло не одно поколение русских крестьян. Я на время отошел от сельского хозяйства, работал фрезеровщиком в Бишкеке, однако в середине 90-х завод закрылся, похоже, навсегда, так что пришлось вернуться в Военно-Антоновку. Мы держали 30 свиней, кур, уток, был большой сад, огород. Нормально жили. Но тут вдруг переворот, кланы борются за власть, и конца этому не видно. Границу перекрыли, на рынке никто ничего не покупает, у людей денег нет. В общем, беда.

 

И тут я узнал про Программу переселения. Сначала отправили в Россию детей учиться. Все нормально, они устроились. Теперь, думаю, нужно и нам подтягиваться. Сел в машину и проехал 16 тысяч километров – везде все посмотрел. И потянуло сюда, на родину предков. Когда я на пашне землю в руки взял, просто дар речи потерял – это же масло! Она же блестит.

 

Миграционная служба помогла нам быстро решить все бюрократические вопросы и оплатила перевозку контейнера с вещами. Из обстановки мы взяли только старый бабушкин комод – как память. А остальное – сеялка, машинка для измельчения травы и прочая техника. Я почти все сделал своими руками или переделал, как мне надо, так что бросить не мог. За этот дом вместе с землей мы заплатили, если пересчитать, 4 тысяч долларов, а свой дом в Военно-Антоновке пока продать не можем – покупателей нет. Поэтому нужно побыстрее налаживать хозяйство и начинать зарабатывать. Бизнес-план я отправил в управление труда, обещали выделить безвозмездную помощь. Участок уже расчистил. Покупаю карликовые персики и абрикосы. Отвел кусок земли под ремонтантную малину – она будет плодоносить до зимы.

 

Следующий этап – свинарник. Есть у меня мечта – вывести новую породу свиней. Вот латвийская белая есть, йоркширская есть, а воронежской нет. А почему? Ведь это край земледелия и скотоводства.

 

…Жена Василия Лариса угощала нас чаем и с гордостью поглядывала на мужа. Хозяин, за таким как за каменной стеной. Она рассказала, что вчера весь вечер он делал макет второго этажа дома. Так ему удобнее рассчитывать каждый метр кровли и деревянной балки.

 

Дороже золота

 

Гражданкины показали нам вырытую для хозяйственных нужд яму в огороде. Они специально измерили слой чернозема и нам продемонстрировали – 130 см! Видно, не зря в Париже на Всемирной выставке в 1889 году золотую медаль получил оригинальный экспонат – кубометр воронежской земли. Лоснящийся куб чернозема изумлял посетителей: сколько же тысячелетий понадобилось, чтобы слой за слоем поникшие травы создавали эту кладовую плодородия!

 

Привез воронежскую землю на выставку знаменитый почвовед Василий Докучаев. И именно он сказал, что чернозем дороже нефти и золота, он составляет главное богатство России. Ученый, правда, предупреждал, что этим богатством нужно уметь пользоваться, иначе при непродуманном возделывании почва может быстро обеднеть. Докучаев первым начал сажать лесозащитные полосы в степи, укреплять деревьями овраги, учил крестьян правильному севообороту.

 

Увы, сейчас и на этих бесценных землях немало заброшенных участков. Но еще хуже, когда землю обрабатывают неумело, стараются быстро получить доход, а о будущем не думают. Как известно, из-за изменения климата во всем мире остается все меньше мест, где производится продовольствие. Оно становится стратегическим продуктом. В Воронежской области это понимают, поэтому помогают прежде всего тем переселенцам, которые готовы работать в сельской местности. Помимо Воронежа определены семь территорий вселения в районах. Кстати, там нужны не только фермеры. В райцентрах построены прекрасные больницы, а врачей не хватает. Специалистам здесь готовы предоставить не только работу, но и жилье.

 

– Вы знаете о наших знаменитых Костенках? – спросил руководитель управления федеральной миграционной службы по Воронежской области Николай Полуказаков. – В селе на берегу Дона международная экспедиция открыла самое древнее в Европе поселение кроманьонцев. В американских лабораториях установили, что люди здесь жили 42 тыс. лет назад. Ученые считают, что именно отсюда кроманьонцы двигались на запад, заселив Европу и вытеснив неандертальцев. Только что у меня был представитель большой группы казаков Александр Потехин. Сорок семей хотят переселиться в Костенки и создать там мощное агрохозяйство, в том числе и перерабатывающий комплекс. По их словам, ничего, кроме земли в долгосрочную аренду, им не нужно. Все сделают сами. Вот такие люди нужны Черноземью!

 

Коэффициент напряженности

 

А что делать тем, кто не интересуется сельским хозяйством и не имеет медицинского образования? В российской службе занятости используют такой термин – «коэффициент напряженности». Определяется он просто – исходя из того, сколько человек претендует на одну вакансию. К примеру, для юристов в Воронеже этот коэффициент составляет 10,15, что означает – найти хорошую работу в этой сфере нереально. Зато по многим рабочим профессиям коэффициент меньше единицы, то есть вакансии есть. Но нужны ли вообще трудовые ресурсы Воронежской области в период кризиса? Ведь когда регион вместе с областным центром включался в Программу содействия переселению соотечественников, ситуация была другая.

 

– Конечно, кризис внес свои коррективы, – рассказала заместитель руководителя управления занятости Воронежской области Наталья Попова. – Намечалось бурное развитие авиационной промышленности и машиностроения в целом. Но пока многомиллионные инвестиционные проекты отложены до лучших времен. В период кризиса планировалось сократить 16 тысяч человек, но в итоге эта цифра оказалась меньше – около 6 тысяч человек. Для миллионного города не так много. К примеру, некоторым дали возможность уйти на досрочную пенсию. Многие прошли переобучение.

 

– Нужны ли вам сегодня переселенцы, если гастарбайтеры готовы на любую работу?

 

– Большинство вакансий требуют серьезных знаний и навыков, а гастарбайтеры, как правило, не обладают высокой квалификацией. Да и не хотелось бы увеличивать долю временных жителей. Но честно скажу: к претендентам на переселение мы подходим очень строго. Если человек поменял десять мест работы, если трудовой стаж надолго прерван, это вызывает сомнения. Нам нужны трудяги, и если такие находятся – принимаем со всей душой. Создана мобильная служба, которая в любое время дня и ночи встречает переселенцев и доставляет в то место, которое выбрала семья. Мы помогаем решать многие проблемы, однако еще раз хочу напомнить: жилье переселенцы приобретают за свой счет. А в Воронеже цены на квартиры почти на уровне московских.

 

– Сколько же семей переселилось в Воронежскую область?

 

– Мы участвуем в Программе ровно год. За это время к нам переехали 206 человек. Судя по присланным анкетам, хотят перебраться в Воронежскую область еще 1276 человек.

 

Возрождение «Согдианы»

 

…В 42 года Олег Сехниев был убежден, что жизнь во всей ее полноте для него закончена, нужно просто доживать, стараясь уберечь близких от тяжелых испытаний. Он родился и вырос в Таджикистане, в той его части, где в древности находилась великая и сказочная страна – Согдиана. Играл в баскетбол за «Памир» и одновременно учился, работал, дослужился до должности заместителя начальника уранового горно-обогатительного комбината. Был свой дом, крепкая семья. И вдруг все стало рушиться как карточный домик – и завод, и страна, и ядерный щит.

 

– Я все время говорил, что буду последним русским, который уедет из Таджикистана, – рассказывает Олег. – Но однажды жена мне сказала: «Ты уверен, что при очередной заварухе мы сможем вывезти детей?» Я не был уверен. Так встал вопрос о переселении. Выручил тренер по баскетболу, который попросил своего зятя в Воронеже помочь мне на первых порах. Я приехал в город, о котором почти ничего не знал. Здесь действительно помогли с работой. Это был 96-й год. Все начинали бизнес. Я набрал книг и стал изучать, как нужно заниматься предпринимательством. Довольно быстро понял, что тут действуют те же правила, что и в баскетболе: нужна сплоченная команда, действия на опережение противника, умение его заблокировать. Начал с торговой точки по продаже стройматериалов. Тогда со мной работали пять человек. Сейчас «Согдиана» – крупная фирма по поставке отделочных материалов, в штате которой 150 сотрудников. Еще Сегниеву принадлежат культурно-спортивный центр и кафе. В общем, у него все в порядке.

 

«Мы здесь не чужие»

 

Но известен он в Воронеже прежде всего благодаря благотворительности. «Согдиана» помогает переселенцам из Таджикистана. В общей сложности Сегниев трудоустроил уже более ста человек, многим помог с жильем. А еще он занимается развитием баскетбола в городе – создана хорошая материальная база, тренерский коллектив, команды пополнились отличными спортсменами.

 

Раз в год он собирает в Воронеже всех, с кем когда-то играл в баскетбол. За 14 лет люди разлетелись по всему миру, и их встреча – это международный турнир ветеранов «Незабудка».

 

Официально главу «Согдианы» называют меценатом. Но он считает, что просто играет в баскетбол со своими друзьями. Он может себе это позволить.

 

Показывая спорткомплекс, Олег сказал: «В годы моей юности принято было танцевать прямо во дворе. Я вот что придумал: заключаю договор с джаз-оркестром, пусть по субботам играют для всех желающих. Люди выйдут из домов, потанцуют, пообщаются. Это же здорово».

 

– Трудно вам было прижиться на новом месте?

 

– Я всем переселенцам честно говорю, что легкой жизни не будет, а первый год вообще очень тяжелый. Нужно работать больше, чем другие. Я, например, уже четырнадцать лет не знаю, что такое выходной. Надо понять, что привычный уклад жизни остался далеко. Простой пример. Сразу после переезда мы с женой пошли на базар. Я начал торговаться, как это принято в Средней Азии. «Почем груши? Слушай, это дорого, да и груши мелкие...» В ответ меня продавец послал так далеко, что я сразу усвоил – здесь другие правила.

 

– Скажите, а не было у вас возможности переехать, например, в Европу?

 

– Мои коллеги сегодня живут и в Израиле, и в Германии, и в Америке. У многих я был в гостях. Например, в Израиле живет мой друг, который был директором рудника. Он мне радостно сообщил, что нашел работу и сегодня целый день долбил бетон на крыше. Второй – отличный хирург – эмигрировал в Германию. Только недавно получил право ассистировать местному врачу. Знаете, у нас тут в России погрубее, погрязнее, но здесь мы свои, а не чужие. И это очень важно.

 

Ты в рабочие пойдешь?

 

Однако не все обладают такой энергией и организаторскими способностями. Есть ли у них шанс найти себя на новом месте?

 

– Нам позарез нужны рабочие-станочники, – говорит директор по персоналу завода «Рудгормаш» Андрей Киселев. Предприятие на подъеме, портфель заказов полон. Выпускают оборудование для буровых и рудников. Но найти квалифицированного слесаря-ремонтника, фрезеровщика, сварщика – целая проблема.

 

– Мы даже не требуем высокого разряда, – продолжает кадровик. – У нас есть свой учебный комбинат. Увы, молодежь идет в юристы и экономисты, никто не хочет руки пачкать. Если человек умеет и хочет работать на станке, мы не только трудоустроим и обучим, но и дадим на первых порах общежитие, а потом решим квартирный вопрос.

 

Завод покупает квартиру в кредит, деньги вычитают ежемесячно из зарплаты. Как и на других предприятиях, здесь тоже интересуются переселенцами и подают заявки в управление занятости.

 

Киселев показал гарантийные письма, которые предоставляет завод.

 

– А зарплаты какие?

 

– Квалифицированные рабочие получают до 20 тысяч рублей в месяц.

 

– Представьте, что ваш знакомый оказался за пределами России и решает, стоит ли ему возвращаться или нет. Скажите честно, какой совет вы бы ему дали?

 

Киселев задумался, а потом ответил:

 

– Если человек хочет просто получше устроиться, побольше заработать, то ему не стоит переезжать. А если он готов вместе с нами поднимать Россию – добро пожаловать.

 

Фото автора


Светлана Гартованова | "Русский век"
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Читайте также:
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

Самая актуальная информация бизнес-ланч тут. Самая подробная информация софосбувир здесь.
ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO