Последние новости

Спекуляции вокруг проблемы беженцев из Украины: кому это выгодно

5 августа 2015
3 108
0

Наш долг – помогать тому, кто особенно в этом нуждается.

Цицерон



Вновь обратить внимание на проблемы людей, вынужденных уехать из Украины, чтобы искать убежища в России, меня вынуждает не только естественное чувство сострадания к соотечественникам, потерявшим Родину, ставшим жертвами фашистской политики киевских властей, людей, пострадавших в результате войны на Донбассе, но и обострившаяся в последнее время полемика, которая не утихает в социальных сетях. Её объектом стали беженцы – и, к сожалению, эта полемика порой перерастает в настоящую травлю обездоленных людей.

Я не стану ничего цитировать, не стану называть фамилий особо ретивых блогеров, а также примкнувших к ним иных колумнистов и публицистов – уж больно все это гадко, уж больно обывательски звучит «беженцы требуют преференций» (каких – никому не известно); «беженцы не хотят работать» (где же, в таком случае, толпы беженцев, стоящих на паперти с сакраментальным «Поможите, сами мы не местные»); и «мы их кормим, а у нас у самих кризис».

Что касается кормления, то невольно вспоминается Егор Гайдар, который в свое время, в начале 90-х, заявил, что если соотечественники, оставшиеся за пределами РФ после распада СССР, вернутся на Родину, то это будет «национальной катастрофой». Егор Тимурович имел в виду, что россиянам самим есть нечего, а тут еще понаедут эти. К сожалению, современный российский обыватель рассуждает почти так же, как приснопамятный реформатор нашей экономики: мы трудились в поте лица, воссоздавали страну, а теперь к нам едут, чтобы жировать, тунеядствовать, и, тунеядствуя, в то же время …отнимать работу у граждан РФ. Московская поэтесса, православная, между прочим, женщина, заявила вдруг, что из-за беженцев врачи в России теряют работу, потому что работодатели урезают медикам зарплату, якобы угрожая взять на их место беженцев, которые и низкой зарплате будут рады. Хочется спросить: если это так, и работодатель нарушает трудовой договор, то беженцы ли тому виной? И неужели наши медики, которых, кстати, в стране очень и очень недостает практически в любом регионе, о чем я писала - и неоднократно, - не в состоянии обратиться в трудовую инспекцию, которая живо разберется с пониженными зарплатами и другими нарушениями ТК?

Не обошлось и без историй про старушку, очередную «дочь офицера», которая по доброте душевной возьми да сдай квартиру молодым и здоровым беженцам. А они, съехав без предупреждения, на прощание поломали всю старушкину мебель, перебили всю посуду, даже подушки вспороли. Почему? Да потому, что беженцы. А раз беженцы, значит, мерзавцы.

Иные говорят о том, что беженцы виноваты в том, что не соглашаются «на любую работу за любые деньги» – но помилуйте, как же им соглашаться на эту любую работу, если абсолютному большинству надо снимать жилье, а всем вообще надо есть-пить, а также иметь хоть какие-то деньги на обзаведение (люди приехали сюда не с контейнерами с вещами), на транспорт, наконец, на связь, необходимую и для того, чтобы эту самую любую работу искать. Всё это вроде бы очевидно, да вот выясняется – не всем.

Обыватель наш, сетевой боец «за правду» – фигура противоречивая и «вся такая внезапная». Он ненавидит либералов, но в вопросе беженцев вдруг солидаризуется с Новодворской, которая, помнится, до такой степени ненавидела русских из Латвии, что призывала их убить. А ведь не оказать помощь тем, кто в ней нуждается, не взять к себе тех, кто живет под обстрелами, под угрозой расправы СБУ и «Правого сектора» - значит именно их убить. Или стать соучастниками убийства.


Обыватель ненавидит Запад всеми фибрами души – но неожиданно соглашается с иноземными газетенками, возводящими поклеп на Россию и нашу политику в отношении беженцев. «ИноТВ» цитирует газету Die Tageszeitung, которая на основании утверждений известных правозащитников Светланы Ганнушкиной и Сергея Боброва пишет, что «еще год назад беженцы с Украины принимались в России «с распростертыми объятиями», а теперь власти нашей страны неохотно оказывают помощь беженцам, так как опасаются, что поддержка последних «обострит социальную напряженность». Издание уверено в том, что помощь беженцам сокращается потому, что уже не имеет «пропагандистского эффекта», что «после аннексии Крыма национальный энтузиазм на первых порах помогал преодолевать бюрократические препоны, однако сейчас этот эффект исчез, и потенциальные новые граждане России столкнулись с суровой действительностью», которая, по мнению Ганнушкиной, выражается в том, что ФМС «существенно сократила» выдачу разрешений на временное проживание.

Руководитель московского Института национальной стратегии Михаил Ремизов так характеризует политику в отношении беженцев: «В регионах местные власти пытаются или сократить принятые сверху меры, или полностью отменить программы помощи беженцам». Причиной этому – страх социальной напряженности (как обстоит дело в регионах – мы увидим ниже).

По утверждению издания, возникают проблемы с оказанием беженцам медицинской помощи – полис обязательного медицинского страхования якобы можно получить, только за взятку. И, разумеется, сложности с поиском работы связаны с тем, что, как считает Ганнушкина, беженцы понимают русский язык и поэтому работодателю их сложнее обмануть, чем выходцев из Средней Азии. Апофеозом стало это утверждение: «Фактически не государство помогает беженцам, а беженцы помогают государству. Чтобы пройти все бюрократические процедуры, беженец должен заплатить «несколько сотен евро». То есть государство российское настолько обеднело, что отнимает у неимущих последнюю копейку, дабы пополнить тощий бюджет.

И «наши» пропагандисты, которые были за «Крымнаш» и за помощь Донбассу, разражаются вдруг гневными филиппиками, говоря, что им «обрыдли» жалобы беженцев на ту тяжелую ситуацию, в которой они оказались, что если кому что не нравится, он может валить к себе домой, а Россия «должна только своим гражданам», а не каким-то понаехавшим иностранцам.

Стыдно повторять все это, стыдно и тяжело. Но если мы не разберемся в себе, в том, что сейчас происходит с нашей страной, то, наверное, все мечты о справедливой России, которая «своих не бросает», так и останутся мечтами, потому что еще одно-два поколения – и идеалы, на которых держалось наше общество, исчезнут; и великая русская культура, та, что была на стороне слабых, бедных, униженных и оскорбленных, та, что презирала социальную рознь и всегда стояла за правду – исчезнет. И останется – «падающего толкни».

Конечно, обыватель на то и обыватель, чтобы определенным образом реагировать на дезинформацию; на него-то это и рассчитано. Ему скучно и лень работать с источниками, куда проще – собирать скандальные истории, верить «дочерям офицеров» и собирать лайки в социальных сетях. Но пугает то, что даже думающие люди иногда не думают - не предвидят последствий своих действий, неадекватно оценивают ситуацию.

Когда присоединяли Крым – какой восторг объял, казалось, всех нас; какое было единение! Настоящий праздник – как День Победы. Это и была победа, первая большая победа после стольких лет национального унижения – разделенный русский народ начал воссоединяться. Но мало кто задумывался над тем, что если за пределами РФ после распада СССР осталось 25 миллионов русских, а только 2 миллиона (Крым) вернулись в Россию, то 23 миллиона-то – еще там, еще под гнетом кровавой киевской хунты, под гнетом прибалтийских и прочих этнократий. И для того, чтобы им вернуться домой, чтобы им собраться воедино, потребуется огромная работа и усилия всего общества, всего народа. Да вот только осознаем ли мы себя единым народом?!

Те, кто говорит: «если вам что-то не нравится у нас, уезжайте к себе», – они точно не осознают, что мы один народ, что мы братья и сестры. Да, семью разбросало по свету, братья возвращаются понемногу в отчий дом. И тут на пороге – уезжайте к себе. А где это? Там, где орут «москаляку на гиляку» и «чемодан-вокзал-Россия»? Это – к себе? Там, где убивают за русский язык и за право жить без фашизма – это у себя?

Если «Россия для русских» - это фашистский лозунг, то «Россия только для нынешних граждан России» - далеко ли ушел от первого? Или от пресловутого «умри ты сегодня, а я завтра», подлого уголовного принципа. А мы-то думали, что для нас главное «Блажен, кто душу свою положит за други своя»…


Слава Богу, что лгут и передергивают сетевые бойцы, либералы и «топовые блогеры». Душа народная жива. И будет жить! Нам надо только побольше разворотливости, побольше умелой информационной работы, побольше активности. Ведь Россия велика – и бюрократическая машина медленно поворачивается. А надо – особенно в драматические моменты истории, подобные нынешнему – чтобы поворачивалась быстрее, доносило до до всего общества в целом, рассказ об итогах своей работы как-то более оперативно. Ведь мало кто станет искать данные в недрах сайта ФМС – так отчего живо и завлекательно не подать вот этот, весьма интересный отчет «Основные показатели деятельности ФМС России по миграционной ситуации в Российской Федерации» (от 16.07.2015, как мы видим, абсолютно свежая информация).

Что там писалось в немецкой газете о сокращении выдачи разрешений на временное проживание? В отчете сказано, что по РВП в России в нынешнем году проживают 568 039 иностранных граждан и лиц без гражданства - в аналогичный период прошлого года их было 436 891, то есть на 30% меньше.
По виду на жительство живут 395 129 иностранных граждан (прошлый год - 331 629, прирост составил 19,1%).

Вынужденные переселенцы: численность на конец отчетного периода - 10903 человека (АППГ – 11872 человека, -8,2%); заявление на предоставление статуса беженца подали 719 человек. Получили этот статус 78 человек, тогда как в прошлом году их было всего 20. Временное убежище попросили предоставить 99282 человека, в прошлом году их было 149007. Предоставлено – 98185, в прошлом году – 2200. Всего же лиц, имеющих временное убежище, на учете в ФМС состоит 314497, тогда как в 2014-ом году – 4574 (+6774,3%).

27 июля миграционная служба распространила следующее заявление: « В соответствии со ст. 26 «Закона о правовом положении иностранных граждан» в связи с внутриукраинским кризисом до 1 августа 2015 г. для граждан Украины предусмотрены преференции, касающиеся режима пребывания и возможности осуществления трудовой деятельности. Более того, для жителей юго-востока Украины, прибывших в экстренно-массовом порядке, выделены средства для социально-бытового обустройства на территории России.

Сейчас в России находится 2 642 тыс. граждан Украины, из них 1 038 тыс. человек – из юго-восточных областей. 21 тысяча из них содержится в 369 пунктах временного размещения.

Более 570 тысяч граждан, прибывших в экстренно-массовом порядке, получили статус временного убежища и разрешение на временное пребывание. Это позволит им более года находиться в Российской Федерации и осуществлять трудовую деятельность без разрешительных документов.

Более 100 тысяч человек стали участниками Госпрограммы по переселению соотечественников.

Полагаем целесообразным продлить срок преференций для граждан, прибывших в Россию из пострадавших от боевых действий территорий Донецкой и Луганской областей Украины. Остальным гражданам Украины предоставляем возможность без выезда с территории Российской Федерации находиться еще 90 суток и беспрепятственно получать разрешительные документы на работу (выделено мною – авт.), как и для всех граждан стран - участниц СНГ, с которыми установлены безвизовые отношения.

Введение въезда по загранпаспортам для граждан Украины в настоящее время не планируется».

Разумеется, тем, кто заинтересован в легализации в нашей стране, все это надо учитывать, и, по возможности, готовиться к переезду заранее, изучив возможность получения РВП и оформления разрешения на работу (патента). Да, оформление патентов стоит денег, и, к сожалению, несмотря на призывы самых разных структур, ФМС, судя по всему, не собирается отменять систему патентов для граждан соседней страны, которым не положено временное убежище на территории России.

Но почему, собственно, не положено? Если люди спасаются от преследований по политическим мотивам, если они уклоняются от мобилизации в украинской армии, не желая убивать мирных жителей, если, наконец, они хотят переехать в Россию на ПМЖ, в какой бы области Украины они не проживали, то уполномоченные структуры просто обязаны вникать в эти обстоятельства. И, как говорят юристы, каждый такой случай должен рассматриваться индивидуально, а грамотно составленное заявление может помочь получить временное убежище, статус, который позволяет трудиться без оформления патента.


О РВП – отдельный разговор. На получение разрешения на временное проживание существуют квоты, и, конечно, в этом году они уже кое-где закончились. Вне квот РВП получают лица, родившиеся в РФ или на территории РСФСР, а также некоторые другие категории граждан. К сожалению, даже получение этого статуса – всего лишь полумера. Огромное количество соотечественников, уехавших из Украины в нашу страну, как свидетельствует статистика, изъявляют желание остаться в России навсегда. Но у нас нет программы репатриации, которая необходима, как воздух. И хотя законодательная власть постоянно поднимает вопросы об упрощенном предоставлении гражданства РФ для граждан Украины и других постсоветских республик, все ограничивается полумерами – такими, как известный закон «о носителях русского языка». Нам известны факты, когда беженка из Славянска, кандидат русской филологии, получила отказ в получении гражданства по данному закону – и лишь потому, что не смогла достать справку, что ее дедушка родился в Сибири. РВП кандидату наук тоже не полагается, ибо квоты кончились. Остается патент, а с ним – медицинское освидетельствование и прочие процедуры, которые положено проходить трудовым мигрантам. Неужели же для специалистов такого класса не найти дополнительные возможности для легализации с целью последующего получения российского гражданства, ведь мы постоянно говорим о том, что нам нужны высококвалифицированные специалисты. Так – да не так. Квалификация, по мысли авторов идеи, определяется не образованием и научной работой, а…уровнем доходов. В чем беда кандидата наук? В том, что ей предложили работу в Петербурге – она и приехала в Петербург. Но легальной возможности стать гражданкой России увы, ей не предоставляется, т.к. квоты малы и далеко не факт, что и в следующем году она «попадет в квоту». А меж тем, человек работает, а вовсе не побирается – и просит лишь о том, чтобы нашлась возможность получить РВП и двигаться дальше, к гражданству России.

Недоброжелатели беженцев попрекнут кандидата наук тем, что она приехала в Петербург; они вообще легко распоряжаются чужими судьбами. Им кажется, что беженцы лучше всего проявят себя в заброшенных деревнях, там, куда они сами не поехали бы ни за какие коврижки. Популярны также советы ехать в Сибирь (к слову сказать, для сибирских регионов квот и выделяется больше всего). Но вот что пишет человек, оказавшийся в самой что ни на есть Сибири, Александр: «Почему меня из лагеря беженцев привезли ФМС России в город Красноярск, и Администрация города не помогает мне с материальной помощью, муниципальным жильем, на работу не принимают что я имею статус временного убежище, ребенок голодает, жена работает в детском саду и получает зарплату 6000 руб, и хватает заплатить только за жилье в общежитии в котором мы снимаем сами, Министерство Социальной политики присылает ответы, то законом не предусмотрена материальная помощь, почему такое отношение ко мне, почему мне не помогают с жильем и материальной помощью, я являюсь участником программы переселения».

Крик души – а ведь некоторые сочтут, что беженец Александр «чересчур много хочет», что он норовит сесть на шею нашему государству. Но ведь в переселенческой программе Красноярского края сказано, что «…особенностью региона является многовариантность предоставления участникам Программы поддержки по жилищному обустройству на территориях вселения. Жилищное обустройство участников Программы и членов их семей предполагается в два этапа. На этапе временного размещения на территориях вселения оказывается содействие по аренде жилья на вторичном рынке, предоставлению мест в общежитиях, гостиницах. Органы местного самоуправления городских округов и муниципальных районов Красноярского края содействуют в обеспечении информирования участников Программы о возможностях и вариантах временного размещения» (ст. 2.4.2 «Жилищное обустройство»). Предусмотрены и различные формы социальной защиты: «во всех территориях Красноярского края функционируют муниципальные органы управления системой социальной защиты населения, краевые государственные стационарные учреждения, муниципальные учреждения (комплексные центры, центры для граждан пожилого возраста и инвалидов, центры помощи семье и детям) социального обслуживания. (…)Гражданам, проживающим на территории Красноярского края и находящимся в трудной жизненной ситуации, предоставляется единовременная адресная материальная помощь. Ежегодно адресная социальная поддержка оказывается более 15 тыс. жителям Красноярского края, находящимся в трудной жизненной ситуации» (ст. 2.4.1, «Социальная защита»).

Очевидно, что Александру не разъяснили его права как участника программы переселения – иначе зачем было трудоустраиваться по удостоверению лица, имеющего временное убежище? И о социальной помощи тоже не рассказали. А сам он, как это порой случается, информацию найти не смог. Но разве его желание работать может свидетельствовать о том иждивенчестве, в котором обвиняют беженцев ретивые участники интернет-баталий? По-моему, оно говорит совсем о другом.

Госслужбы обязаны донести до работодателя тот факт, что являясь участником госпрограммы переселения соотечественников или имея статус лица, получившего в России временное убежище, человек имеет право трудиться без патента. Да, региональные министерства труда и занятости населения выпускают циркуляры об этой проблеме, размещают их на своих сайтах – но все ли работодатели вникают в суть проблемы? Многие просто не хотят связываться с человеком, у которого на руках непонятные бумаги. О патентах звонили во все колокола, а здесь информация проходит как-то вскользь. Почему бы не привлечь к информационной работе по данной проблеме налоговую службу? Уж у нее-то в базе данных есть все, кто пользуется трудом наемных работников. Ей бы и подключиться к решению вопроса.

Повторю – надо больше гибкости. Надо больше сочувствия и сострадательности. Неправда, что общество наше равнодушно к проблеме беженцев – и волонтеры помогают, как прежде, и неправительственные организации, и частные лица, и госструктуры.

Даже дотационный регион, республика Марий Эл, озабочена тем, чтобы беженцы, находящиеся в ПВР, были обеспечены всем необходимым – и если выплаты на содержание таких пунктов задерживаются, то власти решают проблему своими силами: средства на содержание пункта выделяются из благотворительного фонда, участие в котором принимает и аппарат главного федерального инспектора по Марий Эл. Фонду, конечно, потом компенсируются расходы, но это может занять длительное время. Тем не менее, в помощи беженцам никто не отказывает, и чиновники республики признают, что им надо активнее взаимодействовать с федеральными властями.

Что уж говорить о таких гигантах, как Новосибирская область? Этот регион фактически увеличил количество участников переселенческой программы в два раза. По сообщениям местной прессы, к 11 июня 2015 года в УФМС региона поступило 10,5 тысяч заявлений потенциальных участников программы, в которые включены более 24 тысяч человек. Положительные решения уже приняты по 8652 заявлениям, в которые включены почти 20 тысяч соотечественников.

В 2015 году предполагалось, что регион примет 1000 участников госпрограммы и 1100 членов их семей, но только за пять месяцев на учет в местное УФМС поставлено 1704 участников Госпрограммы и 1808 членов их семей.

«Увеличение участников программы связано с большим притоком переселенцев из Украины. Услуги данной категории граждан оказываются в приоритетном порядке», - отмечает начальник отдела по вопросам беженцев, вынужденных переселенцев и соотечественников УФМС России по Новосибирской области Ирина Блажеева.

Если говорить о программе переселения Орловской области, то этот регион тоже увеличил количество участников переселенческой программы. С начала года здесь приняли 523 заявления на участие в ней. Свидетельства участников получили более 200 соотечественников и около 300 членов их семей, подавляющее большинство - выходцы из Украины.

Ставропольский край свою переселенческую программу вообще ориентирует на выходцев с Юго-Востока Украины, а также казаков.

Нет, конечно, нельзя утверждать, что путь беженцев на Родину легок и прост. Да и не бывает такого, особенно тогда, когда переселение совершается стихийно и в такое кровавое, драматическое время. Мало спасти жизнь человека, надо сделать так, чтобы эта жизнь не оказалась беспросветной. Надо учитывать психологию людей, потерявших близких, Родину, имущество, работу. Надо понимать, что они пережили и переживают тяжелейший стресс. И еще надо задумываться о том, кому выгодна рознь между нами, «коренными» россиянами и нашими соотечественниками, переехавшими из-за рубежа. В годину бедствий всегда находятся люди, наживающиеся на чужой беде. Так было в войну, когда за кусок хлеба спекулянт отнимал последнее, так порой бывает и теперь. Кому-то нужен пиар, кому-то надо выплеснуть злобу, кто-то в страшном сне видит тот час, когда наш народ осознает свое единство и станет действовать, руководствуясь верой, честью, долгом и любовью к Родине.

Есть еще и махинаторы, фирмы и фирмочки, торгующие гражданством нашей страны – мне лично просто намозолила глаза реклама одной такой фирмы, которая якобы в июле проводит акцию – «гражданство России всего за 100 000 рублей». Не стыдятся, не боятся, а ведь это уголовная статья… Есть более «честные» юридические конторы – обещают только «сопровождение», скажем, получения РВП. Всего за 15 000 рублей. Но предупреждают, что РВП получится не раньше будущего года, потому что квоты кончились. Консультация в такой фирме стоит 2000. Фирма и документы, как обещают, соберет, и все бумаги заполнит, и очередь в ОУФМС займет, чтобы клиенту самому не стоять… Некоторые хвалятся тем, что они лицензированы в ФМС. Только предупреждаю: эти лицензии выдаются миграционной службой не для того, чтобы гражданством торговать по сходной цене, а для того, чтобы способствовать трудоустройству граждан РФ за границей и на судах, которые ходят по заграничным морям – океанам. Так что будьте бдительны, на уловки мошенников не поддавайтесь, изучайте законы, по которым вам предстоит жить. Если вы в Петербурге, а вам обещают гражданство через программу переселения соотечественников – это нарушение закона, нет такой возможности, Питер в программе не участвует.

Хотелось бы еще и еще раз напомнить: если у беженца нет родных (прямых родственников, а не троюродных братьев и племянниц) в обеих столицах и в Крыму, готовых предоставить ему разрешение на регистрацию и проживание, но есть хоть малейшая возможность выбора, то надо, по возможности, избегать Москвы, Петербурга и Крыма. Столицы, как выражаются чиновники, обладают чрезмерной миграционной привлекательностью. Сюда едет всякий, думая, что уж в огромном мегаполисе место найдется. Но в огромном городе – огромные расстояния, высокие цены, и, конечно, конкурентов на получение того же РВП очень и очень много. Большая часть историй о тяготах общения с чиновниками расходится именно из столиц. А вот наша соотечественница Ольга Шелкова, уехавшая из Киева в Миасс, в Челябинскую область, рассказывает о своем посещении ФМС совершенно другое: «Была сегодня в ФМС. Я верю своим друзьям, что у них там хождение по мукам. Но у меня вообще никаких проблем с ФМС ни разу не было. Я и сегодня за полчаса сдала все документы.

Они, естественно, на руках не носят и не встречают коньяком с лимончиком. Но просто делают свою работу. Спокойно, и прощая отдельные мелкие огрехи. Я, например, копию договора с банком сегодня не привезла, только реквизиты для перечисления подъемных. А раньше у меня проблема с трудовой книжкой возникла. Она не закрыта, т.к. я увольнялась по факсу. А трудовую взяла из отдела кадров домой, когда Верховную Раду пытались штурмовать правосеки. Нотариус не имел права переводить незакрытую запись, получилось, что у меня выпало 8 лет стажа, а перевод не соответствует копии ТК и указанным мною в анкете данным. Прямо в ФМС написала всю эту детективу про штурм, спасенную трудовую и увольнение по факсу в объяснительной, мне заверили полный текст перевода. Возможно, жуть творится только в Москве и Питере?».

В заключение мне хотелось бы призвать здоровую, крепкую часть нашего общества, которая все же составляет в нем подавляющее большинство, сохранять спокойствие и трезво оценивать ситуацию, не поддаваясь на провокации тех мнимых радетелей о благе нашей страны, которые сеют рознь в народе, используя любые поводы. Для России миллион соотечественников – когда-то зарубежных, а теперь живущих в России и идущих к получению гражданства РФ, – это капля в море. У нас, как я многократно писала раньше, работы хватит на всех и еще останется; у нас треть страны, Дальний Восток, крайне нуждается в населении, ведь там живет всего шесть миллионов человек.

И если мы проявим солидарность, если будем добиваться единения, если будем искать друзей и единомышленников, а не врагов, если, наконец, увидим те перспективы, которые открывает перед страной переселение соотечественников, очень желательно – по программе репатриации, которая, я верю в это, будет принята, – то жизнь наша станет честнее и лучше. И самое главное – нам никогда не будет стыдно за Россию и за русских, которые, как известно, своих не бросают.


Елена Ефимова | Русские в Казахстане
Читайте также:
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO