Последние новости


Добро пожаловать отсюда? Проблематика программы переселения соотечественников

1 мая 2018
1 451
0

«Собирание соотечественников во благо России» – такова была тема специального заседания Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека, которое прошло на прошлой неделе.

 

Мероприятие открыла начальник Главного управления по вопросам миграции МВД России Ольга Кириллова. Она признала, что закон о гражданстве пока несовершенен и до сих пор большое количество соискателей так этим законом и не охвачено. Из стран СНГ приехало много людей, по языку и культуре подпадающих под понятие соотечественников. Однако уже многие годы они живут вне определенного правового статуса. И ясности, как поступать в каждом конкретном случае, нет до сих пор. Запутанность ситуации Кириллова проиллюстрировала наглядным примером.

 

– Вчера я рассматривала заявление женщины, которая прибыла из Узбекистана в 2007 году. У нее было трое детей, а сейчас четверо. Рекомендовать ли ей получить новый узбекский паспорт, как того требует законодательство, или рекомендовать обратиться в посольство, чтобы ей выдали справку, что она не является гражданской Узбекистана? – спросила Кириллова присутствующих.

 

Вопрос этот можно считать риторическим: как на него ни ответь, это вряд ли приблизит женщину к вожделенному российскому гражданству.

 

Перейдя от конкретных случаев к общим вопросам, Кириллова отметила, что перед тем, как прописывать изменения в нашем «перештопанном законодательстве», хотелось бы сверить видение ситуации чиновниками с пониманием ее экспертами по миграции.

 

Далее глава ГУВМ заговорила непосредственно о Программе добровольного переселения соотечественников. Программой этой, по ее сведениям, могут воспользоваться далеко не все желающие. Причина – различающиеся требования субъектов Федерации, а также возрастные, профессиональные и прочие характеристики соискателя. Так, Кирилловой пришло письмо от человека, родителей которого еще во времена СССР отправили развивать северный Казахстан. Он трижды пробовал стать участником программы, но не имеет требуемого специального образования. Конечно, есть требования, общие для всех. Однако встает вопрос: как соблюсти эти требования и при этом не вычеркнуть из программы конкретного человека?

 

Кириллова поинтересовалась, есть ли у кого-то из присутствующих новый взгляд на Программу или новое ее понимание?

 

– Мы сознаем, что в Программе есть ряд неудобных моментов, – сказала она. – Например, раньше, имея вид на жительство, у нас в стране можно было прожить хоть всю жизнь и даже заработать себе на пенсию. А сейчас мы выдаем ВНЖ только на пять лет и без права продления. Правильно ли это? Я думаю – нет. Надо выдавать на пять лет с возможностью дальнейшего продления. Необходимо помнить, что для получения вида на жительство большинству людей надо пройти еще одно сито – получить разрешение на временное проживание. Те люди, которые не смогли стать участниками программы переселения, пытаются остаться в России и получить РВП. Но в этом случае они сталкиваются с новым барьером в виде недостаточного количества квот, которых не хватает на всех желающих.

 

Отдельно Кириллова упомянула о новой концепции миграционной политики, которая, по ее словам, будет представлена президенту еще до 1 мая.

 

Умерли, не дождавшись

 

После краткого вступления стороны перешли к обсуждению проблем, возникающих на пути реализации Программы переселения соотечественников. Главная из них касается регистрации. Точнее – невозможности ее получения из-за отсутствия у соотечественников родственников и жилья в России.

 

Заместитель главы СПЧ Евгений Бобров высказал уверенность, что «если уберут это абсурдное требование, все наладится». А пока имеющаяся норма приводит к человеческим драмам и нарушению закона. Не видя другого выхода, некоторые соотечественники покупают фальшивые документы или идут регистрироваться в «резиновые» квартиры. Однако, если выяснятся, что человек зарегистрирован не по месту фактического проживания, ему будет отказано в гражданстве.

 

Случается, что соотечественникам первое время не только негде прописаться, но и буквально негде жить. В связи с этим члены СПЧ предлагали организовывать для людей центры временного проживания или хотя бы центры регистрации. По их мнению, центры эти не должны стоить регионам ни копейки, «но в обязательном порядке должны быть включены в региональные программы поддержки соотечественников».

 

На Совете было отмечено, что программа переселения оказалась не столько репатриационной, сколько направленной на собирание трудовых мигрантов. Случилось это из-за того, что субъекты Федерации требовали от соотечественников определенной квалификации и опыта работы.

 

– Любопытно, что у всех субъектов разные требования, – сказал Евгений Бобров. – Одни требуют, чтобы соотечественник проработал на определенной позиции не менее полугода, другие – год. Третьи заявляют, что заявитель должен найти себе работу только на специальном сайте вакансий. Получается, что так необходимые нам переселенцы находятся в одном ряду с трудовыми мигрантами. А это, конечно, недопустимо.

 

Присутствующие обратили отдельное внимание на необходимость убрать все бюрократические процедуры, с которыми сталкиваются переселенцы – будь то оформление документов или получение гражданства. Подробно об этой проблеме «Фергана» рассказывала в статье «Спотыкаясь на пороге. Почему соотечественникам нельзя нормально переселиться в Россию».

 

Кроме того, чиновникам напомнили о двухгодичной давности обещании провести «амнистию» для проживающих в РФ соотечественников без определенного правового статуса. Говорили также о необходимости выпустить из Центров временного содержания иностранных граждан (ЦВСИГ) лиц без гражданства, которые также являются соотечественниками.

 

Председатель исполкома «Форума переселенческих организаций» Лидия Графова рассказала, что иной раз соотечественники умирают, так и не дождавшись гражданства. Так, одна русская семья из Литвы переехала в Россию еще в далеком 1994 году. И вот недавно отец этого семейства написал Графовой, что его жена умерла, так и не став гражданкой России. История одновременно печальная и возмутительная. Но хуже всего, что эта история не единственная, есть и другие.

 

Ольга Кириллова согласилась, что программе добровольного переселения необходима модернизация. Она заметила, что далеко не все соотечественники нуждаются в материальной помощи государства, и для таких людей стоило бы убрать бюрократические барьеры. Если люди могут отказаться от помощи государства, их въезд в Россию и получение гражданства можно было бы максимально упростить.

 

Эти слова вызвали явное одобрение присутствующих.

 

Людей все меньше

 

Еще одна проблема соотечественников при получении российского гражданства – требование о выходе из предыдущего.

 

– Если гражданин Украины получает российское гражданство как носитель русского языка, с него не требуют справки об отсутствии другого гражданства, – сказал Бобров. – Но почему только Украины? Почему эта норма не распространяется на Узбекистан, Таджикистан, Молдову? У них ведь тоже хватает проблем.

 

Отдельно говорили о заселении Дальнего Востока. Заместитель министра по развитию Дальнего Востока Сергей Качаев рассказал, что, согласно концепции развития его региона, к 2025 году там должно проживать 6,5 миллиона человек.

 

– Нам необходимо создать 120 тысяч рабочих мест. Из них только треть может быть заполнена жителями региона, – сообщил Качаев. – Оставшаяся часть рынка труда может быть насыщена только за счет миграции. Понятно, что предпочтение будет отдаваться внутренним мигрантам из европейской части России. Людям с приоритетными профессиями, которые нужны на Дальнем Востоке, мы будем выдавать до 1 миллиона рублей на переезд.

 

Еще одним источником обеспечения кадров замминистра назвал именно Программу переселения соотечественников, поскольку они «говорят по-русски и менталитет у них российский». Правда, как он заметил, в 2017 году по программе переехало более 5 тысяч и «тенденция идет на уменьшение». Качаев полагает, что программу следует обновить, чтобы она стала одним из инструментов привлечения кадров на Дальний Восток.

 

Правда, тут, как видим, снова возникает проблема, о которой, в частности, говорил Евгений Бобров. Всем нужны не соотечественники вообще, а специалисты того или иного профиля. Но что делать с теми, у кого профиль неподходящий?

 

Силовики или чиновники

 

Затем перешли к вопросу с виду частному, но весьма животрепещущему. Было решено обсудить предложения органов исполнительной власти о передаче Главного управления по делам миграции из МВД в Федеральное агентство по делам национальностей (ФАДН). Об этой идее участникам заседания сообщил Евгений Бобров. Собравшиеся оказались едины в одном: отдавать ГУВМ не надо. А вот что с ним делать дальше – тут мнения разошлись.

 

Одни говорили, что давно пора сделать из ГУВМ отдельный орган. Другие советовали оставить его в покое и дать, наконец, возможность начать как следует работать при МВД. Вспоминали, что «и так два года ушло на переделывание бумажек с названием», и задались вопросом, сколько уйдет сейчас. Несмотря на разницу позиций, оппоненты сошлись на том, что ГУВМ «просто отвратительно работает в регионах» и ему необходимо пополнять штат.

 

Кириллова отметила, что если ГУВМ передадут ФАДН, это станет для управления ударом.

 

– При переводе в МВД нас сократили на 30%, – сказала глава управления. – При комплектовании новых подразделений ушла еще часть обученных, но не готовых работать в новых условиях сотрудников. Сегодня у нас осталась всего треть профессионалов. Если мы растеряем остатки того, что есть – будет очень сложно.

 

Вторая проблема, касающаяся МВД и ГУВМ, относилась к разделению функций и работе с миграционными потоками.

 

– Разделять обязанности надо. Совершенно очевидно, что полицейские заточены под другие функции. И эти функции мало связаны с гуманитарными аспектами работы, которые превалируют в сфере миграции, – высказался президент Фонда «Миграция XXI век» Вячеслав Поставнин.

 

– Полиция должна бороться с правонарушениями, а миграционная служба – помогать людям. У нас же полиция борется с мигрантами, поэтому важно отделить ее полномочия от решения проблем миграции, – поддержала его председатель Совета Калужского регионального движения «За права человека» Татьяна Котляр.

 

На деньги мигрантов

 

По мнению руководителя НИЦ социально-экономических проблем народонаселения Московского психологического университета Ольги Воробьевой, главный признак правильной миграционной политики – это прирост населения. Однако как раз его и не наблюдается.

 

Причин этому несколько, в том числе и отсутствие должной материальной поддержки прибывающих людей, которые оставляют на родине все нажитое. Воробьева предложила свой вариант поиска необходимых средств для приезжающих.

 

– Огромные деньги поступают в бюджет от оформления патентов мигрантами, Москва не устает хвалиться, какие миллиарды она зарабатывает на них, – сказала Воробьева. – Полагаю, на основе этих поступлений надо создать консолидированный фонд, где будет доходная и расходная часть. Конечно, все мероприятия по поддержке соотечественников за счет мигрантов не покрыть. Однако к тому, что будет получено, можно добавить из федерального бюджета и отдавать эти средства в регионы.

 

Участников заседания заверили, что все прозвучавшие предложения будут переданы СПЧ. 30 мая Совет по правам человека утвердит проект своих рекомендаций, после чего они будут разосланы во все органы, которые так или иначе занимаются переселенцами.

 

В заключение заместитель начальника ГУВМ Валентина Казакова обнадежила присутствующих, сказав, что уже создан специальный законопроект, который позволит участникам программы подавать на гражданство с регистрацией не по месту жительства (постоянной прописки), а по месту пребывания (временной регистрации). В ближайшее время этот законопроект будет отправлен в Минюст, а затем – в правительство.

 

Она также напомнила о внесении поправок в указ президента России от 15 марта 2018 года. Согласно этому указу оба супруга могут продолжать участвовать в программе переселения даже в случае развода. Кроме того, участнику программы можно будет один раз поменять регион, став ее участником в другом субъекте Федерации.

 

Что же касается планов на будущее, ГУВМ готовит предложение, чтобы многодетным семьям, имеющим троих детей или больше, компенсировали затраты на подготовку документов – в связи с тем, что «нотариально заверенные копии документов тоже стоят дорого».

 

Если хотя бы наиболее принципиальные предложения, прозвучавшие на заседании, удастся реализовать, нет сомнения, что это придаст программе переселения соотечественников новый импульс для благополучной реализации.


Екатерина Иващенко | ИА Фергана
  • Не нравится
  • +13
  • Нравится
Читайте также:
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ไฮโลสด ibcbet วิธีเล่นไฮโล ที่เข้าใจ
ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO