Последние новости

Фантазии на тему «Рамзай». Размышления после просмотра телефильма о Рихарде Зорге

16 мая 2019
341
0

Зорге – фигура легендарная. Глубоко законспирированный советский агент, разведчик «Рамзай»: смельчак, умница. Рискуя жизнью, из Токио сообщал о секретных военных планах Германии и Японии. Жизнь этого человека – потрясающий детектив. О нем писали, его живописали. И вот недавно состоялась очередная попытка: по ТВ был показан сериал «Зорге».

 

Впрочем, сначала все же о реальном Рихарде Зорге.

 

Он был казнен почти 75 лет назад, в ноябре 1944 года в токийской тюрьме «Сугамо». Ходили слухи, что Сталину предлагали обменять разведчика. Но тот отказался. Гитлер же якобы потребовал выдать ему Зорге. Но тут уже японцы воспротивились.  

 

Вообще, вокруг фигуры разведчика множество слухов и версий. Не зря же старый фильм французского режиссера Ива Чампи назывался «Кто вы, доктор Зорге?» Кстати, почему доктор? Потому что Зорге, окончив университет, защитил диссертацию и получил степень доктора права.

 

В свое время глава СССР Никита Хрущев, под впечатлением от упомянутого фильма, приказал раскопать побольше сведений о Зорге. Посмертно ему было присвоено звание Героя Советского Союза, начались публикации в прессе. Газета «Правда» элегантно оправдала факт его забвения: «Только через двадцать лет сложились условия, позволяющие рассказать правду о Зорге. По достоинству оценены его выдающиеся заслуги перед Родиной, его мужество и геройство…»

 

В 1965 году в СССР вышла первая книга о разведчике – «Человек, для которого не было тайн» писателя Юрия Королькова. На Западе же имя Зорге было давно на слуху. В частности, в 1957 году вышла книга Ганса Мейснера «Человек с тремя лицами». Автор, работавший в германском посольстве, был знаком с Зорге, но ему даже в голову не приходило, кто он на самом деле. По роману Мейснера и снят фильм «Кто вы, доктор Зорге?»

 

Сегодня может показаться странным, что многие его донесения в Кремле игнорировали. Массовые репрессии «вычистили» советскую разведку почти до дна. Сталин и его соратники не верили уже никому.

 

Для этого, впрочем, имелись основания: был раскрыт – или придуман – заговор военных, связанных с немцами, сбежал к японцам комиссар государственной безопасности 3-го ранга, начальник управления НКВД по Дальнему Востоку Генрих Люшков. Он обрушил всю агентурную сеть в этом регионе. Одни разведчики были выданы чужим, другие попали под подозрение своих. В том числе, и Зорге.

 

«По имеющимся в Разведуправлении материалам известно, что «Рамзай»-Зорге является агентом германской разведки, а также японской разведки. «Рамзай» дезинформировал Разведуправление, и отпускаемые ему довольно большие средства на работу фактически отпускались германскому агенту...» Это строки из протокола допроса бывшего начальника 4-го (разведывательного) управления штаба РККА Яна Берзина. Однако, тот оговаривался, что точных данных относительно работы Зорге на Германию у него не было.

 

В феврале 1941 года Зорге даже сократили «денежное довольствие», поскольку, как говорилось в шифровке, отправленной ему из Москвы, «большая часть ваших материалов несекретны и несвоевременны...»

 

Может, Зорге и впрямь порой работал вхолостую? Ничего удивительного – не мог же он постоянно присылать информационные бомбы. Тем более, разведчик собирал сведения буквально по крупицам. Иногда – полезные, порой – не очень.

 

Зорге находился в постоянном психологическом напряжении, его всегда сопровождала опасность провала. Им сильно заинтересовались японские спецслужбы.

 

Что и немудрено – Зорге был высоким, респектабельным господином, постоянно бывшим в гуще событий. Впрочем, «следили» это мягко сказано – за Зорге было установлено постоянное наблюдение. Он попал не только в поле зрения японцев, но и немцев. Это подтверждал в своих мемуарах «Лабиринт» начальник внешней разведки Германии, бригаденфюрер СС Вальтер Шелленберг.

 

Как уже было сказано, далеко не всем сообщениям резидента в Японии доверяли в Кремле. И его шифровки накануне войны усугубили ситуацию. Сначала Зорге передал, что немцы начнут войну 15 мая, затем, – что военная гроза разразится в середине июня. Через несколько дней агент сообщил: наступление Германии на СССР намечено на 21 июня…

 

Потрясающе, но перед тем, как показать Сталину донесения Зорге, его редактировали!

 

В начале мая 1941 года разведчик передал радиограмму, в которой, в частности, говорилось, что немецкие военные крайне низко оценивают боеспособность Красной Армии и полагают, что она будет разгромлена в течение нескольких недель. Они также были уверены, что система обороны на германо-советской границе чрезвычайно слаба.

 

Начальник Главного разведывательного управления РККА Филипп Голиков показал это донесение Сталину. Но без самого главного – мнения немцев о низкой боеспособности Красной армии! Этот фрагмент Голиков вычеркнул – так, кстати, он поступал не раз! – Сталин действительно не любил плохих новостей: о сосредоточении войск вермахта у границ СССР, близости войны. Вождь был уверен, что это – дезинформация…

 

По слухам, Зорге хотел вернуться в СССР – возможно, чтобы доказать свою лояльность. Но ему не разрешали. Наверное, все же сомневались, не двойной ли он агент. По другим сведениям, его звали в Москву, но он счел за благо остаться в Японии. Доказать свою преданность Сталину «Рамзаю» и правда было бы трудно – он был вхож в японский императорский дворец, важные кабинеты, сблизился с военным атташе, затем послом Германии в Токио Эйгеном Оттом. Тот делился с ним новостями из Берлина, в том числе – секретными.

 

В октябре 1938 года Зорге поздравил с днем рождения министр иностранных дел Германии Иоахим фон Риббентроп, подчеркнув, что высоко ценит его заслуги перед Германией. В знак особого расположения он приложил к посланию даже свой фотопортрет.

 

Знали ли они друг друга? Не факт. Риббентроп мог поздравить Зорге с «подачи» Отта. Но что означает фраза о заслугах перед Германией? Дежурная любезность или… Ответов на эти вопросы нет. Но видимо в Москве не зря ломали голову – кто этот парень?

 

Вообще-то, Зорге был не очень-то «нашим». Родился в Бакинской губернии. В детстве, когда Рихарду было три года, родители (отец – немец, инженер-нефтяник, мать русская) увезли его из России в Германию. Семья Зорге поселилась в Берлине, на Моцартштрассе, 29. Между прочим, эта улица мелькает в романе Юлиана Семенова «Семнадцать мгновений весны» – о разведчике Максиме Исаеве.

 

Во время Первой мировой Рихард добровольцем ушел в армию, разумеется, в германскую. Воевал на Западном и Восточных фронтах. Трижды ранен, награжден Железным крестом II степени. Патриот Германии, человек не робкого десятка…

 

После войны он погрузился в журналистику – много писал, в частности, на экономические темы. Вступил в компартию Германии. В 1924 году приехал в Москву, стал членом ВКП(б). Его приняли на работу в аппарат Коминтерна. Видимо, Зорге уже в это время использовали как разведчика.

 

С начала 30-х годов Зорге постоянно за границей: в Китае, Франции, США. Затем обосновался в Японии, вступил в нацистскую партию. Снабжал корреспонденциями немецкие газеты, в частности, Berliner Börsen-Courier, Frankfurter Allgemeine Zeitung.

 

Он получил доступ к источникам различных сведений: военных, экономических, политических. Казалось бы, кладезь информации! Но в Кремле на полу-немца, выходца из буржуазной семьи, который обнимается, болтает, выпивает с иностранцами, живет с японкой, смотрели косо. Кстати, его жена Исии Ханако и не подозревала, что Зорге – шпион…

 

После нападения Германии на СССР Зорге сообщал, что вскоре Япония последует примеру своего союзника и атакует Советский Союз с востока. Позже тон донесения изменился: Токио не собирается ввязываться в драку с Москвой.

 

Сталин лишь скептически усмехался. Так было, когда Зорге сообщал о близком нападении Германии на СССР. Ничего не изменилось, когда приходили радиограммы, что Япония не собирается атаковать Советский Союз.

 

И все же часть советских войск с востока была переброшена на запад, где несметная масса гитлеровской солдатни двигалась на Москву.  

  

Наверное, и Штирлиц, будь он реальным персонажем, вызывал бы двойственные чувства у своих шефов. Конечно, было величайшей удачей, что «советский штандартенфюрер» вошел в ближний круг высших чинов Третьего рейха. Но с другой стороны… Где гарантия, что он не затеял двойную игру? Можно ли безоговорочно верить его донесениям? Впрочем, Юлиан Семенов в «Семнадцати мгновениях весны» подобной крамольной мысли не допускал.

 

В советские времена считалось, что наши разведчики – мужественные, кристально честные люди, истинные патриоты. И никакие соблазны, пытки и даже страх смерти не заставят их свернуть с пути истинного…

 

Группа Зорге – радист Макс Клаузен, его жена Анна, хорват Бранко Вукелич, аккредитованный как корреспондент французского агентства «Авас», японский коммунист Хоцуми Одзаки и его соотечественник, художник Етоку Мияги – была разгромлена осенью 1941 года. Казалось бы, тень подозрения должна пасть на друга Зорге – Отта, но тот оставался на посту посла Германии до 31 декабря 1942-го. То есть, еще больше года после ареста Зорге!

 

Что это – промашка гестапо и абвера? Или Зорге действительно сообщал важную информацию не только в Москву, но и в Берлин?

 

На этот вопрос, в частности, утвердительно ответил Шелленберг. Он писал, что Зорге «при всем своем неприятии национал-социалистского режима, ни разу не сделал попытки дезинформировать нашу разведку». По словам шефа внешней разведки, он «ни в своих показаниях, ни во время длительного заключения в Японии не только не признался, но и словом не обмолвился о своем сотрудничестве с Берлином».

 

Еще один факт. После ухода с должности посла Отт не стал возвращаться в Берлин, а уехал в Пекин, где жил до конца Второй мировой войны. На всякий случай, подальше от своих и чужих…

 

Теперь от Зорге реального перейдем к Зорге кинематографическому. Но сначала – ремарка.    

 

Создатели исторических картин всегда рискуют – как бы тщательно они не рисовали образы, не воссоздавали бы обстановку прошлого, абсолютной точности достичь не смогут. Ушла эпоха, а вместе ней люди эпохи, которые могли бы подобрать нужные слова, краски, оттенки. Хотя и не могли абсолютно точно реконструировать ушедшее. Человеческая память избирательна. Что-то запомнилось, а что-то затуманилось или вовсе ушло. И пустоты заполняются вымыслом, но – весьма похожим на правду.

 

Имитации правды можно достичь и сейчас. Полно мемуаров, записок, свидетельств – как было. Но их надо изучать, сопоставлять, думать. Кому охота копаться в архивной пыли, звать консультантов, слушать их наставления? Тем паче, времени в обрез. А время – деньги, к тому же большие. Надо быстро снять одно и браться за другое. Поэтому все получается относительно и приблизительно. Хотя сценаристы, режиссеры, актеры уверяют – мы старались, вживались в образы…

 

Создатели сериала «Зорге» хотели, чтобы мы, зрители, поиграли с ними в привычную игру – верили им во всем.

 

Например, что Сталин и его соратники день и ночь обсуждали действия Зорге и ждали от него донесений. Все, конечно, могло быть, но все же… Им что, больше заняться было нечем?

 

Нам предложили поверить, что Александр Домогаров – это Зорге. Но исполнитель выглядит вялым, ленивым. Без харизмы. Много пьет и курит. Все стандартно, дежурно, нет ощущения личности. Те, кто видели упомянутый фильм «Кто вы, доктор Зорге?», невольно сравнивали Домогарова с исполнителем главной роли той картины немцем Томасом Хольцманом. Харизма у того поразительная: сжатые губы, напряженные глаза, из которых исходит дьявольская сила. Дальше продолжать не буду, сравнений делать не стану и так все ясно.

 

Домогаров-Зорге гоняет по Токио на ревущем мотоцикле в кожаной куртке и большой кепке. За версту видно – парень из России! Но все в Токио думают, что он – немец. Глупые…

 

Перед казнью полное лицо разведчика лоснится, словно из камеры смертников его водили в лучшие рестораны Токио, где кормили и поили до отвала. И даже, когда палач накидывает ему петлю на шею, он не особо огорчается. И мы понимаем – это не жизнь, а кино...

 

Мы уже привыкли, что актеры, играющие роль Сталина, особо не вживаются в роль, просто приклеивают усы и говорят с кавказским акцентом. Так и здесь. Но все равно верим, потому что нет другого выхода. А вот то, что нарком Ежов в фильме на голову выше вождя, выглядит просто нелепо. Потому что реальный шеф НКВД в жизни возвышался от земли всего на полтора метра плюс четыре сантиметра. У Ворошилова рост нормальный, но он выглядит как-то странно. Ну, а Берия, как всегда, имеет зловещий вид, но нам почему-то не страшно. Уж сколько разных берий промелькнуло на экранах…

 

 

К биографии Зорге и без того, бурной, насыщенной, зачем-то приклеили обрывки ненужной, нелогичной лжи. К примеру, из разведчика сделали киллера.

 

Зорге поручают ликвидировать попросившего политического убежища в Японии Люшкова. Только не было этого – перебежчик дожил до августа 1945 года. Как не было и иных кровавых поручений из Кремля. И много другого, чего реальный Рихард Зорге не совершал...

 

В заключение, перефразируя профессора Преображенского из «Собачьего сердца», посоветую себе и уважаемым читателям не интересоваться биографией исторического персонажа перед просмотром фильма о нем. Тогда можно с легкостью поверить в неуемную фантазию его создателей.


Валерий Бурт | Столетие
  • Не нравится
  • +4
  • Нравится
Читайте также:
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO