Последние новости


Певец русской волевой идеи

28 января 2015
0
0
Певец русской волевой идеиНедавно министерство культуры совместно с Всемирным русским народным собором провели научную конференцию «Национальный вопрос в творческом наследии Ивана Ильина. Смысл и цель общенациональной и этнокультурной политики».

Если учесть, что именно министерство культуры отныне «отвечает» за национальную политику в плане формирования национальной идентичности через культурные практики, и что Ильин постоянно цитируется Президентом Путиным, то мероприятие это, что называется, имело «знаковый характер». Конференция, несомненно удалась, прозвучал ряд блестящих выступления историков, философов, политологов, философов, которые, надо полагать, окажутся небесполезными для разработки конкретных министерских рекомендаций.

Поскольку речь, по сути дела, шла о выработке определенной политической линии в национальном вопросе, в стороне не могли остаться и нынешние «прогрессоры». Так, накануне конференции одна из наиболее авторитетных в этой весьма специфической среде газет опубликовала пасквиль про Ильина с издевательским названием «Философ кадила и нагайки», где великий русский мыслитель изображался едва ли не нацистом («В битве правых и левых гегельянцев, развернувшейся однажды под Сталинградом, профессор Ильин был отнюдь не на стороне последних»).

Статьи подобного стиля и уровня «аргументации» в изобилии публиковали литературные чекисты 20-30-х годов XX века, после чего русских интеллигентов арестовывали и уничтожали в застенках НКВД.

Однако, ситуация несколько изменилась, и современное русское образованное общество может формировать свои представления о своих духовных авторитетах вполне самостоятельно и свободно, без оглядки на русофобский дискурс.

***

Смеем утверждать, что Иван Александрович Ильин – философ, правовед, религиозный мыслитель - одна из центральных фигур русской мысли XX века, а, может быть, и центральная. Наследие его чрезвычайно богато и по тематике и по объему: к настоящему времени издано 28 томов, неопубликованных материалов набирается еще минимум 15. Ильин входил в когорту блестящих представителей интеллектуальной русской элиты XIX века, его наставниками, единомышленниками и соратниками были П.И. Новгородцев, Е.Н. Трубецкой, П.Б. Струве, И.С. Шмелев, С.В. Рахманинов и многие другие.

Иван Ильин родился в дворянской семье в Москве в 1883 г. Окончив лучшую в городе 1-ю гимназию в 1901 г. с золотой медалью, поступил на юридический факультет Императорского Московского университета, где, избрав в качестве наставника философа и правоведа П.И. Новгородцева, изучал философию права.

Заканчивать университет Ильину пришлось в годы смуты 1905-1907 гг. Одно время, как и большинство русских интеллигентов, подверженных тогда влиянию «левых ценностей», он не остался в стороне от событий, участвуя в студенческих демонстрациях и митингах, подвергаясь кратковременным арестам и даже храня у себя дома бомбы, предназначенные для радикалов. Юношеская «левизна» прошла быстро и вплоть до 1917 г. Ильин стоял на позициях, которые обычно характеризуют как праволиберальные.

В 1906 г. он окончил юридический факультете и по рекомендации П.И. Новгородцева и Е.Н. Трубецкого остался при университете для подготовки к профессорскому званию по кафедре энциклопедии права и истории философии права. Новгородцев свидетельствовал, что Ильин проявил «совершенно выходящую из ряда трудоспособность». За время обучения в магистратуре Ильин усиленно изучает мировую философскую классику, пишет работы о Платоне, Аристотеле, Руссо, Фихте, Гегеле и др., читает лекции на Московских высших женских юридических курсах, в Московском коммерческом институте, юридическом факультете Московского университета.

В 1911 г. Ильин выехал в научную командировку в Западную Европу, где слушал лекции Гуссерля, Зиммеля, Риккерта и других философских знаменитостей той эпохи. В 1912 г. возвратился в Россию в Москву. Главным объектом его научных исследования становится философия Гегеля, он ставит своей целью «отыскать ключ к философии Гегеля».

Февраль 1917 г. Ильин встретил в тщетной надежде, что революция избавит государство от мнимого «разложения» (что это такое на самом деле он не знал и знать не мог, страшный опыт большевистского разложения был впереди). Какое-то время он поддерживал Временное правительство и выступал за созыв Учредительного собрания. Захват власти большевиками привел к резкому изменению мировоззрения Ильина. Распад государства, чудовищный террор, беззаконие и произвол, кровавый утопизм новой власти заставляют его резко «поправеть».

Годы, проведенные в советской России не прошли даром для Ильина, напротив, дали своеобразный творческий импульс, действие которого ощущалось на протяжении всей его жизни. Так, он писал П.Б. Струве: «Если Вы думаете, что там у нас был духовный застой, – то Вы глубоко ошибаетесь. Нет, там была огромная адская кузница духа; молот сатаны отбирал драгоценные камни от шлака и уцелевшие под его ударами получали новый луч – черный, в своем первоначальном, белом сверкании. Без этого черного луча – все души бессильны бороться с сатаною. Я каждый день благодарю Бога за то, что он приобщил меня этому трагическому процессу, этой сатанинской плавильне, исполненной мистериозно-космического значения».

Опыт борьбы с этим беспрецедентным злом обусловил логику дальнейшей жизни и творчества Ильина. «Все, что я уже написал и еще пишу, и еще напишу, - все посвящено возрождению России, ее обновлению и ее расцвету».

В мае 1918 г. Ильин защитил диссертационное сочинение по философии Гегеля. В том же году вышли два тому его фундаментальной книги «Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека». При этом Ильин несколько раз арестовывался ВЧК по делам «контрреволюционной организации», содействовавшей формированию «Добровольческой армии» и о так называемом «Тактическом центре» (апрель 1918 г., август – октябрь 1918, ноябрь 1918 г., февраль 1920, сентябрь 1922).

Ему реально угрожал концентрационный лагерь. Ильина спасло письмо, написанное Ленину А.И. Яковлевым, известным чувашским просветителем, который был в свое время другом отца Ленина. Яковлев заверял Ленина, что Ильин никакого отношения к политике никогда не имел и особо подчеркивал, что тот является глубоким исследователем Гегеля, философию которого ценил вождь мирового пролетариата. Судя по некоторым воспоминаниям, Ленин был хорошо знаком с работой Ильина.

26 сентября 1922 Ильин был выслан за границу на знаменитом «философском пароходе». На долгие годы он поселился в Берлине, одном из центров русской эмиграции. Там он преподавал курсы энциклопедии права и истории философии права, истории этических учений в Русском научном институте, в котором работали Н.А. Бердяев, Л.П. Карсавин, Н.О. Лосский, С.Л. Франк и др., занимал одно время должность декана юридического факультета.

***

Создание новой волевой элиты, будущего правящего русского слоя, стало главной жизненной задачей Ильина. Особое место Ильин уделял формированию правосознания. Разрушение государственного и правового сознания в правящем слое и низах было, с его точки зрения, одной из главных причин Русской катастрофы: «Революция зарождается в стране не в момент уличных движений, но в тот момент, когда в душах начинает колебаться доверие к власти». Разложение «правосознания неминуемо захватывает честь и совесть, убивает чувство меры и справедливости, угашает веру и религию. Народ становится жертвою духовного нигилизма».

В будущей России одной из главнейших задач власти должно стать воспитание в народе и элитном слое уважения к суду и закону: «Правосознание должно стать в России предметом преподавания и публичного культивирования (герои долга, справедливости, государственной силы, военного и гражданского подвига). Необходимо учреждение обществ борьбы с взяткою и произволом; необходима публичная апология неподкупности и совестно-справедливого усмотрения. … Государственность должна как бы систематически подкожно впрыскиваться индивидууму. В массе надо воспитывать автономное, патриотическое правосознание».

Ильин становится бесспорным идейным лидером и идеологом русской военной эмиграции, тесно сотрудничает с П.Н. Врангелем и РОВСом. В 1925 г. он публикует трактат «О сопротивлении злу силою», получив согласие от Врангеля на посвящение: «Русской белой армии и ее вождям». Ильин сформулировал в книге ясные и трезвые ответы на вопросы может ли человек, стремящийся к нравственному совершенству, сопротивляться злу силою и мечом? Может ли человек, верующий в Бога, приемлющий Его мироздание и свое место в мире, не сопротивляться злу мечом и силою?

Казалось бы, ответы на эти вопросы очевидны. Однако, значительная часть современников Ильина, даже пережив опыт столкновения с беспрецедентным в истории человечества злом («Ничего равносильного или равно порочного этому человеческая история еще не видала или, во всяком случае, не помнит. Столь подлинное зло впервые дано человеческому духу с такою откровенностью»), оказавшись в эмиграции, оставалась на позициях «непротивленчества». Последнее было обусловлено не сколько толстовством, сколько интеллигентским мировоззрением «лишних людей», порождением секулярной культуры, культивируемым в русской интеллигентской среде более века. Для подобного мировоззрения был характерен «наивно-идиллический взгляд на человеческое существо, а черные бездны истории и души обходились и замалчивались. Производилось неверное межевание добра и зла: герои относились к злодеям; натуры безвольные, робкие, ипохондрические, патриотически мертвенные, противогражданственные – превозносились как добродетельные… несогласные и непокорные объявлялись людьми – порочными, подкупными, своекорыстными, лицемерами».

Позиция самого Ильина была мотивирована прежде всего христианскими ценностями: «позиции безразличия, безволия и попущения не имеет ничего общего с христианским прощением и не может быть обоснована никакими ссылками на Евангелие».

Ильин проводил четкое различие между злом личным и злом общественным: «призывая любить врагов, Христов имел в виду личных врагов самого человека, его собственных ненавистников и гонителей, которым, обиженный, естественно, может простить и не простить. Христос никогда не призывал любить врагов Божиих, благословлять тех, кто ненавидит и попирает все Божественное, содействовать кощунственным развратителям, любовно сочувствовать одержимым растлителям душ, умиляться на них и всячески заботиться о том, чтобы кто-нибудь, воспротивившись, не помешал их злодейству».

Ильин прежде всего обращался к людям с несломленной волей. Он был убежден, что России «нужна интеллигенция верующая, твердая, государственно мыслящая и волевая». Его понимание христианской любви не противоречило опыту святости Александра Невского, Сергия Радонежского, Патриарха Гермогена и митрополита Филарета Дроздова. Он мог бы вполне повторить, со всей страстью своей натуры, чеканную формулу последнего: «Гнушайтесь убо врагами Божиими, поражайте врагов отечества, любите враги ваша». Свое понимание религии и православия Ильин окончательно сформулировал в последней крупной книге, изданной еще при его жизни - «Аксиомы религиозного опыта».

Ильин формулировал и отстаивал русский национализм, исходя из высокого государственного значения русской нации. Для него «русским является всякий, кто интерес единой русской Родины ставит выше индивидуализма и всякой коллективной части. Формула: «я русский и притом грузин, армянин» и т.д. Иноплеменник и неправославный могут быть русскими, но враг русского племени, Православия и русского языка фактически остается враждебным иностранцем». При этом малые народы России «должны иметь духовно-культурную автономию и единый общий с русскими государственный язык, нести государственно-патриотическое служение и пребывать под политическим суверенитетом двуглавого орла».

***

С 1933 г. Ильин как русский патриот начал подвергаться преследованиям в нацистской Германии. Его неоднократно вызывали в гестапо, пытались сделать осведомителем, заставить принять расовую теорию и вести антисемитскую пропаганду, от чего он категорически отказался. В 1934 г. Ильин был уволен из Русского научного института. В 1938 г. последовал запрет на какие бы то ни было публичные выступления. В этих условиях Ильин покинул Германию и переехал в Швейцарию. Его борьба за Россию была продолжена в новых условиях.

В 1948-1954 гг. он создает уникальный цикл статей, возникший на основе еженедельных листков для РОВСа - «Наши задачи». Это – наиболее масштабный русский национальный проект, исполнение «миссии русской эмиграции», о которой в свое время говорил Бунин. Один из соратников Ильина, генерал А.А. Лампе характеризовал «Наши задачи» как «совершенно исключительное собрание мыслей, образов, понятий и определений, которые несомненно, не только теперь, в переживаемое нами время, но и в будущем представят собою основу для работ о России всех национально мыслящих людей».

В сборнике речь шла прежде всего о России, главных событий ее истории, прежде всего революции, о наиболее острых проблемах русской жизни, русском национальном характере, отношениях России и Европы, путях возрождения России, вызовах, угрожающих существованию русского народа, о государственном строительстве в России, после избавления от коммунистов и т.д.

Ильин был убежден, что после падения коммунистического режима основная задача русского национального спасения и строительства будет состоять в создании новой элиты: «в выделении кверху лучших людей, – людей, преданных России, национально чувствующих, государственно-мыслящих, волевых, идейно-творческих, несущих народу не месть и не распад, а дух освобождения, справедливости и сверхклассового единения». Если эта задача не будет выполнена, то «Россия перейдет из революционных бедствий в долгий период послереволюционной деморализации, всяческого распада и международной зависимости».

Выполнить эту задачу может национальная диктатура, под которой Ильин понимал сильную государственную власть, «диктаториальную» по объему полномочий и государственно-национально-настроенную. Впрочем, национальная диктатура мыслилась Ильиным лишь как переходная ступень к монархии. В незавершенной книге о монархии и республике Ильин однозначно отдавал предпочтение внеклассовой, внепартийной монархии. «Царь вне партий, классов и сословий. Широко его сердце – всей стране есть в нем место. Он не царь большинства, и не царь меньшинства, – а царь всея страны, всего народа».

Запад Ильин не считал помощником в деле возрождения России. «Нам нет спасения в западничестве. У нас свои пути и свои задачи. И в этом – смысл русской идеи».

Поражают точностью и сверх-актуальностью некоторые оценки Ильина, касающиеся природы и характера отношений России и Запада. Запад Ильин знал не понаслышке. «Западная Европа не знает России. Но неизвестное всегда страшновато. А Россия по численности своего населения, по территории и по естественным богатствам огромна. Огромное неизвестное переживается всегда как сущая опасность… Что, если этот нависающий с востока массив двинется на запад?.. Россия – это загадочная, полуварварская «пустота»; её надо «евангелизировать», или обратить в католичество, «колонизировать» (буквально) и цивилизировать; в случае нужды её можно и должно использовать для своей торговли и для своих западноевропейских целей… А впрочем, её необходимо всячески ослаблять. Как? Вовлечением её в невыгодный момент в разорительные для неё войны; недопущением её к свободным морям; если можно – то расчленением её на мелкие государства; если возможно, то сокращением её народонаселения… если возможно, то насаждением в ней революций и гражданских войн, а затем – внедрением в Россию международной «закулисы», упорным навязыванием русскому народу непосильных для него западноевропейских форм республики, демократии и федерализма, политической и дипломатической изоляцией, неустанным обличением её мнимого «империализма», её мнимой «реакционности», её «некультурности» и «агрессивности».

Иван Ильин скончался в Цолликоне в 1954 году. Прах его в 2005 г. был перезахоронен в 2005 г. рядом с могилой А.И. Деникина.
Аркадий Минаков | Русская идея
Читайте также:
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.
Как вам новый дизайн сайта?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO