Сегодня

465,38    483,58    64,95    7,69
Первая полоса
1 января 2022
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Является ли Россия Европой? (Часть I)

Владимир СухомлиновЛитературная газета
26 сентября 2022
Зимой 2020 года, когда планету атаковал коронавирус, казалось, что общая беда сплотит людей. На помощь особо страдавшей Италии первыми пришли русские военные врачи, и потом эмоциональные итальянцы на балкончиках домов поднимали тосты за русских, за дружбу. Но картина стала меняться. Европу убедили, что русские стремятся уничтожить вольнолюбивых украинцев, с горящими глазами устремлённых в евродом, что русские – это азиаты, орда, варвары, им нельзя доверять, лучше уничтожить. Пока можно с этим даже не спорить, важно осознать, что вновь на повестке дня вопросы: «Является ли Россия Европой? Является ли Европой Евросоюз?» Их обсудили видные учёные, историки, архивисты, дипломаты, руководители ведущих музеев. Встречу организовал ректор Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов, член-корреспондент РАН Александр Запесоцкий.

Михаил Пиотровский,
академик РАН, директор Государственного Эрмитажа, президент Союза музеев России:

– Вопрос принадлежности к Европе для России из категории вечных. Недавно в Эрмитаже прошла выставка, посвящённая открытию Боспора Киммерийского. Известно, что Боспорское царство – античное государство в Северном Причерноморье. Благодаря его открытию исчезли сомнения: если здесь в древности была античная цивилизация, значит, территория вправе называться европейской. В этом смысле Россия больше Европа, чем, например, Финляндия, которой античная культура никак не коснулась.

Недавно исполнилось 350 лет со дня рождения Петра I – это хороший повод поразмышлять о европейском выборе России. Можно вспомнить и Александра Невского. Во время своего княжения он разумно взаимодействовал с восточными народами, противостоял тевтонцам. Пётр потом, можно сказать, гениально объединил два направления.
    
Мы видим, что ныне Россия постепенно осуществляет поворот на Восток. Это назрело. И надо обратить особое внимание на востоковедение, придать новый импульс исследованиям в этой сфере. Иначе никакие разговоры о повороте на Восток не сработают.
    
Для нас особый смысл имеет слово «блокада». Наши предшественники в Эрмитаже на собственном опыте узнали, что это такое, как преодолевать трудности в самых неимоверных условиях и не просто выживать, а сохранять и пропагандировать свою культуру. Сегодня против нас Западом организована новая блокада на всех направлениях. Не думаю, что затея будет иметь успех.

Александр Запесоцкий,
член-корреспондент РАН, ректор СПбГУП, заслуженный деятель науки РФ:

– Итак, является ли Россия Европой? С точки зрения классической культурологии европейская цивилизация к настоящему моменту разделилась на две ветви. Одна представлена Западной Европой и примкнувшими к ней лимитрофными государствами, другая – в первую очередь Россией. Кто мы, где наши культурные корни? Серьёзный вопрос. В последние годы СМИ и даже государственные деятели всё чаще называют Европой то, что западнее нас. Там, дескать, европейцы. А кто же тогда здесь?
    
Есть несколько подходов к проблеме. В рамках славянофильской традиции отмечается евразийская суть России, её «туранское» начало (речь о гипотезе ХIХ века о принадлежности финно-угорских народов к переходной расе между европеоидами и монголоидами. – Ред.). В наше время часто можно услышать, что Россию нельзя назвать Европой, поскольку она самостоятельная цивилизация и не вписывается в понятие Европы.
    
Немало сторонников и у другой позиции, я бы сказал – классической. Её занимал, например, Дмитрий Сергеевич Лихачёв, утверждая, что вся Россия – страна с европейской культурой, это «Европа от Калининграда до Владивостока».
    
В глобальной политике в последнее десятилетие конкурировали две противоположные концепции. Согласно первой, сторонниками которой были прежде всего представители англосаксов, Россия Европой не является. Вторую – концепцию Большой Европы от Гибралтара до Берингова пролива – разделяют многие западноевропейские и российские лидеры. Сейчас, как мы знаем, горячие головы в Западной Европе вовсе отказываются считать Россию цивилизацией.
    
А что представляет собой сегодняшняя европейская культура? Классическое её понимание основано на ценностях, присущих и российскому, и западному обществу, о чём ещё недавно никто не спорил. Но ныне Запад стремительно от них отказывается. В таком случае можно ли считать его самого цивилизацией?
    
В конце 1980-х академик Лихачёв, убеждённый в европейской сущности российской культуры, написал предисловие к книге «Древняя Русь и Великая степь» Льва Гумилёва – апологета российского евразийства, чьи работы в СССР были под запретом. Мы с коллегами изучили аргументы обоих учёных и пришли к выводу, что различие между европоцентризмом Лихачёва и евразийством Гумилёва заключается, пожалуй, в том, что Лихачёв говорил о российской культуре как таковой, а Гумилёв подходил к ситуации с позиции этногенеза. Поэтому, наверное, неправильно считать, что они придерживались противоположных взглядов.
    
В нашей истории есть пример по-настоящему мудрого решения. О нём упомянул коллега Пиотровский. Да, Александр Невский, как известно, заключил союз с Золотой Ордой. Почему? Народы Востока тогда были значительно более веротерпимы, чем Запад. Поныне памятны мрачные страницы европейской истории – чудовищные крестовые походы, которые нанесли страшный удар по византийской культуре и фактически разрушили Константинополь. Невский, таким образом, принял рациональное политическое решение – союз с Востоком. Но в культурном (не мировоззренческом и духовном) смысле Русь, Россия пошла по европейскому пути.
    
О чём это говорит? Наш культурный выбор в значительной мере европейский, что никак не препятствует заключению нами союзов с теми странами, с которыми есть точки взаимодействия и с которыми мы разделяем понимание традиционных общечеловеческих ценностей. В таком случае ничто не обязывает нас заключать какие-либо союзы с Западом, как и подчиняться его диктату.

Александр Чубарьян,
академик РАН, научный руководитель Института всеобщей истории РАН:


– Михаил Борисович и Александр Сергеевич правы: у вопроса о типе характера России большая история. Ещё в XIX веке он раскалывал российских интеллектуалов на два лагеря, ответ мы ищем до сих пор.
    
Надо отличать научный подход от политизированного, к чему сейчас склонны некоторые коллеги на Западе. Политика проникла во все сферы, даже в культурное сотрудничество. Меня потрясло недавнее заявление министра культуры Польши, что из истории мировой культуры надо вычеркнуть имена Достоевского, Чайковского, Пушкина. Конечно, министры приходят и уходят, а высокая культура остаётся общим богатством независимо от национальности авторов шедевров. Но такие слова министра – отчётливый признак общей европейской тенденции.
    
Как бы там ни было, проблема принадлежности России к тому или иному берегу непроста не только в цивилизационном и культурном аспектах, но и с точки зрения географии. Да, Россия – европейская страна. Но невозможно отрицать и её принадлежность к Азии – не только географическую, но и культурную. Когда-то была популярна идея, что Россия – мост между двумя цивилизациями. Этот образ многим не нравится, но он явно имеет право на жизнь. Если в Западную Европу ислам пришёл извне в силу разных обстоятельств, то в России корни и культура ислама уходят в глубину веков. Изучение истории Золотой Орды даёт основание говорить, что у нас с древних времён существовал синтез христианской и исламской культур. Это уникальная особенность нашей страны.
    
Когда говорят, что мы должны переориентироваться с Европы на Азию, я не приемлю этой идеи. Какая переориентация? Россия и цивилизационно, и культурно – страна двух ипостасей: европейской и азиатской.
    
А что такое Европа? Когда-то говорили, что она простирается от Бреста до Бреста – от западной границы Франции до западной границы страны, которая называлась СССР. Европа формировалась из разных племён: саксы, готы, кельты и другие народы были предшественниками современных европейцев. Были и славяне – их никак не вычеркнуть из этого списка. Также и Византия совершенно определённо принадлежала к европейской цивилизации. Противопоставлять друг другу разные части Европы – значит идти против фактов и поддаваться политическим веяниям.
    
Говоря о Европе, не стоит отождествлять её с Европейским союзом. ЕС – это брюссельская бюрократия, это следующие навязанным стандартам лидеры стран-участниц. То есть политический инструмент. Но Европа существует и как культурный феномен, определённая психологическая общность. По-моему, сегодня совершенно некорректно употреблять сочетание «ухудшились отношения России с Европой». Точнее формулировать так: «У нас ухудшились отношения с Европейским союзом из-за его позиции». При этом в реальности (и не только я это знаю) коллеги из европейских стран хотят продолжать сотрудничество с Россией, не мыслят Европу без нас. Это представители настоящей интеллигенции. Русофобию насаждают СМИ определённого толка. Давайте иметь это в виду.
    
Ещё момент. Никогда европейские страны не подчинялись Соединённым Штатам в такой степени. При Трампе отношения между США и Европой ухудшились, европейские лидеры стали даже говорить, что больше не намерены терпеть их диктат. Теперь всё вернулось на круги своя, и это не только политическая проблема. США, кстати, формировались на основе европейской культуры и ценностей. Даже политическая основа США родом из Европы. Не хочу принижать значение американской культуры, но она развивалась в русле европейской, так что в каком-то смысле можно и США причислить к Европе. Понятие Европы намного шире, чем иногда считают.
    
И давайте будем помнить, что Россия уникальна гармоничным сочетанием европейского и азиатского начал. История расставит все точки над «i». Накипь схлынет, в недалёкой перспективе наша цивилизация и культура вернутся на своё, достойное место.

Алексей Мешков,
чрезвычайный и полномочный посол РФ во Франции и княжестве Монако:


– Несколько лет назад я участвовал в работе семинара в Дармштадте (город в земле Гессен, ФРГ. – Ред.), несколько часов некоторые из собравшихся доказывали, что Россия – не Европа, у неё особый путь – евроазиатский. Мол, точек соприкосновения у нас мало. На следующий день все мы пошли в Королевский музей, где нам показали, например, портреты: вот первая жена Павла I, а это жена Александра II, вот, наконец, Александра Фёдоровна, жена последнего российского императора. Все женщины – из Европы. Я спросил у организаторов: не стоило ли начать семинар с похода в музей? Кстати, сам город Дармштадт уже более ста лет назад называли курятником русского двора.
    
Ещё о связях. В российских гимназиях обязательными предметами были латынь и древнегреческий, в СССР школьники изучали историю Европы. Иногда говорят, что Русь утратила европейскость из-за того, что триста лет жила под Золотой Ордой. Но вспомним об арабском господстве в Испании, а это целых девять веков. Почему же не говорят, что Испания не европейская страна? Кстати, влияние арабской культуры через Испанию сказалось и на других странах Европы.
    
Некий водораздел есть, он во многом обусловлен религиозным фактором. Россия пошла по пути Византии, или Восточной Римской империи. Большинство россиян исповедуют православие или ислам, а католиками, протестантами считают себя очень немногие. Это важное различие, но решающее ли? Греция, например, тоже православная страна, но несколько столетий входила в состав Османской империи, при этом вы не услышите, что Греция не Европа.
    
Уже ясно, что страны Западной Европы не случайно отказываются от христианских корней в пользу либеральной модели. Напрашивается парадоксальный вывод: это Россия была и остаётся Европой, а Евросоюз дрейфует в сторону англосаксонской «глобальной деревни», значительно отличающейся по содержанию от того, с чего стартовала Европа когда-то. Во Франции тоже есть такие тенденции. Но многие задаются вопросом: куда мы идём? Ведь Достоевский, Толстой, Чайковский, Рахманинов давно часть общемировой культуры, как Стендаль и Гюго, это общее наследие. Модная на Западе русофобия присутствует и среди французов, но всё же, полагаю, во Франции лучше, чем в других странах Европы, осознают нашу общность.
    
Интересы, увлечения, запросы молодёжи могут служить показателем общих тенденций. Пару лет назад купил подборку самых популярных во Франции музыкальных композиций, и оказалось, что три четверти из них арабские и по форме, и по содержанию. Это признак, что страны Западной Европы утрачивают свою культурно-этническую эксклюзивность. Считаю, что сама постановка вопроса «является ли Россия Европой?» во многом ошибочна. С не меньшими основаниями можно спросить то же самое о Великобритании или о Скандинавии. Россия – самая большая страна Европы, но её культурно-исторический размах выходит далеко за рамки бюргерской деревни или литовского хутора. А отождествление Европы с евросоюзовской бюрократией рано или поздно прекратится.
sputnik-6666885-preview.jpg
Россия – это гармония европейского и азиатского начал
Фото: Владимир Астапкович / РИА Новости

Сергей Глазьев,
академик РАН, министр по интеграции и макроэкономике Евразийской экономической комиссии:


– К сожалению, мы часто воспринимаем себя как периферию западной цивилизации, поэтому видим соответствующее отношение – снисходительное, а то и пренебрежительное, даже с русофобским уклоном. В течение столетий там формировался образ России как территории, покрытой тайгой с дикими зверями.
    
Стереотип глубоко укоренился в сознании многих людей потому, что мы сами никогда, за исключением, может быть, советского периода, не настаивали на своей точке отсчёта. Вот если мы переместим центр системы координат в Россию и посмотрим с этой позиции на европейскую культуру, науку, экономику, то многое может поменяться не только в нашем восприятии, но и в сознании западных партнёров. Это непростая задача, для начала необходима смена парадигмы хотя бы в сознании элит.
    
Рассматривая историческую роль Российской империи, СССР, Российской Федерации, мы увидим сюжеты и темы, которые позволят утверждать, что мы и есть центр европейской цивилизации. Именно Россия теперь защищает европейские ценности. Но нельзя не видеть, что в какой-то момент Россия добровольно уступила первенство Западной Европе как центру искусств, хотя здесь есть о чём поспорить. А наука? В СССР учёные добивались выдающихся результатов, но сейчас мы почему-то смиренно соглашаемся, что наука пришла к нам с Запада.
    
Чтобы сформировать новую позицию, нужно провести большую работу по систематизации наших достижений и пересмотру их места в мировой культуре, науке, экономике, прикладных областях и т.д. И впредь оценивать контакты с западными партнёрами на основе этой новой точки зрения.
    
Мне не хотелось бы вмешиваться в споры между историческими школами, но в советское время было понимание, что мы олицетворяем прогрессивный общественный строй и наиболее эффективную социально-экономическую систему. Теперь в социально-экономических вопросах мы отошли на далёкую периферию.
    
Наконец после почти 30 лет разгово­ров, что мы ничего не можем сами, принято политическое решение переходить на рубли в расчётах за экспортные поставки. Это очень важно. Использование валют в резервах тоже вызывает вопросы. Немало лет мы предлагаем формировать резервы в золоте, а не в иностранных валютах. В России добывается много золота, это один из наших экспортных товаров. Но бульшая часть государственных финансовых резервов – это по-прежнему валюта, причём в основном западных стран. Почему? Опять-таки потому, что воспринимали себя как периферию Запада.
    
Сейчас оказались заморожены наши резервы в сумме, примерно равной трёхлетней экспортной выручке. Что сказать? Для чего Россия вывозила сырьё, металлы, другие ценные товары, если теперь вынуждена просить: дайте возможность получить наши законные доходы! Это тоже результат периферийного мышления.
    
Спасибо, что из-за навязанных нам обстоятельств мы вынуждены наконец от него отказываться и начать воспринимать себя как центр. При этом на наших глазах происходит тектонический процесс – перемещение мирового экономического центра с Запада на Восток.
    
Но действительность – не только экономика. В рамках евразийской интеграции ощущается отсутствие идеологии. Единственная историческая школа, основанная на концепции России как центра, – это школа Фоменко и Носовского, которая математически доказывает, что мы наследники византийской культуры и в течение 300 лет до великой смуты были центром всей евразийской цивилизации, которая и была тогда общечеловеческой цивилизацией. Знаю, что отношение учёных к этой теории неоднозначно, и не буду приводить аргументы за или против. Но это пример, что не надо бояться мыслить по-новому. Только изменив свой периферийный образ мыслей, мы сможем изжить комплекс неполноценности. Поэтому, возможно, имеет смысл приветствовать те научные школы и направления, которые исходят из того, что мы позиционируем себя как центр системы координат – и в Европе, и в Азии, и вообще во всём мире.

 Окончание здесь
+2
    17 819