Последние новости


Защитные механизмы рынка ЕАЭС требуют скорейшего реформирования

6 марта 2019
230
0

В процессе развития Евразийского экономического союза его участники постоянно сталкиваются с различного рода проблемами, связанными с вопросами защиты национальных интересов. Экономические возможности стран Союза, к сожалению, все еще не позволяют говорить о единой наднациональной политике, которая бы устраивала всех. Более того, из-за неразвитости внутреннего рынка ЕАЭС, сегодня по-прежнему остается актуальным вопрос его защиты. При этом подходы к его решению у участников объединения в ряде случаях оказываются диаметрально противоположными.

 

Чтобы очертить суть существующей проблемы, стоит напомнить, что официально нынешние меры защиты внутреннего рынка ЕАЭС носят временный характер. При этом основная их функция – «защита интересов национальных производителей без применения мер неоправданного протекционизма в отношении третьих стран». Основными инструментами в такой политике являются антидемпинговые, компенсационные и специальные защитные меры, которые распространяются на всю территорию Союза. При этом в сфере применения антидемпинговых мер между странами в последнее время стало появляться все больше несогласованности.

 

Известно, что под демпингом в ЕАЭС понимается ситуация, при которой товар ввозится в Союз из третьих стран по ценам ниже тех, по которым он продается на их внутреннем рынке. Для введения специальной защитной, антидемпинговой или компенсационной меры необходимо заявление, поданное в Коллегию Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) от имени отраслевого представителя страны-участницы ЕАЭС. После этого уполномоченный орган проводит соответствующее расследование с целью доказать наличие возросшего, демпингового или субсидируемого импорта, а также ущерба (или угрозы его причинения) отрасли экономики страны заявителя.

 

Если такой акт будет доказан, то меры вводятся в форме антидемпинговых пошлин (экспортеры из третьих стран обязаны уплачивать в дополнение к действующим ввозным таможенным пошлинам) или одобрения ценовых обязательств, принятых экспортерами. При этом на национальном уровне в государствах-членах Евразийского союза защитные расследования не проводятся, а хозяйствующие субъекты третьих стран по всем спорам, в том числе и в случае введения антидемпинговой или компенсационной меры, могут обращаться только в Суд ЕАЭС.

 

Таким образом, видно, что все нынешние компетенции, связанные с защитными мерами в рамках Союза, переданы на наднациональный уровень, а странам-участницам фактически оставляются лишь две функции – формирование позиции по решениям ЕЭК, а также подготовка предложений по совершенствованию законодательства и практики применения защитных мер. И именно здесь возникает ряд проблем дополнительного характера.

 

Известно, что на сегодняшний день в ЕАЭС действуют 16 антидемпинговых мер в отношении различных товаров из Китая, Украины, Малайзии и Индии. При этом они введены преимущественно по инициативе российских производителей, что совершенно неслучайно, так как именно в РФ сосредоточена большая часть производства ЕАЭС, которому требуется защита. В то же время инициирование подобных антидемпинговых расследований в ряде случаев тормозится другими участниками ЕАЭС, в первую очередь из-за недостаточности развития их экономик, когда товары, против которых выступают российские производители, там практически не выпускаются. Проще говоря, в отличие от России, Белоруссия, Армения, Казахстан и Киргизия зачастую бывают заинтересованы в приобретении дешевых товаров, а не в их производстве. Кроме того, как показывает практика последних лет, государства-участники ЕАЭС научились не обращать внимания на интересы самого Союза и решения ЕЭК, накладывая вето на решения наднационального органа и фактически блокируя его работу в данном направлении.

 

Например, в июне 2016 г. Белоруссия внесла предложение об отмене решения Коллегии о применении антидемпинговой меры в отношении ферросиликомарганца с Украины. Правда, тогда вопрос удалось урегулировать, и она была введена решением от 27 октября 2016 г. Позже, в конце мая 2018 г., Коллегия приняла решение о применении антидемпинговой меры в отношении гербицидов из Европейского союза. Однако Казахстан в июне фактически наложил вето на данное решение, внеся предложение о его отмене. При этом Астана заявила, что в свете складывающейся ситуации на рынке гербицидов ЕАЭС «данная продукция имеет высокую значимость для отечественной отрасли растениеводства». В свою очередь, в России считают, что введение антидемпинговых мер не приведет к серьезному удорожанию гербицидов, но будет стимулировать их производство в ЕАЭС.

 

Ряд аналитиков считают, что нынешняя позиция Казахстана, а за ним и Белоруссии объясняется тем, что из-за возможного введения антидемпинговой пошлины обе страны фактически потеряют источник своеобразных дотаций в виде дешевых и эффективных европейских гербицидов. Это, в свою очередь, повлечет за собой удорожание сельхозпродукции, а значит, и снизит ее конкурентоспособность на рынке Союза. В настоящее время данный вопрос по-прежнему остается нерешенным, что только подтверждает существование системных проблем в ЕАЭС.

 

Еще один пример того, что проблема защиты российского рынка от демпингового импорта в условиях, когда страны ЕАЭС блокируют применение мер, носит системный характер. Так, по расчетам ассоциации «Русская сталь», объединяющей крупнейших производителей металлургической продукции в России, со стороны того или иного государства блокируется каждая четвертая мера, вводимая в ЕАЭС. В частности, отмечают в ассоциации, вопрос о введении защитных мер в отношении импорта прутков с Украины рассматривался в течение 2,5 года (обычно расследование такого рода занимает 9-12 месяцев), в результате чего ЕЭК установила наличие демпинга в украинских поставках и рекомендовала введение 10-процентной пошлины. Мера тем не менее была заблокирована Казахстаном, где находится предприятие группы Arcelor Mittal, имеющей также производственные мощности на Украине.

 

Не случайно в начале нынешнего года в России озаботились темой возможного изменения механизмов принятия решения о защите рынка на наднациональном и национальном уровнях. Тем более что в условиях западных санкций РФ пока лишена соответствующей правилам ВТО законной возможности ввести дополнительные пошлины на европейские товары.

 

В начале февраля Владимир Путин поручил правительству проработать вопрос о возможности изменения механизма принятия в ЕАЭС решений по защите от демпинга. Этот шаг был вызван именно позицией других участников Союза по предложенным РФ мерам. Как отметил президент России, для него остаются не совсем понятными причины наложения Казахстаном вето на решение ЕЭК по поставкам гербицидов, объяснить которые, по его мнению, ничем иным, как лоббированием интересов каких-то компаний, нельзя. Правда, на настоящий момент пока не ясно, какие механизмы и изменения может предложить российская сторона и смогут ли они удовлетворить остальных участников ЕАЭС.

 

Проблема в данном случае усложняется еще и тем, что нынешняя практика совершенствования законодательства и практики применения защитных мер в Союзе фактически зашла в тупик. Сегодня в евразийском законодательстве имеется ряд пробелов, которыми пользуются недобросовестные поставщики из третьих стран для обхода действующих в отношении них защитных мер, закрыть которые из-за позиции отдельных участников ЕАЭС по-прежнему не представляется возможным. В конечном счете складывается своеобразная ситуация, когда все компетенции, связанные с защитными мерами, переданы на наднациональный уровень, и при этом ЕЭК при принятии решений вынуждена согласовывать свои решения со всеми странами-участниками, чтобы минимизировать риски последующих проблем. Но и в этом случае, как показывает практика, избежать противоречий все еще не удается. Применение же национальных механизмов на внутреннем рынке, о которых сегодня говорят в России, хоть и не противоречит правилам ЕАЭС, но все же подрывает саму суть данного объединения, где изначально заявлялось о создании единых норм и правил.

 

Приходится констатировать, что нынешние проблемы в системе защиты внутреннего рынка ЕАЭС неразрывно связаны с вопросом о ее соответствии национальным экономическим интересам стран-участниц объединения, и в первую очередь России. Противодействие потребителей товара, в отношении которого предлагается ввести меру, лоббирование чьих-то интересов, а также желание получить дополнительную выгоду ставят под сомнение возможность взаимопонимания внутри ЕАЭС.

 

При этом стоит отметить, что пока никто из участников Союза, за исключением России, не проявил серьезной заинтересованности в совершенствовании механизмов защиты, как и всего законодательства Союза в целом. Хотя нынешние мировые тенденции, где все больше начинает превалировать протекционизм, должны заставить Астану, Минск, Бишкек и Ереван задуматься над существующими проблемами. Впрочем, вполне вероятно, что ничего подобного не происходит, в том числе и потому, что в случае введения Россией внутренней защиты страны-соседи попытаются использовать это для получения собственной выгоды за счет так называемого серого импорта.

 

В таком случае ЕАЭС наполнится новыми скандалами, а его развитие как общего свободного экономического пространства продолжит обесцениваться. Кроме того, в нынешних условиях в целях защиты внутреннего рынка, как ЕАЭС, так и самих стран его участниц, просто ввести ограничения или повысить пошлины уже недостаточно. Необходимо не только реформирование евразийского законодательства, но и всеобъемлющая поддержка отечественного экспортноориентированного производства. При создании конкурентоспособных предприятий рынок ЕАЭС со временем насытится качественными товарами местного производства, и необходимость в заградительных мерах отпадет естественным образом.


Илья Захаркин | Ритм Евразии
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Читайте также:
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO