Последние новости


Перейти с бахчи на завод: что на самом деле тормозит экономику Таджикистана

22 апреля 2019
514
0

Вопреки надеждам властей агросектор Таджикистана не приносит огромной прибыли стране. И ключом к спасению экономики в данном случае будет технологичное, востребованное производство, а не традиционные фрукты и овощи, считают эксперты

 

Говоря о сотрудничестве с Россией, Таджикистан в первую очередь рекламирует достижения в сельском хозяйстве и предлагает увеличить объемы торговли, но что если успех в развитии таджикской экономики кроется не в агросекторе, а в промышленности.

 

Примером тому стала недавняя 7-я российско-таджикская межрегиональная конференция, организованная в Москве по случаю официального визита Эмомали Рахмона и встречи его с Владимиром Путиным.

 

Ключевой частью мероприятия стал круглый стол, посвященный сотрудничеству в сфере сельского хозяйства, промышленности и торговли. Выступления с трибуны российских и таджикских чиновников и представителей бизнеса очень красноречиво отобразили как текущие проблемы, так и неожиданные золотоносные направления экономики республики.

 

Так, по мнению некоторых участников, Таджикистану стоит делать ставку на прикладные наукоемкие технологии, что, казалось бы, вообще не характерно для преимущественно аграрной страны. Тогда как в сфере внешней торговли традиционное и вроде как перспективное сельское хозяйство представляется некоторым наблюдателям чемоданом без ручки – тащить тяжело, а оставить жалко.

 

Sputnik Таджикистан решил узнать у экспертов, где именно пробуксовывает экономика страны и как можно это исправить.

 

Неутешительный расчет

 

Главной интригой конференции стал вопрос о соглашении по поводу оптово-распределительных центров для нужд агросектора и пищевой промышленности Таджикистана.

 

Предыстория такова: на протяжении последних лет чиновники и бизнесмены двух стран обсуждали, что мешает дехканам выйти со своими фруктами на экспортный рынок. О потенциале таджикского агросектора говорили много, но товарообмен как-то не складывался.

 

"Если брать продовольственные товары, сельскохозяйственную продукцию, то в Таджикистане ежегодно производится порядка 3 миллионов тонн. 85% идет на внутренний рынок, а на экспорт приходится совсем небольшая часть. Вообще дисбаланс внешней торговли России и Таджикистана совсем не в пользу республики", - отмечает Максим Иванов, научный сотрудник Центра отраслевой экономики Минфина РФ.

 

Достаточно взглянуть на цифры: за пять лет, с 2014-го, Россия поставила Таджикистану продовольственных товаров и сельхозсырья на 750 миллионов долларов, тогда как Таджикистан продал России тех же товаров всего на 10,5 миллиона. Понятно, что потенциал Москвы в пищевой торговле изначально больше, но статистика все равно впечатляющая.

 

"Халва" вместо фруктов 

 

Такой дисбаланс во многом обусловлен проблемами сертификации и логистики, а точнее - быстрой доставки спелых фруктов с поля на прилавок.

 

Решить задачу хранения и доставки предполагалось за счет создания в республике оптово-распределительных центров (ОРЦ), куда бы дехканские хозяйства организованно свозили продукцию на временное хранение, а оттуда отправляли бы в Россию на продажу.

 

Без малого два года шли переговоры о том, кто и где построит ОРЦ, каких он будет масштабов и за чей счет.

 

Долгожданное соглашения, с которого и должно было начаться строительство, планировали подписать именно в ходе визита президента Эмомали Рахмона в Москву. Однако в итоге документ таджикская делегация не подписала. Для российской стороны это стало полной неожиданностью, отмечает замглавы Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике Сергей Лисовский.

 

"Мы все согласовали на прошлой неделе, более того – там, в Душанбе, был первый зампред правительства Антон Силуанов. Но таджикская сторона 16 числа отказалась подписывать соглашение, ссылаясь на то, что те, кто должен был его подписать – не приехали", - пояснил Лисовский Sputnik Таджикистан.

 

По его словам, это выглядело довольно странным, ведь за несколько дней до приезда делегации все еще раз было оговорено на конференции с главой Минсельхоза Таджикистана. Более того – таджикская сторона сама прислала документ. 


И, несмотря на протокольные заявления о готовности меморандума об ОРЦ, документ так и не был подписан.

 

В чем причина такого неожиданного поворота, да еще и накануне встречи двух президентов, неизвестно. Как сказал Sputnik один из представителей крупной ритэйлерской сети, официальный Душанбе все еще не уверен в необходимости развития отрасли, но не хочет показывать это российским бизнесменам.

 

"Это типичная восточная вежливость. Таджикская сторона уже который раз говорит - "халва". Но во рту от этого слаще не становится", - отмечает он.

По словам эксперта, с момента последней конференции в Душанбе прошел почти год, а воз и ныне там. Возможно, власти сомневаются, что инвестиции в агрокомплекс себя окупят, или же не хотят отдавать редкие плодородные земли под строительство оптово-распределительных центров.

 

При этом на встрече глав государств вопрос обсуждался, и Путин с Рахмоном заявили о необходимости скорейшего строительства ОРЦ. 

 

Маркетинг для Таджикистана

 

Проблема еще и в том, что дехканские хозяйства пока еще не научились рекламировать себя на внешнем рынке и на равных бороться с конкурентами за прилавок. Любая крупная сеть магазинов руководствуется как жестким регламентом надзорных органов вроде Роспотребнадзора, так и собственными требованиями к качеству, упаковке и внешнему виду продукции.

 

Большинство иностранных поставщиков, заранее узнав стандарты покупателя, представляют ему прогнозы на урожай и быстро подстраиваются под рынок, поставляя в российские магазины продукцию заранее оговоренного вида и качества. И, по словам Сергея Лисовского, в здесь время играет против Таджикистана.

 

"То, что Владимир Путин упомянул строительство ОРЦ - это реальная возможность продвижения для Таджикистана. Но только российский рынок уже конкурентен и перенасыщен. Сюда активно идет Турция, Азербайджан, Иран, подключается Узбекистан. Они знакомы с требованиями торговых сетей по стандартизации, тогда как у Таджикистана культуры поставок нет. И текущие промедление таджикской стороны угрожает потерей доли на рынке", - отмечает Лисовский.

 

Проблема усугубляется тем, что поставки из Таджикистана в Россию идут через посредников в Кыргызстане и Казахстане, и каждое дополнительное звено в цепи поставщиков увеличивает риск того, что скоропортящийся товар придет не в срок, не в полном объеме или не придет вовсе.

 

Не фруктом единым

 

Если с агросектором возникают такие сложности, стоит ли делать его краеугольным камнем экономики?

 

По мнению ряда российских и таджикских специалистов, индустриализация и промышленность хоть и обойдется дороже, но зато окупится быстрее, и, что немаловажно – даст больше рабочих мест. По мнению кандидата экономических наук и президента Союза развития базальтовой индустрии Андрея Никитина – для Таджикистана это вопрос №1 на повестке дня.

 

"Развитие должно идти в сторону композитной индустрии. Чем это актуально для Таджикистана? На базе композитных материалов можно изготовлять множество изделий, которые сегодня производятся из обычного металла, который в Таджикистане почти на 100% завозят из-за рубежа", - подчеркивает Никитин.

 

По его словам, в Таджикистане, причем даже в крупных дехканских хозяйствах, наблюдается сильная изношенность инфраструктуры. Трубы и многие металлические элементы, установленные еще во времена СССР, приходят в негодность и рано или поздно их придется менять.

 

Замена же трубопроводов обойдется в колоссальные деньги, которые к тому же придется отдать за рубеж, а не национальным компаниям. Тогда как производство собственных труб из композитных материалов позволит сэкономить средства казны и поддержать местных производителей.

 

Решение за Душанбе

 

В качестве примера такого производства Андрей Никитин приводит хорошо знакомые ему базальтовые композиты.

 

Из базальта делают арматуру, строительные материалы и наполнитель для бетона (а Таджикистан является лидером по выработке цемента). Кроме того, базальт применяется и в текстильной промышленности, которую старается развивать правительство страны.

 

"В Таджикистане огромные залежи базальта. Ценный ресурс пока используется не очень рационально, хотя композиты позволят развивать сразу несколько направлений промышленности и дадут серьезный импульс к подготовке свежих кадров, инженеров, научных работников", - поясняет Никитин.

 

Нельзя сказать, что внутри страны никто не собирается всерьез развивать промышленность. Так, глава крупнейшего горнорудного предприятия ТАЛКО Шерали Кабир на конференции в Москве рассказал, что компания последние два года занимается не только производством алюминия, но и развивает химпром.

 

А председатель свободной экономической зоны "Сугд" Фирдавс Олимзода сказал, что выскотехнологичные производства, пожелавшие работать в "Сугде", будут избавлены от уплаты 8 из 10 налогов и пошлин.

 

ТАЛКО и СЭЗ Таджикистана являются локомотивами национальной экономики, а потому к словам их руководства в любом случае прислушиваются.

Но станет ли руководство страны форсированными темпами переводить экономику с бахчи на промышленные рельсы, будет видно не скоро, самое раннее – через год-два.


Спутник Таджикистан | Спутник Таджикистан
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Читайте также:
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO