Последние новости


Способен ли ЕАЭС отвечать санкциями на санкции?

4 июля 2019
418
0

Коллаж: © Русские в КазахстанеИзвестно, что в Евразийском экономическом союзе по-прежнему существуют различного рода барьеры и ограничения, между его участниками нет единства мнений относительно внутреннего развития объединения, а процесс дальнейшей интеграции на евразийском пространстве несколько затормозился. Понятно, что за столь небольшой, всего пятилетний срок своего существования Союзу было просто не под силу достигнуть тех целей, которые были поставлены его основателями.

 

Важно, что Россия, Белоруссия, Казахстан, Киргизия и Армения, которые составляют ЕАЭС, заявляют о своем желании решить существующие проблемы в рамках организации. Например, в конце июня стало известно о возможности введения в качестве ответной меры на ограничения в адрес одного из членов Союза коллективных санкций против третьих стран. Об этом заявила министр по торговле Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Вероника Никишина, по словам которой, ЕАЭС может вести ограничения первым в «целях соблюдения общественного правопорядка, охраны жизни и здоровья, обеспечения обороны и безопасности». При этом среди возможных санкций она назвала повышение уровня ставок ввозных таможенных пошлин, временное приостановление предоставления преференций или «иные меры, оказывающие влияние на результаты внешней торговли с соответствующим государством».

 

С точки зрения существующего положения в ЕАЭС такое решение, если оно будет принято, носит вполне логичный характер. Заявляя о создании единого экономического пространства без границ, страны-участники Союза обязались согласовывать между собой в том числе и основные принципы внешней торговли. Однако на деле, как показывают события последних лет, этого не происходит – каждая из стран стремится защищать в первую очередь собственные национальные интересы, которые зачастую не совпадают с интересами партнеров по Союзу.

 

Именно такая ситуация сложилась в ЕАЭС и с предлагаемым введением контрсанкций. Особенно на фоне того, что основным двигателем этой идеи сегодня является Россия, уже не первый год находящаяся в санкционном противостоянии со странами Запада. Как показали последние четыре года, Москва, являющаяся основным донором и рынком ЕАЭС, на этом пути по-прежнему остается одна и полностью положиться в своей «борьбе» на партнеров по объединению не может.

 

Стоит напомнить, что впервые официально о необходимости общей работы над введением контрсанкций было заявлено летом прошлого года, когда в кулуарах одного из евразийских форумов прозвучала фраза о том, что «мы рассмотрим вопрос возможности гипотетического согласованного введения мер против третьих стран». На июльском 2018 г. заседании Евразийского межправительственного совета премьер-министр России Дмитрий Медведев заявил, что, «являясь частью мировой торговой системы, Евразийский экономический союз не может игнорировать набирающие обороты торговые войны между отдельными, но крупными участниками международных отношений». По его словам, «каждая страна имеет право индивидуально применять ответные ограничительные меры», но при этом «важны и коллективные шаги».

 

Тогда же ЕЭК было дано поручение проанализировать международную практику применения коллективных ответных мер на действия третьей стороны. Однако даже после изучения данного анализа на заседании Межправсовета в Минске в ноябре 2018 года возможность введения совместных ограничительных мер в отношении третьих стран так и осталась на бумаге. И этому есть ряд вполне объяснимых причин.

 

Согласно статье 40 «Ответные меры в отношении третьей стороны» договора о ЕАЭС, «государства-члены вправе в одностороннем порядке применять в качестве ответных мер повышенные по сравнению с Единым таможенным тарифом ЕАЭС ставки ввозных таможенных пошлин». Именно этим правом в свое время воспользовалась Россия, которая после введения против нее западных санкций ответила зеркальными мерами в отношении продукции агропромышленного комплекса. В результате в рамках единого евразийского пространства образовалось два таможенных режима: в России существует один уровень таможенных ставок и ограничений, а в остальных странах ЕАЭС – другой.

 

После того как в марте 2018 г. США года ввели импортные пошлины на сталь и алюминий в размере 25% и 10%, Москва подготовила свои ответные меры, повысив на 25-40% ввозные тарифы на ряд видов продукции американского производства, предложив сделать то же самое и своим коллегам по ЕАЭС. Однако, как и в прошлые годы, ни Минск, ни Нур-Султан, ни Бишкек, ни Ереван не решились поддержать российскую инициативу.

 

То, что молчаливо скрывалось, стало теперь очевидным. А именно: оказалось, что для всех остальных стран ЕАЭС санкционное противостояние России и Запада носит двоякий характер. С одной стороны, если страны коллективно введут повышенные импортные пошлины на западные товары, то их внутренние рынки могут пострадать, чего никто не желает. При этом стоит напомнить, что, в отличие от Армении или Киргизии, для которых рынок России является главным, у Белоруссии и Казахстана ситуация немного иная. Так, Казахстан крайне заинтересован в экспорте своих ресурсов (в 2018 г. девять из десяти ключевых экспортных товаров РК приходилось на природные ископаемые и их обработанные производные) в Италию, Францию и Нидерланды (более 50% экспорта), а также Китай. Это предопределяет для Нур-Султана важность не только российского, но и западного рынков.

Белоруссия же, поставляя в РФ значительную часть своей продукции, крайне зависит от экспорта своих нефтепродуктов в ЕС, который приносит стране около половины ее валютной выручки.  В таких условиях любые конфликтные  ситуации могут ухудшить внешнюю торговлю этих стран, и рисковать в угоду Москве в Минске и Нур-Султане не собираются. Кроме того, сегодня белорусские и казахские власти стремятся не конфликтовать, а налаживать свои отношения с Западом, а Ереван и вовсе после прихода к власти правительства Н. Пашиняна фактически претендует на роль «моста» между ЕАЭС и Евросоюзом. При этом, как считают эксперты, не стоит забывать, что ЕС и США, которые выпускают главные мировые валюты, при обострении конфликта всегда могут создать определенный дефицит на денежном рынке ЕАЭС, что приведет к падению экономики всех стран объединения.

 

С другой стороны, для Белоруссии и Казахстана санкционное противостояние России и Запада имеет и положительные моменты. Не стоит скрывать, что западные санкции против РФ позволяют Минску и Нур-Султану получать выгоду за счет реэкспорта на российский рынок запрещенных для ввоза товаров. Проблема так называемого серого экспорта и даже контрабанды уже не первый год является одной из ключевых в белорусско-российских отношениях. Белорусские креветки, ананасы, яблоки, помидоры и прочая сельхозпродукция, в том числе и мясомолочная, неоднократно становились предметом острых разногласий между Минском и Москвой, а Россия и вовсе была вынуждена начать вводить запреты на ввоз с территории союзного государства ряда товаров.

 

Схожая ситуация наблюдается и с Казахстаном, откуда в РФ поступает животноводческая продукция из санкционного списка. Все это позволяет Минску и Нур-Султану зарабатывать на антироссийских санкциях, а значит, нынешняя ситуация пока устраивает эти два государства. Кроме того, нельзя забывать, что западные компании, не имеющие возможности работать в России, сегодня все чаще приходят в Казахстан и Белоруссию, чтобы впоследствии выйти на российский рынок. А это  дополнительные налоги и поступления в бюджет двух республик.

 

Необходимо констатировать, что нынешняя ситуация, когда в рамках ЕАЭС существует российский запрет на импорт ряда продукции стран Запада, а остальные члены объединения не готовы поддержать своего партнёра, не может положительным образом сказываться на развитии Союза. Поэтому и перспективы введения членами ЕАЭС коллективных санкций против третьих стран в качестве ответной меры на ограничения одного из членов Союза выглядят пока не очень реальными.

 

В то же время пути решения данной проблемы необходимо искать. По мнению многих аналитиков, сегодня есть несколько вариантов.

 

Во-первых, это присоединение остальных участников объединения к российским контрсанкциям. При этом в данном случае возможна разработка некого механизма, при котором из Белоруссии и Казахстана в Россию будет поступать не контрабандный, а квотированный товар из стран санкционного списка.

Во-вторых, возможна отмена Москвой ответных мер на западные санкции. Однако такой вариант видится маловероятным из-за геополитических последствий для России на мировой арене.

 

В-третьих, это поиск Россией и ее западными партнерами выхода из экономического кризиса без участия структур ЕАЭС. Однако в таком случае, как и в случае с отказом остальных участников Союза поддержать нынешнюю политику Москвы, говорить об ЕАЭС как реальном интеграционном объединении можно будет только условно.

 

По какому из вышеуказанных путей будут развиваться события, сегодня говорить достаточно сложно, так как национальные интересы в ЕАЭС по-прежнему превалируют на общеевразийскими. Пока каждая из стран объединения стремиться использовать санкционную войну в своих интересах. В России продолжают диверсифицировать экономику, а иные участники Союза довольствуются возможностью получения временного дохода за счет «серого экспорта» и привлечения в свои страны западных партнеров, нацеленных на российский рынок, но не имеющих сегодня возможность там работать.


Илья Захаркин | Ритм Евразии
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Читайте также:
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO