Последние новости


Страна под параграфом. У Казахстана возникли серьезные неприятности по профсоюзной линии

16 июля 2019
377
0

Коллаж: © Русские в КазахстанеКомитет Международной конференции труда по применению норм — один из контрольных механизмов Международной организации труда (МОТ) — преподнес Республике Казахстан неприятный сюрприз: государство внесли в специальный параграф отчета этого комитета «в связи с отсутствием прогресса с реализацией трудовых прав и прав профсоюзов в стране». Решение было принято в ходе 108-й Международной конференции труда, проходившей в Женеве.

 

Рассмотрение вопроса о соответствии казахстанского законодательства и правоприменительной практики нормам Конвенции МОТ №87 (о свободе объединений и защите права объединяться в профсоюзы) состоялось 18 июня, тогда-то были озвучены факты множественных нарушений права на объединение в независимые профсоюзы, преследований профсоюзных активистов и отказа правительства менять ситуацию.

 

Среди жестких рекомендаций комитета Казахстану были пожелания изменить положение закона «О профсоюзах» так, чтобы не ограничивалось право работников свободно создавать профсоюзы и вступать в них, а также дать возможность объединениям работников и работодателей получать поддержку, в том числе финансовую, от международных организаций.

 

Эти два пункта особенно озадачили официального представителя Казахстана Армана Байсуанова, советника-посланника РК при ООН. Он, очевидно, не ожидал такого поворота.

 

— Эти два параграфа составлены так, как будто представитель правительства ничего не сказал, и комитет ничего не заслушал. Честно говоря, это в высшей степени необычная ситуация для меня, поскольку, если документ принимается до того, как представитель правительства высказал свое мнение по документу, принятому десятью минутами ранее, это в высшей степени необычно в моей дипломатической практике, но мы с этим может прожить, — сказал после вынесения решения казахстанский дипломат.

 

Надо отдать властям Казахстана должное: республика долго и последовательно шла к тому, чтобы оказаться «под параграфом» МОТ. Что это означает, помимо того, что Международная организация труда высказывает крайнюю степень обеспокоенности?

 

Рост напряжения

 

В отличие от политической оппозиции, независимое профсоюзное движение пребывало в более-менее свободных условиях после 1991 года. Наравне с крупными ассоциациями, близкими к государству и работодателям (Федерация профсоюзов Республики Казахстан и Казахстанская конфедерация труда), действовала Конфедерация независимых профсоюзов Казахстана. И это не считая множества профсоюзов, не вошедших ни в одно из объединений.

 

Отношения государства и независимых профобъединений стали стремительно ухудшаться с началом забастовок нефтяников на западе Казахстана в 2011 году. Аресты и суды, а также физические расправы над лидерами профсоюзов нефтяников не остановили волну, которая завершилась в декабре 2011 года трагическими событиями в Жанаозене и Шетпе, в ходе которых полиция применила против участников акций оружие.

 

Судебные процессы в отношении участников забастовок, а также активистов политической оппозиции, ставших, по версии государства, главными виновниками трагедии, привели к серьезному напряжению между государством и сохранившимися независимыми профсоюзами.

 

С 2009 года инициативная группа пыталась зарегистрировать независимое объединение – рабочий профсоюз «Жанарту», стоящий на социалистических позициях. Однако после минимум пяти отказов произошли события в Жанаозене и Шетпе, и его лидеры, опасаясь обвинений в подготовке забастовок, были вынуждены покинуть страну. Тем не менее даже в неопределенном статусе его оставшиеся в Казахстане активисты продолжают освещать трудовые конфликты.

 

Самое громкое «профсоюзное дело» в республике связано с Конфедерацией независимых профсоюзов Республики Казахстан (КНПРК). Приняв в 2014 году новый Закон о профсоюзной деятельности, вызвавший резкую критику за рубежом, государство 4 января 2017 года ликвидировало крупнейшую независимую профассоциацию, а через три дня было возбуждено уголовное дело в отношении ее лидера Ларисы Харьковой. Женщину обвинили в растрате профсоюзных средств. Хотя следствие и суд не смогло доказать обвинений, ее осудили в июле 2017 года на 4 года ограничения свободы. Перед этим получили реальные сроки еще двое лидеров ликвидированной профсоюзной структуры — Амин Елеусинов и Нурбек Кушакбаев. Елеусинов осужден на два года лишения свободы за «хищения вверенных ему профсоюзных средств, оскорбление полицейских, неповиновение им и применение насилия в отношении них», Кушакбаев — на два с половиной года за «подстрекательство к незаконной забастовке». Оба возглавляли протесты работников крупного нефтесервисного предприятия Oil Construction Company c требованием отменить решение суда по ликвидации КНПРК.

 

На этом фоне практически незаметно продолжились судебные ликвидации десятков профсоюзов, некогда входивших в Конфедерацию.

 

Всего же с момента принятия нового закона о профсоюзах было лишено легального статуса свыше 600 объединений.

 

— Это последствия целого ряда шагов, предпринятых с начала девяностых, а потом продолженных в течение трех-четырех последних лет. Комитет по применению норм – крайне важная структура Международной организации труда, и то, что комитет применил спецпараграф из всего своего инструментария, — это самый последний, то есть самый жесткий шаг. Он означает, что данная страна попадает в черный список, в список стран-изгоев, которые нарушают права профсоюзов. И, в отличие от правозащитных организаций, здесь все значительно серьезней, потому что это экономика, — объясняет ведущий казахстанский правозащитник Евгений Жовтис, директор Казахстанского международного бюро по правам человека. — Какие последствия? Честно скажу, плохие. Потому что в прошлом году, когда я встречался с представителем Министерства иностранных дел Казахстана, то предупреждал: вы играете с огнем, МОТ – серьезная организация, а права профсоюзов – один из ключевых моментов трудовых отношений и вообще развития экономики.

 

Пять звонков перед поднятием занавеса

 

В прошлом году для Казахстана в связи с нарушениями права на создание независимых профсоюзов прозвучало аж четыре предупредительных звонка плюс один контрольный, если вдруг тех оказалось недостаточно.

 

О преследовании профсоюзов стране напомнили в Европейском парламенте, приняв 12 марта 2018 года новую резолюцию по нарушению прав человека в Казахстане.

 

«…В 2018 году были зарегистрированы многочисленные угрозы свободе объединений, при этом многие подвергались преследованиям, задержаниям или судам в связи с их правом на законную и свободную работу, в частности, в связи с сохраняющейся тенденцией закрытия независимых профсоюзов и преследования их лидеров; в то время как, например, в сентябре 2018 года были возбуждены уголовные дела за «финансовые нарушения» против профсоюзного лидера Ерлана Балтабая из Шымкента, а в октябре 2018 года сотрудники правоохранительных органов обыскали его дом, хотя ему не сообщили о том, какой закон он якобы нарушил».

 

«Второй звонок» оказался самым тревожным. 13 апреля 2018 года было озвучено намерение офиса Торгового представителя США «пересмотреть участие Индии, Индонезии и Казахстана в Обобщенной системе преференций (ОСП), основываясь на подозрении в «несоответствии вышеперечисленных стран данной программе». «Пересмотр соответствия Казахстана основан на беспокойстве, касающемся его соблюдения критерия ОСП о правах работников», — объяснили в посольстве США в РК. Другими словами – опять из-за того, что в государстве не соблюдается право на беспрепятственную деятельность профсоюзов, что для Соединенных Штатов является столь же важным требованием, что и соблюдение свободы совести.

 

Из развивающихся стран СНГ из Обобщенной системы преференций за нарушение прав работников была исключена Беларусь. Несмотря на то что особо бурных экономических отношений между США и Беларусью не наблюдалось, Минск тем не менее потерял на этом не менее трех миллиардов долларов. Поэтому зависимому от продажи сырья Казахстану подобное могло бы стоить куда дороже. Сразу же после этого под благовидными предлогами были освобождены профсоюзные лидеры Амин Елеусинов и Нурбек Кушакбаев.

 

Благодаря оперативному реагированию Казахстана и, должно быть, его традиционным заверениям исправиться США «забыли» о своем намерении внести Казахстан в особый раздел.

 

Очень кстати к освобождению подоспел «третий звонок» — международная премия имени Артура Свенссона (своего рода «Нобелевская премия мира» за профсоюзную деятельность). В апреле 2018 года, помимо Елеусинова и Кушакбаева, еще одним получателем стала Лариса Харькова – осужденный лидер КНПРК.

 

7 июня 2018 года Международная конфедерация профсоюзов (МКП), куда от Казахстана входили прогосударственная Федерация профсоюзов Республики Казахстан (ФПРК) и закрытая властями Конфедерация независимых профсоюзов республики Казахстан (КНПРК), опубликовала отчет «2018. Индекс МКП. Худшие страны мира для рабочих». В первую десятку, по их версии, вошел и Казахстан в силу своего «специфического» отношения к независимым профобъединениям, кроме того, в мире все еще помнят, как закончилась забастовка нефтяников на западе страны в 2011 году. Однако внутри республики, кроме некоторых СМИ, на этот рейтинг никто не обратил внимания.

 

Наконец, в конце прошлого года произошло пятое, самое унизительное для Акорды событие, связанное с профсоюзной сферой. 3 декабря на IV Конгрессе Международной конфедерации профсоюзов (МКП) было принято решение о лишении полномочий делегации Федерации профсоюзов Республики Казахстан – официальной профсоюзной ассоциации, представляющей Казахстан за рубежом, и о приостановлении ее членства в МПК. Основание: ФПРК «полностью утратила независимость».

 

Это случилось после завершения работы в РК Международной профсоюзной миссии, оставшейся крайне недовольной увиденным и услышанным внутри страны.

 

— Международная конфедерация профсоюзов подтвердила свое намерение оказать существенную поддержку наемным работникам Республики Казахстан в их намерении создавать и развивать независимые профсоюзы как действенный инструмент борьбы за свои социальные и экономические интересы и гражданские права. «Антирабочая практика репрессий и запретов в Республике Казахстан должна быть изменена. Мы будем контролировать ситуацию и заставим власти Казахстана уважать основополагающие права наемных работников», — высказался на этом конгрессе перед собравшимися председатель Конфедерации труда России Борис Кравченко, в очередной раз посетивший Казахстан в составе этой профсоюзной миссии.

 

На следующий день госпрофсоюз заявил о своем протесте в связи с решением большинства и продолжил делать вид, что ничего особенного не произошло.

 

Государство и неподконтрольные профсоюзы: давление продолжается

 

В июне 2017 года после трех отказов временную регистрацию получило содружество профсоюзов «Аманат». Высказывались подозрения, что за ним может стоять Акорда: мол, в Казахстане ничего просто так не возникает, и потенциально опасное для власти объединение не имеет никаких шансов получить государственную регистрацию… Но звучали и другие версии: например, государство решило продемонстрировать «Аманат» своим критикам из-за рубежа…

 

Однако отношение властей к новой структуре со стороны государства быстро перешло в другую фазу.

 

В конце июня этого года «Аманату» удалось отстоять в суде отраслевой профсоюз работников горнорудной, угольной и металлургической промышленности «Заря», который является соучредителем и структурным подразделением самого «Аманата». Власти намеревались принудительно ликвидировать «Зарю», как это произошло с десятками других независимых профцентров, якобы за то, что он не успел пройти перерегистрацию. Произойди это — и возник бы риск закрытия самого «Аманата». Десятки других профсоюзов, вошедших в содружество, к этому времени уже перешли под давлением в Федерацию профсоюзов Казахстана либо иные профобъединения, созданные при полной поддержке государства.

 

— Потери наши есть во всех регионах. Акмолинская и Восточно-Казахстанская области, Астана и Алма-Ата дали бой и сохранили более 70% членских организаций. Остальные регионы потеряли до 50%. Полностью мы потеряли Жамбылскую и Кызылординскую области, Южно-Казахстанскую — на 80%, Карагандинскую — на 50%. И это продолжается. Так, на местах, например в Усть-Каменогорске, местные власти заявляют, что в регионе до 1 сентября вообще не должно быть «Аманат» в любых отраслях, — рассказывает «Фергане» председатель профсоюзной структуры Андрей Пригорь.

 

«Аманатовцы» за короткое время лишились первичных профорганизаций центральных районных больниц городов Караганды и Сарани, а также акмолинского областного филиала отраслевого профсоюза работников здравоохранения. Всех их принудили вступить в «официальный» профсоюз работников здравоохранения SENIM. Последний образовался и сразу же получил регистрацию после исхода Казахстанского отраслевого профсоюза работников здравоохранения из Федерации профсоюзов Республики Казахстан. В законном статусе медицинский профсоюз снова оперативно влился в ФПРК, в то время как местные органы власти подвигают других беглецов из госмедучреждений к вступлению в SENIM.

 

— Это и понятно, как раз там и есть благоприятная почва для давления, — констатирует Андрей Пригорь: бюджетниками и медработниками, в частности, легко манипулировать. Подобным же образом, по словам Пригоря, поступили с их отраслевым профсоюзом госучреждений и сферы услуг. Когда новое профобъединение пополнилось членами за счет предприятий, не вовлеченных в профсоюз, их также различными способами заставили перейти в ФПРК.

 

По поводу относительно оперативной регистрации профсоюза SENIM и его быстрого вхождения в Федерацию профсоюзов РК высказывался в ноябре прошлого года Мурат Машкенов — руководитель «Казахстанской конфедерации труда» (ККТ) (действует с 2002 года, входит 11 отраслевых профсоюзов и 3 территориальных объединения с общей численностью 800 тыс. членов). Машкенов обвинил SENIM и ФПРК в использовании административного ресурса для «добровольно-принудительного перетока» членов и локальных профсоюзов в их структуры, в чем непосредственную поддержку оказывают главные врачи больниц, а также районные и городские администрации.

 

«Казахстанская конфедерация труда», ранее никогда не конфликтовавшая с государством, тоже рисковала растерять часть членских организаций: с прошлого года в Алма-Ате по искам городской администрации проходили судебные разбирательства в отношении 47 профсоюзов, которые вдруг решили закрыть. Причинами называли или непрохождение перерегистрации, или неуведомление органов юстиции, в какой отраслевой профсоюз они входят. Однако, как говорит генеральный секретарь Конфедерации Мурат Машкенов, в итоге все организации удалось отстоять. «Это же абсурд, — недоумевает он. – У нас в конфедерации есть профсоюзный центр «Алма-атинский союз профсоюзов», в этом году он отмечает свое столетие, а они его хотели закрыть!»

 

На какие бы грабли еще наступить?

 

В начале июня Алма-Ату посетила делегация Международной организации труда, организовав при этом круглый стол для профобъединений.

 

В завершении мероприятия была принята резолюция, пятый пункт которой гласит: республиканским объединениям профсоюзов «Казахстанская конфедерация труда» и «Аманат» инициировать разработку нового законопроекта. Одновременно с этим «принять нормы, усиливающие роль и статус отраслевых объединений профсоюзов, запрещающие органам (местным и центральным) государственной власти вмешиваться в деятельность профсоюзов».

 

О том, как рекомендацию восприняло государство, можно судить по судебному процессу над председателем профсоюза «Достойный труд» (одновременно руководителем отраслевого профсоюза топливно-энергетического комплекса) Ерланом Балтабаем из южно-казахстанского города Чимкента. Как и в ситуации с Ларисой Харьковой, государство спровоцировало конфликт двух профсоюзных субъектов — и этот спор пока идет в пользу прогосударственного объединения.

 

25 июня 2019 года прокурор запросил для Балтабая восемь лет тюрьмы за «присвоение или растрату вверенного чужого имущества» по жалобе одного из членов профсоюза «Достойный труд». При этом Балтабай пытался убедить суд, что якобы похищенные им около 30 тыс. профсоюзных долларов находятся на счетах профсоюза. Однако из-за изменения законодательства и регистрационных проволочек этими деньгами в настоящее время распоряжаться не могут. Более того, согласно Закону «О профсоюзах» «члены профсоюза не имеют прав на переданные ими профсоюзу имущество и членские взносы». Но истец, создавший другой профсоюз под тем же названием – «Достойный труд», требует, чтобы деньги были возвращены новому объединению. Один важный момент – Ерлан Балтабай являлся соратником осужденной (по подобным недоказанным обвинениям) Ларисы Харьковой.

 

В январе этого года был задержан и снят с поезда Куспан Косшыгулов (делегат 4-го Всемирного Конгресса Международной конфедерации профсоюзов в Копенгагене от КНПРК, которая, несмотря на ликвидацию в Казахстане, является полноправной организацией на международном уровне) вместе с восьмилетней дочерью. Причиной задержания послужило заявление парня, якобы избитого профсоюзным активистом. В отношении Косшыгулова возбуждено административное производство, а пострадавший только на второй раз смог получить необходимые для возбуждения дела результаты медэкспертизы.

 

В конце 2018 года в Шахтинске произошло нападение на председателя филиала «Отраслевого профессионального союза работников топливно-энергетического комплекса» Карагандинской области Дмитрия Синявского. Несколько налетчиков набросились на него в гараже, из-за чего профсоюзный активист оказался в больнице с черепно-мозговой травмой, переломами руки и другими повреждениями. До этого в его доме камнями побили стекла.

 

Наконец, в отношении осужденной Ларисы Харьковой в октябре 2018 года был инициирован еще один судебный иск по схожим лекалам, что и в отношении Ерлана Балтабая. Председатель чимкентского «Локального профессионального союза работников скорой медицинской помощи» Сауле Абдибаева потребовала взыскать с Харьковой более $6000. Якобы Абдибаева, будучи руководителем другого профсоюза работников станции скорой помощи, передала в Конфедерацию независимых профсоюзов РК эту сумму. Однако суд прекратил дело, посчитав, что новый профсоюз Абдибаевой не может считаться законным преемником предыдущего.

 

* * *

 

Международная конфедерация профсоюзов в этом году вновь поместила Казахстан в список худших стран, где не соблюдаются права трудящихся. И теперь, возможно, Торговое представительство США по новому кругу подымет тему нахождения своего центральноазиатского партнера в системе торговых преференций, тем более что у республики теперь новый для нее статус – страны под параграфом.


Андрей Гришин | ИА Фергана
  • Не нравится
  • +5
  • Нравится
Читайте также:
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO