Последние новости


Казахстан: разрыв в развитии регионов, увы, продолжает расти

8 августа 2019
841
0

Несмотря на постоянно озвучиваемые властями Казахстана планы и программы диверсификации и реиндустриализации экономики страны, локомотивом развития продолжает оставаться нефтегазовый сектор. Так, если добыча нефти в 1992 г. составляла 25,8 млн тонн, то в прошлом году объем добычи нефти и газового конденсата достиг рекордной отметки – 90,36 млн тонн. При этом почти 60% от этого объема пришлось на три крупнейших проекта – Тенгиз, Кашаган и Карачаганак, суммарно добывших 53,9 млн тонн (104,7% к 2017 г.), в том числе на месторождение Тенгиз 28,6 млн (103,3% к плану), Кашаган – 13,2 млн (120%) и Карачаганак – 12,1 млн (100,8%).

 

Отметим, что обычным явлением стали разрывы между параметрами, закладываемыми в отраслевые программы, и реальными уровнями нефтедобычи. В частности, в первой Госпрограмме форсированного индустриально-инновационного развития предполагалось, что уже в 2014 г. объем нефтедобычи будет составлять 84 млн тонн. В августе 2013 г., будучи министром экономики и бюджетного планирования, Е. Досаев утверждал, что добыча нефти к 2018 г. увеличится до 110 млн тонн. Сегодня, по данным Минэнерго, уровень свыше 104 млн тонн ожидается лишь к 2030 г.

 

Однако если такой показатель и будет достигнут, это не даст значимого макроэкономического эффекта. Ведь прогнозируемый прирост среднегодового увеличения добычи нефти составит меньше 1,5%, что не окажет существенного влияния на ускорение экономического роста. Тем более что, согласно анализу специалистов, рынок нефти в последние годы смещается в сторону переизбытка, а значит, возможно падение и стагнация нефтяных цен на относительно низком уровне.

 

Поскольку добыча углеводородов составляет свыше трети всего объема промышленного производства, нефтегазовая отрасль РК традиционно обеспечивает весомую поддержку бюджету страны (налоги и другие поступления в бюджет от нефтегазового сектора в стране составляют 67%), демонстрируя его зависимость от нефтяных доходов, а это значит, что республике необходима диверсификация экономики.

 

Отметим, что почти 80% добываемой нефти идёт на экспорт. Так, в исследовании портала Energyprom в 2017 г. говорилось, что за год доля нефтяного экспорта в его общем объёме выросла с 59% до 62%. В 2018-м этот показатель достиг уже 78,4%.

 

Расширение мощностей нефтехимической промышленности является одной из главных задач для снижения сырьевой зависимости страны. Это позволит, перерабатывая сырье, увеличить выпуск химической продукции с высокой добавленной стоимостью, вывозить из республики не сырье, а готовую продукцию и, сократив импорт, обеспечивать ею национальных потребителей. Таким образом, для обеспечения эффективной политики диверсификации необходим технологически развитый нефтегазовый сектор.

 

«Нефтедоллары» должны расходоваться в первую очередь на расширение собственной линейки производимых обрабатывающей промышленностью высокотехнологичных товаров. К примеру, Иран в 2000-2015 гг. нарастил мощности нефтехимических производств в 7 раз, Катар – в 5 раз, страны АТР (несмотря на отсутствие у многих из них собственного сырья) – почти втрое. В соседнем Узбекистане введён в строй Шуртанский газохимический комплекс (ГХК), завершено строительство крупнейшего в Центральной Азии Устюртского ГХК.

 

В Казахстане же, несмотря на признание нефтехимии стратегическим направлением, ее развитие по-прежнему остается вялотекущим процессом. Яркой иллюстрацией этого является реализация принятого еще в 2005 г. решения о строительстве в Атырауской области первого в Казахстане интегрированного ГХК на базе нефтяных попутных газов месторождений Тенгиз, Кашаган и Карачаганак. Суперпроект стоимостью в 6,3 млрд долларов, который должен был обеспечить производство базовой нефтехимической продукции – 500 тыс. тонн полиэтилена и 800 тыс. тонн полипропилена – просто «завис».

 

Сегодня в стране полимерная отрасль как таковая практически отсутствует, и потребности в её продукции покрываются за счёт импорта. Поскольку действующая налоговая система стимулирует не приток сырья в глубокую переработку, а вывоз его за рубеж, то рассчитывать на прорывы в инвестиционных проектах отечественной нефтехимии не приходится. Затянувшаяся более чем на десятилетие пауза в развитии отрасли может стать для нее фатальной.

 

К главным проблемам в сфере переработки нефтегазового сырья на сегодняшний день можно отнести не только малое количество перерабатывающих предприятий для углеводородного сырья и низкий коэффициент извлекаемости углеводородов, но и дефицит казахстанских специализированных кадров (новоиспеченные специалисты не компетентны во многих вопросах).

 

Если в СССР одной из главных составляющих успешного развития страны была кадровая политика, то сегодня профессиональных нефтяников и газовиков в руководстве отечественной нефтегазовой отрасли почти не осталось, как и действующих на полную мощность предприятий, большинство из которых благодаря «рыночной» экономике уже в первые годы независимости ушли в небытие. Принимаемые властями «меры» по диверсификации источников доходов лишь усугубляют риски, которые умножаются в условиях падения цен на нефть.

 

В текущем году в Минэнерго ожидают снижения объёмов нефтедобычи. Связано это как с сокращением добычи на старых месторождениях (которые истощаются), так и с плановыми ремонтными работами в Карачаганаке, Тенгизе и Кашагане. Добыча углеводородов по сравнению с 2018 г. сократится до 89 млн тонн, и если тогда ВВП страны составлял 4,1%, то в текущем году Всемирным банком он оценивается на уровне 3,5%.

 

Несмотря на то, что в расчете на душу населения ВВП Казахстана быстро рос в течение последних 10 лет во всех областях страны, в республике нарастают проблемы региональных различий в плане бедности, неравенства доходов, ухудшения экологической ситуации.

 

Более того, если изначально первые места по экономическим показателям, в том числе по общему объему и среднедушевому показателю валового регионального продукта (ВРП), устойчиво занимали индустриальные регионы – Восточно-Казахстанская, Карагандинская, Павлодарская области, в которых был сосредоточен наиболее крупный экономический потенциал страны, то сегодня ситуация кардинально поменялась. Лидерами экономики стали регионы – поставщики топлива и сырья на экспорт.

 

Темпы роста регионов со сформированной обрабатывающей промышленностью (Карагандинская, Восточно-Казахстанская. Павлодарская области), хотя и являются положительными, но уступают темпам в нефтедобывающих регионах. К примеру, ВРП Атырауской области (которая занимает лидирующее место по добыче нефти среди регионов) вдвое (а в расчете на душу населения, то почти в семь раз) превышает ВРП Туркестанской области. При среднем официальном показателе безработицы в 2018 г. 4,9%, на юге страны – в Туркестанской области – он был зарегистрирован на уровне 5,2%, тогда как в Атырауской и Мангистауской областях – 4,6%, Северо-Казахстанской области – 4,5%. И это понятно. В трех последних регионах развита преимущественно сфера нефтедобычи и нефтегазового машиностроения. 

 

Вместе с тем, несмотря на «дождь нефтедолларов», Техаса из западных регионов страны не получилось, и все попытки создать на этих территориях продвинутые девелоперские проекты (в частности, по производству полипропилена и полиэтилена) остаются лишь на бумаге, как, впрочем, и текстильный кластер с «силиконовой долиной» на юге. Тем временем разрывы в развитии регионов продолжают расти. Последние тренды тревожно указывают на то, что скоро в числе развитых регионов могут остаться только северная и южная столицы – Нур-Султан и Алматы.


Сергей Смирнов | Ритм Евразии
  • Не нравится
  • +4
  • Нравится
Читайте также:
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO