Последние новости

В очереди за лампочками Ильича. Почему в Таджикистане без света остаются сотни сел, а малые ГЭС не приносят дохода

20 ноября 2019
650
0

Летом этого года Всемирный банк выделил около $32 млн на электрификацию отдаленных таджикских сел в приграничных с Афганистаном районах Хатлонской области и Горного Бадахшана. Ожидается, что проект охватит 135 населенных пунктов, где живут более 42 тысяч человек. Однако более 700 поселений в Таджикистане по-прежнему живут в ожидании света. И строящаяся полным ходом Рогунская ГЭС, призванная обеспечить энергетическую независимость страны, очевидно, не решит вопрос электроснабжения этих отдаленных кишлаков: чиновники говорят, что тянуть ЛЭП в каждое село с населением в несколько десятков человек невыгодно и нерационально.

 

В Таджикистане свыше 95% электроэнергии вырабатывается средними и крупными гидроэлектростанциями, на долю же малой гидроэнергетики приходится менее 1%. Между тем в горной стране, где многие села находятся далеко и высоко в горах, велико значение именно малых ГЭС. С учетом этого десять лет назад правительство республики приняло «Программу освоения возобновляемых источников энергии и строительства малых ГЭС на 2009-2014 годы». В 2015 году была принята аналогичная программа на 2016-2020 годы. В целом к 2020 году планировалось поэтапное строительство почти 190 малых ГЭС совокупной мощностью 103 МВт.

 

В республике сейчас ведутся проектно-строительные работы по возведению малых ГЭС «Себзор» в Рошткалинском районе мощностью 10 МВт, «Мотравн» в Ванчском районе мощностью 300 кВт, «Пинён» в Айнинском районе (100 кВт), «Пахтакор» в районе Дусти (100 кВт) и «Бустонкалъа» в районе Кушониён (75 кВт). Подготовлены технико-экономические обоснования строительства еще ряда малых ГЭС в Вахдатском, Исфаринском, Лахшском и Горно-Матчинском районах. Потенциальными источниками финансирования этих объектов определены министерства и ведомства республики, местные и международные инвесторы, частные лица.

 

В настоящее время в Таджикистане зарегистрированы более 300 малых ГЭС мощностью до 5 МВт. Из них только 16 станций числятся на балансе госэнергохолдинга «Барки точик» (данные на 2015 год), то есть являются государственными. Почти 200 построены за счет физических лиц, остальные — на гранты международных организаций и других источников финансирования. 

 

Построить легко, оформить трудно

 

Многие таджикистанцы, проживающие в труднодоступных горных районах или испытывающие перебои с подачей электричества, вынуждены решать вопрос с энергоснабжением самостоятельно. Так, в высокогорном джамоате (сельской общине) Ягноб Айнинского района местные жители сами установили 28 мини-ГЭС, мощность каждой из которых составляет до 5 кВт (на несколько семей). Для строительства же ГЭС большей мощности нужно собрать огромное количество документов.

 

По словам специалиста в области энергетики Джуры Бобоева, предприниматель должен выбрать место под строительство, собрать многолетние гидрологические, гидротехнические и климатические данные, взять официальные заключения гидрометслужбы, комитетов по защите окружающей среды, по архитектуре, управлений по водным ресурсам, по недропользованию и других ведомств. Затем нужно получить регистрацию в Министерстве энергетики и водных ресурсов.

 

И вот, наконец, инвестор с очередным пакетом документов обращается в местные органы власти для выделения участка земли под строительство гидросооружения. После получения земельного сертификата он может начать проектно-сметные работы. Если предприниматель не может сделать это самостоятельно, он должен обратиться в проектные учреждения. В ходе всего этого процесса часть документов выдается бесплатно, за получение других приходится платить.

 

— Перед тем как решить строить малую ГЭС, инвестор должен знать, кто возведет линию электропередачи, распределительные подстанции, чтобы довести электроэнергию до потребителя, сможет ли он это сделать сам или ему будет нужен подрядчик. Далее, когда объект готов, если он хочет реализовать электроэнергию через госэнергохолдинг «Барки точик», то должен заключить с ним договор. Но перед этим ему необходимо обратиться в Антимонопольную службу. Если себестоимость продаваемой энергии превышает установленные государством расценки, то предприниматель может обратиться в правительство за компенсацией этой разницы из средств специального компенсационного фонда. К примеру, если установленная государством стоимость одного киловатта продаваемой электроэнергии составляет 22,6 дирама, а производителю он обходится в 25 дирамов, то государство должно компенсировать 2,4 дирама с каждого продаваемого киловатт-часа. Однако на практике подобных прецедентов у нас еще не было, — говорит Джура Бобоев.

 

Зухур Рахимов, предприниматель из Джабборрасуловского района Согдийской области, не стал ввязываться в бюрократическую эпопею, а взял и построил на речке Дегмайсай мини-ГЭС мощностью 60 кВт, вложив в нее 520 тысяч сомони ($53,7 тысячи по нынешнему курсу) из личных сбережений. Сам пользуется вырабатываемой энергией и другим бесплатно раздает излишки. Местные села подключены к центральной энергосистеме, но имеющему несколько производственных цехов бизнесмену потребовалось больше электроэнергии. Помимо собственного производства, Рахимов безвозмездно обеспечивает электричеством более 50 семей, а также несколько социальных объектов. Все расходы по содержанию и ремонту станции бизнесмен несет сам.

 

— Для обслуживания нашей мини-ГЭС нужны как минимум три человека на постоянную работу с зарплатой. Мы хотели официально зарегистрировать свою электростанцию, чтобы она работала бесперебойно. Однако хождения по инстанциям для получения всяких разрешений и необходимость крупных выплат заставили нас отказаться от своего намерения. Поэтому наша ГЭС работает не круглосуточно, запускаем ее по мере необходимости, в остальное время приостанавливаем, — говорит Зухур Рахимов.

 

Деньги на ветер

 

В начале 2000-х годов таджикские предприниматели начали строить малые ГЭС с надеждой обеспечивать электроэнергией свой бизнес и продавать лишние киловатты другим, как это делается во многих развитых странах мира. Однако расчеты не оправдались: заработать на продаже электричества у них не получилось. Столкнувшись со сложностями в получении разрешений на строительство, некоторые отказались от самой идеи, другие же, все-таки построив станции, не смогли обеспечить их обслуживание или столкнулись с неучтенными природными факторами, из-за чего ГЭС вышли из строя. В результате на сегодняшний день из упомянутых 300 малых ГЭС в республике около сотни не функционируют, некоторые другие работают сезонно или с перебоями. А ведь в них были вложены многомиллионные средства, которые оказались фактически выброшенными на ветер.

 

Начальник отдела анализа и мониторинга малых ГЭС Министерства энергетики и водных ресурсов Таджикистана Вайсиддин Тиллоев считает основными причинами такой ситуации то, что в прежние годы многие малые ГЭС были построены без гидрологической, гидротехнической и климатической экспертизы и не оснащены необходимым оборудованием. Кроме того, в Таджикистане нет органа, который контролировал бы строительство малых ГЭС.

 

— В осеннее-зимний период в связи с понижением температуры и уменьшением объема воды в реках малые ГЭС не могут работать на всю проектную мощность. В отличие от крупных, у них нет водохранилищ, из которых можно использовать воду в случае снижения приточности рек. Кроме этого, малые ГЭС не имеют запасных генераторов и турбин, которые в определенное время могли бы заменить друг друга, поэтому они не могут гарантировать бесперебойную работу. В отдаленных районах нет специалистов, которые в случае приостановления работы станции могли бы отремонтировать ее и заново ввести в действие, — поясняет Тиллоев.

 

Вице-премьер правительства Таджикистана Азим Иброхим соглашается с тем, что оформление документов для строительства малой ГЭС занимает много времени, но считает такую бюрократию оправданной.

 

— На самом деле при сборе документов на строительство ГЭС, в том числе и малых, предприниматель должен запастись терпением и проявить упорство, чтобы довести дело до логического завершения. Он должен рассчитать свои возможности, поскольку это бизнес, который всегда имеет риски. Сейчас в Таджикистане из построенных более чем 300 малых ГЭС в зимнее время работают порядка 60%. Остальные не работают в связи с нехваткой воды и неправильным проектированием. Поэтому нужны все эти экспертизы и разрешения. Наши предприниматели сами не могут представить адекватные инженерные проекты, правильно выбрать место для малой ГЭС, им не хватает профессионализма. Государство же старается предоставить им льготные условия. Так, импорт нового оборудования и технологий для гидроэнергетических объектов освобожден от НДС и таможенной пошлины, — сказал Азим Иброхим «Фергане».

 

Мини-ГЭС для новых поселений

 

Помимо отдаленных кишлаков, неэлектрифицированными остаются и десятки новых поселений, возникших в последние годы. Так, в новых 15-м и 16-м микрорайонах Худжанда уже более пяти лет часть домохозяйств не имеет доступа к электроэнергии, такая же ситуация в новом квартале Мохпари города Исфара, некоторых кварталах города Сайхуна, образованного на севере Таджикистана в 2014 году. Жители этих кварталов и микрорайонов не раз обращались с письмами в городские и областные органы госуправления. Везде им отвечают примерно одно и то же: строительство инфраструктуры, в том числе проведение линий электропередачи (ЛЭП) производится поэтапно, наступит и ваш черед.

 

По словам директора «Худжандских электрических сетей» (подразделение госэнергохолдинга «Барки точик») Рустама Пулотова, его предприятие занимается производством, транспортировкой, распределением электроэнергии по ЛЭП и ее реализацией. В их обязанности не входит строительство подстанций, столбов ЛЭП в новых микрорайонах и кварталах, а также доведение их до потребителей — этим занимаются местные власти. Они готовят план-смету прокладки ЛЭП и передают тем организациям, которые занимаются установкой подстанции. В Худжанде, например, таким учреждением является ООО «Муковимат» («Сопротивление»).

 

— Когда выделяется земля под многоквартирные дома или частную застройку, местные власти должны заложить в бюджет города или района определенную сумму на создание инфраструктуры: прокладку дорог, водоснабжение, установку новых ЛЭП. Население в силу неосведомленности часто обращается к нам, но у нас нет финансовых средств для  создания инфраструктуры, — говорит главный энергетик Худжанда Рустам Пулотов.

 

Во многих новых кварталах и поселках в разных районах Таджикистана наблюдается схожая ситуация с обеспечением электроэнергией: средства для прокладки ЛЭП в местных бюджетах не выделены, население тоже не имеет возможности оплатить возведение таких объектов. Источников финансирования порой ждут годами. Единственная надежда — на состоятельных людей, местных бизнесменов (если такие появятся), которые пожелают поставить мини-ГЭС. Благо в Таджикистане большие и малые реки есть практически повсюду.

 

Так, в Пенджикентском районе, что на севере Таджикистана, работает малая ГЭС «Панджруд», построенная местным предпринимателем. По словам начальника районных электрических сетей Насимджона Хикматуллоева, госпредприятие покупает электроэнергию, производимую на ГЭС «Панджруд», и продает ее населению сел Панджруд и Артуч, в том числе и новых домов, по установленным государством тарифам. Каждый месяц и квартал составляются акты о покупке, и после сбора денег с потребителей энергетическое предприятие рассчитывается с владельцем ГЭС. В этом же районе есть еще три мини-ГЭС, построенных силами местного населения.

 

— Если новые кварталы и поселения находятся вблизи рек, целесообразно строить малые ГЭС и владельцам этих сооружений дать возможность прокладывать новые ЛЭП. Необходимо упростить процесс получения разрешений инвесторами. Там, где нет возможности строительства малых ГЭС, нужно использовать другие источники, например солнечные панели, биогаз, — считает инженер-энергетик Абдулатиф Аюбов.

 

Отпустить цены

 

Таким образом, малые ГЭС в Таджикистане пока далеко не везде решают возложенные на них задачи по обеспечению электроэнергией труднодоступных населенных пунктов. Они также не превратились в одну из прибыльных отраслей частного бизнеса. Предприниматели не уверены, что в форс-мажорных случаях могут рассчитывать на помощь государства. Закон не позволяет им самостоятельно устанавливать цену на произведенную энергию (это может делать только правительство РТ), и в случае высокой себестоимости частному бизнесу остается ожидать, что государство компенсирует разницу между установленными тарифами и затратами.

 

Международные эксперты давно говорят о необходимости либерализации энергоотрасли, создания в республике энергетического рынка. До сих пор все вопросы, связанные с производством и передачей электроэнергии, находятся в ведении государственного монополиста — холдинговой компании «Барки точик», которая давно стала головной болью для правительства Таджикистана. Это крупнейшее в стране убыточное госпредприятие задолжало различным учреждениям и кредиторам более $2,4 млрд. Пытаясь поправить свое финансовое положение с помощью продажи электроэнергии, вырабатываемой крупными ГЭС, оно вряд ли заинтересовано в возне с малыми электростанциями.

 

Для того чтобы строительство малых ГЭС приносило прибыль и стало привлекательным для отечественных предпринимателей, как считают они сами, государству необходимо упростить процесс получения разрешительных документов, оказывать бесплатные консультации инвесторам со стороны специализированных госорганизаций по выбору места строительства станций, оптимального оборудования, помогать в подготовке специалистов для их обслуживания. И еще — позволить самим инвесторам устанавливать цены на производимую электроэнергию.


Тилав Расул-заде | ИА Фергана
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Читайте также:
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO