Сегодня

   Нур-Султан C    Алматы C
Экономика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Арал: ржавые корабли останутся в мертвой пустыне, если каждый сам за себя

Сергей СмирновРитм Евразии
23 июня 2020
Аральское море, северное побережье которого лежало в Казахстане, а южное – в Узбекистане, до усыхания являлось четвёртым по площади озером в мире. Почти весь приток воды в него обеспечивался реками Амударья и Сырдарья, которые с 1960-х годов все в большем объеме стали разбираться на орошение полей хлопчатника, риса и хозяйственные нужды. В результате началась деградация Аральского моря, оно стало стремительно мелеть.

Озеро, имевшее площадь около 69 тыс. км2 и объем более 1 тыс. км3 в настоящее время распалось на несколько водоемов, общая площадь которых не превышает 7,6 тыс. км2, а объем водной массы 36 км3. Если в 1960 г. вылов рыбы достигал 40 тыс. тонн, то уже к середине 1980-х гг. местное промысловое рыболовство (как и судоходство) перестало существовать. Более 6 млн гектаров акватории превратились в сухую, покрытую отложениями морских солей и смытых когда-то с полей химикатов пустыню. Лишь разбросанные по ней ржавые остовы кораблей напоминают, что когда-то здесь было Аральское море. И это понятно. Озеру нужно около 25 млрд м3 воды в год, но сейчас поступает около 5 млрд м3.

В 1993 году был создан Международный фонд спасения Арала (МФСА), который за 25 лет своего существования потратил 15 млрд долларов. Сегодня у Фонда нет средств, есть только название, и далеко не факт, что международные организации и институты ООН начнут активно финансировать его деятельность. На практике оказалось, что между странами существует слишком много разногласий и создать фонд оказалось проще, чем организовать его эффективную работу.

Развал СССР резко сократил возможность интеграции и усилил конфликты между странами региона вокруг водных ресурсов. Сохранение озера как такового оказалось важным для Казахстана и Узбекистана. Для них его обмеление означало не только ухудшение экологии, но и уничтожение рыболовства, судоходства, катастрофическую безработицу в прибрежных поселках. Остальные республики (Киргизию, Таджикистан и Туркмению) озаботило отстаивание своих прав на орошение земель и гидроэнергетику. В итоге проблема спасения Арала оказалась подменена проблемой перераспределения водных ресурсов.

Так, Туркмения, несмотря на возражения Узбекистана, реализует проект по созданию в Каракумах озера Алтын-Асыр, вкладывая средства в забор воды из Амударьинского бассейна. Власти республики уверяют, что сооружение этого водоема «даёт возможность успешно решать насущные экологические, экономические и социальные вопросы».

Узбекистан ведет на обнажившемся дне разведку месторождений углеводородов и заблокировал строительство второй очереди проекта «Регулирование русла Сырдарьи и северной части Аральского моря», что позволило бы вернуть городу Аральску выход к большой воде.
Казахстан, в свою очередь, завершил строительство Коксарайского контррегулятора на Сырдарье. Таким образом, он избавил Кызылорду и Туркестан от постоянных подтоплений, но существенно сократил сброс воды из Шардаринского водохранилища в Арнасайскую впадину, ресурсы которой активно использовал Узбекистан.

Не слышит соседей Таджикистан, продолжающий возведение на притоке Амударьи реке Вахш Рогунской ГЭС, работа которой может повлиять на ситуацию в Приаралье. Кыргызстан в 2016 году вообще заявил об отказе участвовать в деятельности МФСА, поскольку эта организация «не учитывает гидроэнергетические аспекты водопользования и потребности отдельных государств Центральной Азии».

И это понятно. Кыргызстан, Таджикистан и Туркмения к тому, что раньше называлось Аральским морем, имеют лишь косвенное отношение. По территории Туркменистана протекает Амударья, Таджикистана – и Амударья, и Сырдарья, а на территории Киргизии находятся важные для Арала водохранилища – Токтогульское и «Камбар-Ата».

На международном уровне Казахстан и Узбекистан (на территории которых находится само озеро) уже не относятся к развивающимся государствам и вряд ли получат от международных организаций значительные средства на спасение Аральского моря. Поэтому спасать остатки Арала им придется собственными силами.

В 1989 году Арал распался на две части – Малое (северное) и Большое (южное) моря. Большому Аральскому морю, которое расположено на границе Казахстана и Узбекистана, не повезло. Его спасением никто не занимается. Узбекистан в дельте Амударьи реализует программу строительства плотин, которые, не позволяя воде уходить в сторону моря, накапливают ее в небольших (по несколько километров каждый) резервуарах-водоемах. Ожидается, что эти водоемы будут положительно влиять на климат, их можно заселить рыбой (восстановив рыболовство для местного населения), использовать в рекреационных целях и так далее.

Казахстан сосредоточил свои усилия на Малом Аральском море, которое полностью находится на территории страны. В 2005 году было закончено строительство 17-километровой Кокаральской плотины, отгородившей водоем от остальной части моря.

Ее возведение обошлось Казахстану в 82 млн долларов (из которых 60 млн – кредиты Всемирного банка). Эта мера сработала для Малого Арала: уровень воды значительно повысился, ее минерализация понизилась, восстанавливается популяция рыб (лещ, сазан, аральский осетр), которую сегодня ловят местные рыбаки. Однако в последние годы нижняя часть плотины начала разрушаться. Казахстанские власти обещают начать восстановительные работы, но подвижек пока нет.

Вместе с тем строительство плотины ухудшило ситуацию в Большом Арале. В 2003 году он разделился еще на восточную и западную части. Дальше – хуже. В августе 2014 года восточная часть Большого Арала полностью высохла. Теперь высохшее дно моря, ставшее соляной пустыней, занимает площадь более 50 тыс. км2.

Для возрождения Арала нужна системная, комплексная перестройка хозяйства. Задача эта, безусловно, сложная. Одним из очевидных решений могло бы стать сокращение подаваемой на орошение полей воды, на что уходит 92% ее забора. Однако в этом случае требуется реконструкция существующей системы оросительных каналов (многие из них представляют собой обычные канавы, в которых теряется огромное – примерно 12 км3 – количество воды), отказ от выращивания влагоемких культур (таких, как хлопок и рис), переход на дорогостоящие технологии капельного орошения и экономящие воду технологии в промышленности. Увы, на это у стран бассейна Аральского моря нет ни денег, ни политической воли.

В настоящее время предлагаются только локальные попытки решения проблемы. Чтобы остановить наступление песчаной пустыни, на иссохшем дне моря началась высадка саксаула. Сейчас площадь его насаждений достигла почти 300 тыс. га. Высаживание растительности направлено не на спасение моря как такового, а на облегчение последствий его высыхания.
Высадка саксаула механизирована

Две главные водопотребляющие страны региона – Узбекистан и Туркменистан – намерены продолжать выращивать хлопок для продажи за рубеж. В частности, Узбекистан занимает третье место в мире по его экспорту и шестое место по производству.

Негативно на возрождение Арала влияет и нефтегазовый фактор. По некоторым оценкам, имеющиеся здесь углеводороды составляют около трети всех нефтяных и 40% газовых запасов Средней Азии. Восстановление узбекской части Арала приведет к поднятию грунтовых вод, затоплению осушенных участков дна, что для нефтегазовой отрасли резко осложнит любые работы. Похоже, что между получением выгод от разработки углеводородов и спасением своей части Арала Узбекистан выбрал первое.

Таким образом, сегодня, когда каждая страна региона стремится сконцентрировать на своей территории максимальное количество воды, говорить о кардинальных сдвигах в решении вопроса по спасению Аральского региона не приходится. Восстановленная часть составляет всего 5% от изначальной площади озера, и возрождение Аральского моря с его прежней акваторией невозможно. Все решения будут малоэффективны до тех пор, пока страны региона не будут готовы на большие финансовые вложения, согласованное и рациональное использование ресурсов.

Не стоит ожидать и серьезных международных финансовых вливаний в решение проблем Аральского моря. Сегодня мировой капитал заботит не столько судьба самого Аральского моря, сколько его углеводородные запасы, а разработка месторождений только ухудшит экологическую ситуацию в регионе.
+2
    4 817