Сегодня

   Нур-Султан C    Алматы C
Экономика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Выжить на 42 500. Не эксперимент, а будни тысяч казахстанских семей

Нуртай ЛаханулыРадио Азаттык
31 июля 2020
Казахстанцы, получившие выплаты от государства во время карантина — 42 500 тенге, это минимальная заработная плата в стране, — рассказывают о своем опыте выживания на эти деньги в условиях растущих цен на товары первой необходимости. 

ДОХОДОВ НЕТ, ПРОДУКТЫ ПОДОРОЖАЛИ

Майра (имя изменено по ее просьбе. — Ред.), ее муж Берик и трое их детей живут в селе Жалгамыс под Алматы. Снимают небольшой дом за 15 тысяч тенге в месяц. Двое старших детей — школьники, младшему исполнилось пять лет. С объявлением карантина — на фоне ухудшения эпидемиологической ситуации и всплеска заболеваемости коронавирусом и пневмонией в Казахстане в июле повторно ввели ограничения — семья лишилась доходов. 

Берик, водитель междугороднего автобуса, остался без работы с приостановкой пассажирского сообщения между городами и регионами. Весной, когда действовал режим чрезвычайного положения и жесткий карантин, Берик тоже сидел без заработков. В июле, как и во время двух весенних месяцев простоя, глава семейства получил единовременную социальную помощь от государства в размере минимальной заработной платы — 42 500 тенге (около 100 долларов). Майра переживает, что этих денег на пропитание семьи из пяти человек может не хватить.

— Весной мы оба получали по 42 500 тенге. Тех денег хватало на наши нужды. В прошлый раз мы не мучились, как сейчас. В этот раз только мой муж получил деньги. Мое СМС-сообщение с заявкой на социальное пособие так и не проходит. Почему — не знаю, — говорит Майра. 

По словам Майры, весной она зарегистрировалась как безработная, ее отправили на уборку дорог между населенными пунктами. Позже ее сняли с регистрации на бирже труда. Возможно, отказ в выплате как-то связан с ее социальным статусом, закрепленным за ней в базе министерства труда.


С завершением режима чрезвычайного положения в мае и ослаблением карантинных мер Берик, как и многие другие потерявшие работу казахстанцы, выходил на поденную работу. Но даже такая низкооплачиваемая работа находилась не всегда. Семья переживает тяжелые времена. Доходов почти нет, а продукты питания, по наблюдениям Майры, в последние недели подорожали.

— В марте 25 килограммов муки первого сорта шымкентского производства мы покупали по 3 600 тенге, сейчас (в июле) продают по 4 200 тенге. Мучные изделия, товары для дома и лекарства тоже существенно выросли в цене, — отмечает Майра. 

«КУДА ПОТРАТИЛИ МИЛЛИАРДЫ?»

Канат работает охранником на одной из автозаправочных станций в Алматы. До карантина подрабатывал на другом предприятии, но оно закрылось. Его жена Меруерт сидит дома с тремя несовершеннолетними детьми. Семья снимает комнату в старом общежитии, построенном в советские годы. Две трети заработанного Канатом уходит на оплату съемного жилья.

— Прежде я работал в двух местах, и заработков хватало на квартиру и продукты. Но сейчас одной зарплаты ни на что не хватает. Я искал дополнительную работу, но не смог найти. Это было самое дешевое жилье, которое мы смогли найти, но теперь и его мы не сможем себе позволить, — сокрушается Канат.

Меруерт говорит, что всегда покупает продукты подешевле, но в последнее время, несмотря на жесткую экономию, средств не хватает на самое необходимое.

— Я сама пеку баурсаки и булочки, готовлю блюда из овощей. Мясо покупали редко, только когда приглашали гостей. Сейчас денег не хватает не только на покупку мяса — не хватает на муку, масло, рис и овощи, — объясняет женщина.

По ее словам, как во время режима ЧП, который действовал с 16 марта по 11 мая, так и во время второго карантина ей не удалось получить социальное пособие в размере 42 500 тенге от государства. 

— Президент сказал, что во время карантина правительство выделило миллиарды долларов. Где эти деньги? Куда потратили миллиарды? — задается вопросом Канат. 

В интервью российскому агентству ТАСС после окончания режима ЧП в мае президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев заявил, что страна направила около 13 миллиардов долларов на борьбу с пандемией коронавируса. По данным министерства труда и социальной защиты населения, более 4,2 миллиона человек потеряли работу и доходы в конце марта и начале апреля. Один миллион 140 тысяч человек лишись работы в мае и 700 тысяч — в июне. В прошлом месяце министерство прогнозировало, что уровень безработицы в стране вырастет до 6,1 процента к концу года.

РАСТУЩИЕ ЦЕНЫ. ПОДСЧЕТЫ ПОКУПАТЕЛЕЙ И ПРОДАВЦОВ

Рынок «Турксиб» в Алматы, который работал во время чрезвычайного положения, открыт и сейчас. В среду, когда репортер Азаттыка посетил этот рынок, там было немноголюдно. Женщина средних лет с пакетом овощей встретилась нам у входа на базар.

— До карантина двухкилограммовый пакет муки мы покупали по 500 тенге. Сейчас покупаем по 700. Растительное масло тоже подорожало до 450 тенге [за литр]. Прежде покупали за 400 тенге. Про сливочное масло даже говорить не стоит. Цены на рис и сахар пока не выросли, — сказала женщина, не пожелавшая представиться. 

Большинство торговых точек на рынке закрыты. Некоторые отделы, в которых прежде продавали продукты питания, сейчас перешли на торговлю бытовой химией и товарами для дома. Продавцы неохотно говорят о ценах, их росте и вообще о ситуации с торговлей. 

Мужчина средних лет, представившийся Габитом, согласился рассказать о ценах. По его утверждению, продовольственые товары значительно подорожали. К примеру, двухкилограммовая упаковка макаронных изделий в марте стоила от 330 до 400 тенге, сейчас цена на нее составляет 520 тенге.

— Цена на растительное масло упала в июне до 500 тенге за литр, в июле опять повысилась на 50 тенге. Сейчас покупателей на рынке мало. Торговли нет. Вот почему большинство [предпринимателей] сдают контейнеры и уходят. Если так будет продолжаться, то я тоже закроюсь. Потому что уже не в состоянии платить арендную плату, — говорит Габит.

По словам женщины, торгующей бытовой химией в контейнере напротив торговой точки Габита, туалетное мыло, которое весной продавали по 180–200 тенге за кусок, сейчас стоит 230 тенге. Упаковка стирального порошка весом 1,8 килограмма для ручной стирки подорожала на 100 тенге и продается по 850 тенге. Самая дешевая упаковка туалетной бумаги из десяти рулонов стоит 450 тенге — на 50 тенге дороже, чем весной. Цена на хозяйственное мыло выросла на 20 тенге, спички подорожали в два раза и стоят по десять тенге за коробок.

Крытый Зеленый базар в центре Алматы закрыт из-за карантина. Но торговля фруктами и ягодами за пределами рынка продолжается.

Заметно, что здесь тоже выросли цены. Малина, которую прошлым летом продавали по тысяче тенге за килограмм, сейчас отдают по 1 800 тенге, а смородина, которая год назад стоила 600 тенге, в этом году продается по 1 000–1 100 тенге за килограмм. Клубника и вишня также подорожали в среднем на 200–400 тенге по сравнению с прошлым годом. Цены на яблоки, которые в прошлом году стоили 250–300 тенге за килограмм, в этом году не опускаются ниже 500 тенге.



Панель онлайн-опросов Qalaisyn.kz опубликовала данные социологического исследования, часть вопросов которого касалась экономических трудностей во время пандемии. Опрос с участием 1 283 респондентов, передает Tengrinews.kz, проводился онлайн с 13 по 20 июля.

«Наиболее распространенными ситуациями, с которыми столкнулись респонденты после распространения COVID-19, оказались рост цен на продукты и услуги (41 процент), а также уменьшение доходов членов семьи (22 процента). 14 процентам пришлось отказаться от некоторых товаров и услуг. У 82 процентов увеличились месячные расходы на продукты питания», — отмечают исследователи. При продлении карантина респондентам будет сложнее всего покрывать расходы на базовые нужды (76 процентов) и коммунальные услуги (73 процента), говорится в публикации.

«НЕОБХОДИМО ПЕРЕСЧИТАТЬ РАЗМЕР МИНИМАЛЬНОЙ ЗАРАБОТНОЙ ПЛАТЫ» 

Эксперты говорят, что из-за негативных последствий пандемии коронавируса, падения мировых цен на углеводороды и ослабления тенге годовая инфляция складывается выше установленного Национальным банком целевого коридора в 4–6 процентов. Согласно официальным данным, ускорение инфляции, которая составила 6,8 процента в годовом выражении в апреле и 6,7 процента в мае этого года, напрямую влияет на цены на продукты питания.

Экономист Максат Халык считает, что правительство должно пересмотреть размер минимальной заработной платы.

— 42 500 тенге в сложившейся ситуации недостаточно. По нашим оценкам, минимальная заработная плата в этом году должна составить 70 тысяч тенге. Правительству необходимо пересчитать и поднять минимальную заработную плату и прожиточный минимум с учетом инфляции, — говорит он. 

29 июля Министерство труда и социальной защиты населения Казахстана сообщило, что ведомство приняло более 2,2 миллиона заявлений от граждан на назначение единовременной выплаты в размере 42 500 тенге. Выплата назначена двум миллионам человек, средства перечислены 1 миллиону 981 тысяче казахстанцев. В министерстве сказали, что прием заявок на социальные пособия продлится до 1 сентября.

Кроме того, в правительстве заявили, что во время карантина одному миллиону нуждающихся (людям с ограничениями здоровья и семьям, воспитывающим детей с инвалидностью, безработным) будут выделены средства на продуктово-бытовые наборы — два месячных расчетных показателя (около 13 долларов США).

Выплаты в размере 42 500 тенге делались дважды в период режима чрезвычайного положения и карантина в марте — мае. По данным правительства, в первом месяце пособия получили свыше 4,5 миллиона человек, во втором — более двух миллионов. По официальным данным, за помощью в размере 42 500 тенге весной обратилось более восьми миллионов граждан. Тогда поступали массовые жалобы на сложности с оформлением документов. В правительстве в мае заявили, что заявки граждан, которым отказали в выдаче пособия по потере дохода во время ЧП, рассмотрят повторно, и предложили обращаться в штабы на местах с подтверждающими документами. Как и в этот раз, тогда в регионах граждане говорили о недостаточности этих средств для жизни.
+1
    2 745