Сегодня

   Нур-Султан C    Алматы C
Экономика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Казахстанская нефть для Белоруссии – альтернатива или пустой прожект?

Илья ЗахаркинРитм Евразии
4 августа 2020
Первые несколько месяцев текущего года, когда Минск и Москва не могли согласовать условия поставок российской нефти в Белоруссию, стали для белорусской нефтепереработки, а с ней и для всей страны крайне тяжелым периодом. Именно в это время власти республики озаботились поиском альтернативных источников сырья для своих нефтеперерабатывающих заводов. В белорусской столице вновь заговорили о возможности закупки нефти в Казахстане, хотя за последние годы все подобные проекты так и остались на бумаге и в головах чиновников.

В Минске уже не один раз заявляли о том, что хотели бы видеть на своих НПЗ сырье из других стран. Называли разных поставщиков, в том числе США, Азербайджан, страны Ближнего Востока и Казахстан. При этом казахстанская нефть, в отличие, например, от американской, уже попадала в Белоруссию. Так, с августа 2016 г. по июнь 2017 года Минск импортировал 108,6 тыс. тонн сырья из Казахстана на общую сумму $33,7 млн. При этом уже тогда белорусская сторона потратила на это на $4,8 млн больше, чем при закупке нефти из России. Несмотря на это, а также крайне сложную логистику подобных поставок, это не остановило официальный Минск, и уже в мае 2019 года Александр Лукашенко начал новый раунд переговоров.

Осенью того же года стороны даже смогли перейти к предметному обсуждению, а замглавы белорусского концерна «Белнефтехим» Владимир Сизов заявил, что Минск и Нур-Султан начали переговоры о покупке нефти и уже готовят межправительственное соглашение. Сообщалось, что Минск заинтересован в поставках не только нефти, но и продуктов, возможных для переработки (газойль и мазут), а объемы закупок должны были составить от 1 до 3,5 млн тонн в год. Позже появились сообщения, что для поставок все готово и осталось решить только технические моменты, в том числе вопрос транзита через РФ.

Однако с того времени ситуация для белорусской стороны не продвинулась ни на шаг. Даже в период острой конфронтации Минска с российскими нефтяными компаниями в начале текущего года, когда Белоруссия начала закупку нефти в Норвегии, Азербайджане, Саудовской Аравии, а позже и в США, сырье из Казахстана оставалось по-прежнему недоступным.

В начале года стало очевидно, что в Казахстане не собираются помогать своим белорусским партнёрам, снижая для них цену, как это долгое время происходило в ситуации с Россией. В феврале казахский министр энергетики Нурлан Ногаев заявил, что нефть в Белоруссию будет поставляться только на коммерческих условиях, без каких-либо скидок, и только в том случае, если это будет выгодно местным компаниям. Позже вице-министр торговли Казахстана Кайрат Торебаев и вовсе сообщил, что его страна готова к поставкам только по цене, включающей экспортную пошлину. Более того, уже тогда появилось и некоторое недоверие к белорусским партнёрам со стороны Нур-Султана, где потребовали гарантий, что нефтепродукты, которые будут выработаны из казахской нефти на НПЗ Белоруссии, будут потребляться исключительно на внутреннем рынке, то есть не будет осуществляться их реэкспорт.

В то же время все вышеперечисленное, как считают эксперты, не является главным препятствием для появления нефти из Казахстана в Белоруссию. Минск в своем противостоянии с Россией вполне мог пойти на любые условия Нур-Султана, даже в вопросе цены. Однако ни раньше, ни сейчас обе страны не могут решить главный вопрос – о способе доставки сырья на белорусские НПЗ. Как заявил ранее А. Лукашенко, Россия не дает своего согласия Казахстану на допуск к расположенному на ее территории нефтепроводу с целью транспортировки нефти в Белоруссию.

Несмотря на это, Минск и Нур-Султан по-прежнему ведут некие переговоры, а во время июльского заседания межправсовета Евразийского экономического союза премьер-министр Белоруссии Роман Головченко отметил, что подписанное ранее между правительствами двух стран соглашение уже сегодня «позволяет приступить к практической реализации поставок». В данном случае интересно то, что по бумагам казахская нефть в первом полугодии попала в Белоруссию. Это можно было увидеть по данным статистики белорусского импорта – ее якобы приобрели на сумму в $375,9 тыс. Правда, когда, кто и в каком объеме это сделал, до настоящего времени неизвестно. Более того, позже Белстат и вовсе убрал эти сведения из отчетов, после чего стало окончательно непонятно, были осуществлены данные поставки или нет.

В целом же события последних месяцев свидетельствуют о том, что проект поставок в Белоруссию казахстанской нефти стал практически бессмысленным, а его будущее представляется не более чем прожектом белорусских властей.

С одной стороны, сегодня РБ в реальности не нуждается в нефти из Казахстана. Согласно недавно опубликованной статистике, за пять месяцев текущего года Минск закупил 5,0073 млн тонн сырья на общую сумму $904,833 млн. При этом альтернативная нефть в общем объеме переработки белорусскими НПЗ составила 20% и только потому, что в первом квартале из России практически не было поставок. Однако уже в июне оказалось, что республика закупила в РФ около 1,1 млн тонн нефти, что является оптимальным объемом импорта, исходя из рыночной конъюнктуры и возможностей местных НПЗ.

В третьем же квартале предполагаются поставки еще 5,75 млн тонн, согласно индикативному балансу на 2020 год, подписанному прошлой осенью между Минском и Москвой. Единственными альтернативными поставщиками, о которых в Белоруссии говорят в последние месяцы, являются Азербайджан и США. В первом случае идет речь о шести танкерах азербайджанской нефти (около 500 тыс. тонн из запланированного объёма в 1 млн тонн). Во втором – двух поставках в среднем по 80-85 тыс. тонн, последняя из которых должна состояться в начале августа. При этом в случае с США речь идет, скорее, о политической мотивации закупок, чем о реальной экономической выгоде для РБ. Весь остальной объем, как и прежде, республика планирует закупить в России, где сырье и дешевле, и доступнее с точки зрения транспортировки. Об этом можно судить даже по следующим цифрам: в апреле-мае средняя цена российской нефти для республики составила около $109, а азербайджанской – около $239 за тонну.

С другой стороны, по-прежнему остается нерешенным вопрос о путях доставки казахстанской нефти на белорусские НПЗ. В данном случае ряд экспертов отмечает, что Нур-Султан крайне зависим в вопросе экспорта своего сырья от России и трубопроводов Каспийского трубопроводного консорциума и Астрахань–Самара. Так, в среднем в год Казахстан прокачивает свою нефть через РФ в объеме около 15 млн тонн. При этом она идет в различные страны и в теории, действительно, могла бы поставляться и в Белоруссию. Однако для этого российской стороне пришлось бы изыскивать дополнительные возможности для прокачки казахстанской нефти, а значит, менять условия своей работы. Формально это не является серьезной проблемой, однако с точки зрения национальных интересов РФ выгоднее самой продавать в Белоруссию нефть, нежели получать вместо этого $200-300 млн за транзит туда сырья из Казахстана. Поэтому в Москве никто и не спешат менять свою систему работы.

В свою очередь, и в Нур-Султане не хотят идти на конфронтацию с Россией ради небольшой сделки с Белоруссией. Реакция российских партнёров может стать для Казахстана серьезной проблемой, которую вряд ли компенсирует выручка от торговли нефтью с Минском. Поставки же сырья через порт Одессы, о чем неоднократно говорили в Нур-Султане как наиболее простом альтернативном пути транспортировки, не устраивает уже белорусскую сторону, так как такая логистика серьезным образом повышает стоимость нефти для местных НПЗ.

В конечном счете сложившаяся сегодня ситуация вокруг поставок в Белоруссию нефти из Казахстана свидетельствует о невозможности ее разрешения в обозримом будущем. В настоящее время решить данный вопрос стороны не могут даже на уровне бумаг, не говоря уже о практической реализации заявленных ранее планов. Поэтому пока все разговоры о поставках казахстанской нефти в Белоруссию выглядят не более чем попыткой Минска держать в напряжении своих российских партнеров.
+1
    2 909