Сегодня
419,69    510,89    64,82    5,63
   Нур-Султан C    Алматы C
Экономика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Может ли растущий госдолг Киргизии привести к дефолту?

Назик ИманбековаCABAR.Asia
6 ноября 2020
С момента обретения независимости государственный внешний долг Кыргызстана непрерывно рос. К 2019 году Кыргызстан имел внешний долг в 3.85 млрд. долларов США (около 54% к ВВП)[1]. А за шесть месяцев текущего года внешний долг Кыргызстана вырос еще на 8.3%[2] – второй самый высокий показатель с момента обретения независимости – хотя есть все шансы стать первым до конца года.

Учитывая планы правительств КР о привлечении дополнительных внешних заимствований для финансирования дефицита бюджета и смягчения последствий от пандемии коронавируса, а также принимая во внимание недавние политические события после парламентских выборов, встает справедливый вопрос об устойчивости государственного долга в будущем.

В этой статье мы постараемся разобраться об основных причинах и доводах увеличения долговой нагрузки и ответить на немаловажный вопрос: «Может ли растущий государственный долг в условиях COVID-19 и в свете последних политических событий в стране привести к дефолту страны?».      

Две стороны медали экономических факторов, влияющих на государственный долг


Давайте проанализируем текущее состояние государственного долга исходя из ряда внешних и внутренних экономических факторов. За последние десять лет ВВП страны в среднем рос на 4,12% в год[3], а темп роста задолженности за эти десять лет составлял в среднем 4, 51% в год[4]. В целом темпы экономического роста Кыргызстана не уступают темпам роста задолженности. При таком раскладе страна с натяжкой, но все же могла обеспечивать устойчивость государственного долга.   

Однако падение ВВП, за период с января по сентябрь 2020 года, на 6% может значительно ухудшить экономическое положение Кыргызстана[5]. При этом эти данные без учета октябрьских политических событий, повлекших за собой простои бизнеса, мародерства, оттока инвестиций и заморозку внешней помощи. Обновленные октябрьские данные по темпам роста ВВП страны более пессимистичные чем данные по ВВП выше. Так МВФ прогнозирует падение ВВП в 2020 году до 12% и рост ВВП в 2021 до 9%, что может значительно улучшить положение Кыргызстана[6]. Только при том случае, если правительство уже сейчас примет антикризисные меры, способствующие экономическому росту, и стабилизирует политическую обстановку.

Девальвация кыргызского сома, которая случилась с началом пандемии коронавируса, существенно увеличила номинальное значение внешнего долга из-за курсовой разницы. Хотя сом после резкого скачка в марте-апреле 2020 года, все же стабилизировался, но не вернулся до предкоронавирусного значения в 69.8 сомов за доллар США. Ослабление сома после недавних октябрьских событий порождает еще большее недоверие к устойчивости национальной валюты.  В краткосрочной и среднесрочной перспективе, остаются риски, связанные с колебаниями обменного курса доллара. Так как больше 80% внешнего долга Кыргызстана получены в долларах США, дальнейшая девальвация сома приведет к росту внешнего долга в сомах. Российские и казахстанские экономисты и финансисты прогнозируют дальнейшую девальвацию рубля[7] и тенге[8] осенью, что повлечет за собой и ослабление сома по отношению к доллару. Однако здесь немаловажную роль играет валютная политика Национального Банка Кыргызской Республики (НБКР) и настолько стабильно он сможет держать курс сома по отношению к доллару. До сих пор получалось неплохо.  

Цена на нефть, хоть и стабилизовалась с марта (25 долларов США за баррель) до предкоронавирусного уровня (45 долларов США за баррель), все же остается нестабильным[9]. Кыргызстан не имеет значительных запасов нефти, но экономика Кыргызстана тесно связана с экономиками стран, добывающих и преимущественно экспортирующих нефть. Другие внешние факторы, а именно глобальные дисбалансы, сокращение экспорта и импорта товаров в основные партнерские страны (Китай, Россия, Казахстан, Узбекистан, страны ЕС и т.д.), дальнейшее сокращение денежных переводов мигрантов может негативно повлиять на устойчивость государственного долга. Так объем экспорта Кыргызстана только в Китай упал на 33% за восемь месяцев 2020 года по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года, а объем денежных переводов на 26% во втором квартале 2020[10].

Настораживает и тот факт, что с каждым годом увеличиваются суммы, выделяемые из государственного бюджета на обслуживание долга. За последние семь лет государство в среднем тратило на обслуживание долга 4% от ВВП.  За шесть месяцев 2020 года, Кыргызстан потратил чуть больше 20 миллиардов сомов[11] (267 млн долларов США) на обслуживание долга с учетом того, что были достигнуты отсрочки по выплатам отдельных кредитов. Это составило около 3.5% от ВВП 2019 года, ожидается значительное падение ВВП в 2020 году. В 2015 году страна вступила в период высоких выплат по основным долгам и процентам, а период с 2023 по 2031 год как государственные чиновники, так и отдельные депутаты ЖК отмечают как пиковое время по обслуживанию государственного долга[12].

Немаловажным фактором являются ожидания кредиторов, другими словами, их убежденность или сомнения в постоянной платежеспособности страны в границах допустимого риска. В случае финансовой неустойчивости многосторонние кредиторы могут увеличить процентные ставки по займам или вовсе отказать в дальнейшем кредитовании. Такой риск возможен только тогда, когда другие экономические показатели страны совсем плачевные: значительный рост дефицита бюджета, снижение поступлений от налогов, потеря основных источников дохода, снижение экспорта, политическая нестабильность, увеличение обслуживания государственного долга, социальные потрясения, снижение потребления населением и т.д. Очередной политический кризис, начавшийся в начале октября 2020 года, а также застой экономики Кыргызстана, может стать той самой «красной мулетой» [кусок ярко-красной материи, которым во время корриды тореадор дразнит быка – прим.ред] для кредиторов чтобы пересмотреть условия кредитования. Политическая ситуация повлияет не только на имидж страны для инвесторов и кредиторов, но и в плане экономической эскалации и без того напряженной и сложной позиции экономики страны в связи с пандемией.

Обратная, более позитивная сторона медали для Кыргызстана — это рекордный рост цен на золото начиная с марта месяца (1596.6 долларов США за тройскую унцию) к сентябрю месяцу (1970 долларов США за тройскую унцию)[13]. Стабильно высокая цена на основное сырье, экспортируемое в другие страны, является хорошим индикатором пополнения бюджета страны. Также объявление председателя НБКР Толкунбека Абдыгулова в конце августа 2020 о росте золотовалютных резервов до 3 млрд. 82 млн. долларов США (максимальный показатель со дня формирования НБКР) создает определенную уверенность в дополнительной подушке безопасности[14]. Не менее важным является его заявление о дальнейших планах наращивания резервов банка и страны. Однако последнее в связи с недавними событиями остается под вопросом.   

Переговоры экс-президента Жээнбекова и правительства о пролонгации, реструктуризации и конверсии долгов с рядом стран и международных организаций, которые велись последние четыре месяца могут позитивно сказаться на стабилизации государственного долга. Успешно проведены переговоры со странами участниками Парижского клуба не только о пролонгации долга на 2022-2024 годы[15], но и о его глубокой реструктуризации (ведутся переговоры), с КНР, Кореей, Германией, Швейцарией и Данией[16]. Переговоры Жээнбекова с президентом КНР Си Цзиньпинем, а также выступления экс-президента в международном форуме «Мероприятия высокого уровня по финансированию развития в эпоху коронавируса и после него» ООН 28 мая и на общих дебатах 75-й Ассамблеи ООН 23 сентября, где он сказал о необходимости проведения «глубокой реструктуризации внешнего долга в обмен на проекты устойчивого развития», отмечают обстоятельные намерения правительства обеспечить устойчивость долга[17]. Стало известно, что Китай, основной кредитор Кыргызстана, не дал однозначного ответа по пролонгации платежей по долгам, однако переговоры до сих пор ведутся[18]. Из-за политической нестабильности Россия приостановила любую финансовую помощь[19]. Представительства ЕС и США выразили озабоченность относительно «возможных процедурных недостатков при назначении нового премьер-министра»[20]. Дальнейшие переговоры по реструктуризации долгов будут уже задачей новой власти. От того насколько успешными будут переговоры нового правительства зависит облегчение проблемы стабилизации внешней задолженности.   

Наконец, правительство взяло курс на сокращение государственных расходов, «за исключением товаров, работ и услуг, необходимых для поддержания здоровья граждан, общественной безопасности, а также для предотвращения чрезвычайных ситуаций, вопросов введения цифровизации и других государственных задач крайней необходимости» и запланировало разработать перечень мер по сокращению расходов республиканского бюджета своей антикризисной программе от 30 марта 2020 года №186[21]. Безусловно, это может повлиять положительно на стабилизацию бюджета и в конечном счете на стабилизацию государственного долга. Однако, необходимы реальные сокращения государственных расходов второстепенного значения. Также здесь стоит отметить обращение нового премьер-министра и и.о. Президента КР Садыра Жапарова о сокращении государственного аппарата для оптимизации работы государственной структуры[22]   
 

Развитие в долг. Когда и зачем страна берет кредиты? 


Статистика государственных финансов КР показала значительные колебания бюджетного баланса страны. Огромный бюджетный дефицит с 2008 по 2012 год и с 2015 по 2018 год соответствует глобальным экономическим кризисам, затронувшие Россию и страны Центральной Азии (2008-2010 г. и 2014-2015 г.), политическим волнениям 2010 года, и падению добычи золота в 2012 году.

Но, пандемия коронавируса, как показывают цифры имела еще более разрушительные последствия как для государственного бюджета, так и для экономики страны в целом. Дефицит бюджета только за 6 месяцев 2020 года (-16, 560.7 млн. сом) приблизился к критическому годовому показателю 2016 года (-20, 888.9 млн. сом)[23]. Политические потрясения, которые начались с 5 октября 2020 года и продолжающиеся по сей день[24] накладывает еще большее бремя на бюджет страны и ведут к тому, что дефицит бюджета будет только расти. Мародерские нападения на месторождения золота и угля в некоторых частях страны[25], а также уничтожения отдельного государственного имущества нанесли дополнительный ущерб бюджету страны.  

Теоретически, если государственные заимствования инвестируют эффективно, тогда доходы от данных инвестиций должны обеспечивать экономическую отдачу для выплаты основной суммы и процентов долга. Альтернативой является наличие у страны резервных фондов, таких как высокорентабельное производство, природные ресурсы или возможность занимать другие займы для погашения текущего кредита, что зачастую у многих стран отсутствует.

Поэтому во многих развитых и развивающихся странах, главной целью государственных займов является именно наращивание экономики путем инвестирования в эффективные инфраструктурные проекты, поддерживание совокупного спроса, обеспечение занятости и финансирование научных исследований и разработок. Таким образом, обеспечение выплат по основному долгу и процентам происходит за счет вливаний самой задолженности и государство обеспечивает возвращение долгов за счет полученных доходов, не применяя схему Понци [финансовая пирамида – прим.ред][26] и не вгоняя страну в долговую ловушку.

Согласно закону «О государственном и негосударственном долге КР», основными целями государственного заимствования могут выступать: финансирование дефицита государственного бюджета, инвестиций; покрытие затрат, относящихся к государственному долгу, и возврата государственного долга и для других целей, предусмотренных законодательством Кыргызской Республики. За последние десять лет правительство КР осуществляло государственное заимствование для финансирования крупных дефицитов бюджета. Вторая по популярности причина – это получение внешних кредитов на крупные инвестиционные проекты такие как строительство дорог, ГЭС, техническое обновление существующих государственных предприятий и многое другое.

Однако несколько скандальных историй, связанных с коррупцией на высоком уровне и низким качеством государственных инвестиций, привели к резкой негативной оценке внешних заимствований и усилению недоверия общественности к правительству и кредиторам[27][28]. К тому же по мнению многих экспертов, государственные инвестиционные проекты не имеют приоритета по максимизации производительности и социальной ставки дисконтирования (показатель, который оценивает эффективность реализации различных программ и проектов, в том числе инвестиционных проектов государства)[29]. Наконец, недавнее исследование экономистов Группы Всемирного Банка «Присвоение зарубежной помощи элитами. Свидетельства с офшорных счетов» раскрыла, что финансовые поступления для ряда бедных стран, в том числе для Кыргызстана, от финансовых агентств Всемирного Банка, не учитывая гуманитарной помощи и списания долгов, разворовывается элитами стран. Авторы показали высокую корреляцию между зависимостью стран от помощи и утечкой этой помощи в основные страны-офшоры. Например, помощь от банка в размере 1% от ВВП страны в конкретном квартале, в среднем влечет за собой увеличение депозитов в офшорных счетах на 3.4%. Однако авторы предполагают, что утечка помощи для бедных стран в офшорные счета элит страны намного выше – так помощь банка в 1% от ВВП страны может вызвать увеличение финансовых средств на их офшорных счетах от 4% до 7.5%. При этом если сумма помощи от банка в страны удваивается, то и отток денег тоже удваивается[30].  

Для полного анализа необходимо знать детальную информацию такие как график платежей по каждому кредитору, проценты по каждому заимствованию, сроки погашения и хоть какое-то представление о будущих планах правительства по заимствованию. К сожалению, такая информация не раскрывается соответствующим государственным органом. Однако, рост отношения внешнего долга к ВВП и коэффициента  обслуживания долга к экспорту ( с 32.1 в 2016 году до 36.8 в 2019 и 44.2 за 6 месяцев 2020 года)[31], а также незначительный темп роста государственных поступлений понижает экономический потенциал страны для погашения задолженности в будущем.

Заключение 


Очевидно, что Кыргызстан на сегодня не может не занимать, чтобы сглаживать последствия пандемии коронавируса и недавних политических событий на экономику страны. Вопрос уже не стоит занимать или не занимать – cтрана будет занимать и выхода у нее другого просто нет. Вопрос в другом сколько будет занимать, под какие проценты и как будущие заимствования повлияют на устойчивость долга, которая дополнительно усугубилась в связи с политическими событиями 5 октября 2020.

Анализ выше показывает, что экономика Кыргызстана пострадала по всем фронтам: снижение экономической активности и потребления населения вследствие коронавируса и политических колебаний, спад экономики соседних стран, приведшие к значительному снижению экспорта и денежных отчислений, отток инвестиций из страны, девальвация сома и другие макроэкономические последствия и борьба за ограниченные внешние кредиты ставит под угрозу не только устойчивость государственного долга, но и восстановление экономики в целом. Таким образом, устойчивость долговой ситуации приближается к критическому диапазону значений внешнего долга. При таком раскладе необходимы быстрые экономические меры, направленные на рост основных экономических показателей (возобновление производства, поощрение и расширение потребления, рост экспорта, привлечение инвестиций, создание временных рабочих мест), которые не могут быть реализованы без политической стабилизации в стране.  Резюмируя основные аспекты по устойчивости государственного долга:
  • Новое правительство уже сейчас должно пересмотреть и возобновить переговоры по реорганизации долгов с основными кредиторами страны. Это может быть переоформление долга с продлением сроков для выплат по процентам и основному долгу. Или как уже было озвучено бывшим президентом можно сделать конверсию долга на какие-то программы по окружающей среде, программы развития или программы по развитию демократии и расширения прав человека в стране;
  • Если перед новым правительством встанет дилемма между выплатой своих социальных обязательств (пенсии, пособии и заработная платы) и погашением процентов и основного долга, вероятней всего правительство выберет первое. И если на тот момент правительство не сможет договориться об реорганизации долгов, то будет вынуждено объявить дефолт страны. Затем она может проводить новые переговоры с кредиторами либо рассматривать другие варианты выхода из ситуации. Чем чреват такой исход. Во-первых, страна потеряет свою репутацию добросовестного заемщика, что скажется на будущих заимствованиях в виде высоких процентов. Во-третьих, это обязательно коснется населения, в особенности бедных слоев населения, в результате негативных макроэкономических последействий дефолта. Соответственно, необходимо при возможности предугадать и предотвратить это.
  • Правительству необходимо искать альтернативные способы пополнения бюджета – это может быть запуск нового месторождения золота или других ценных минералов, возврат украденных денег в ходе коррупции в бюджет, выведение теневой экономики и другие.

[1] Официальный сайт Министерства Финансов Кыргызской Республики, раздел «Государственный долг»
http://minfin.kg/ru/novosti/mamlekettik-karyz
[2] Там же. С.1
[3] Официальный сайт Министерства Экономики Кыргызской Республики, раздел «Макроэкономика» http://mineconom.gov.kg/ru/direct/3/26
[4] Там же. С.1
[5] Официальный сайт Министерства Экономики Кыргызской Республики, раздел «Главная» http://mineconom.gov.kg/ru
[6] Официальный сайт Международного Валютного Фонда, раздел «World Economic Outlook Databases » https://www.imf.org/en/Publications/SPROLLs/world-economic-outlook-databases#sort=%40imfdate%20descending
[7] «Экономический прогноз на октябрь 2020 года. Что будет с рублем, долларом и нефтью?», 3 октября 2020, информационный портал Коммерсанть, раздел «Экономика» https://www.kommersant.ru/doc/4511757
[8] «Насколько тенге ослабнет к концу года?. Мнения аналитиков – в обзоре inbusiness», 26 августа 2020, информационный портал АтаМекен Бизнес, раздел «Финансы» https://inbusiness.kz/ru/news/naskolko-tenge-oslabnet-k-koncu-goda  
[9] Назик Иманбекова и Савия Хасанова, «Экономика и COVID-19 в Центральной Азии», Апрель 2020, Региональная аналитическая сеть Центральной Азии (КААН), https://caa-network.org/archives/19734
[10] Там же. С.9
[11] Там же. С.1
[12] «Кыргызстан сможет справиться с погашением государственного долга в 2027 году» интервью начальника Управления государственного долга при Министерстве Финансов КР Руслан Татиков , 09 января, 2020, информационный портал sputnik.kg, раздел «Экономика», https://ru.sputnik.kg/ob-ehkonomike/20191228/1046640919/ekonomika-rakhimov-gosdolg-vyplaty.html
[13] Там же. С.9
[14] «Резервы Нацбанка Кыргызстана достигли исторического максимума», 26 августа, 2020, информационный портал Азаттык, раздел «Экономика», https://rus.azattyk.org/a/30803275.html
[15] «Кыргызстан ведет переговоры с G20 о пролонгации внешнего долга», 29 мая, 2020, информационный портал Акчабар, https://www.akchabar.kg/ru/news/pik-pogasheniya-vneshnego-dolga-kr-budet-v-2023-24-gody/
[16] Кудрявцева Т, «Минфин просит время на переговоры по реструктуризации госдолга Кыргызстана», 23 июня, 2020, информационный портал 24.kg, раздел «Экономика», https://24.kg/ekonomika/157078_minfin_prosit_vremya_naperegovoryi_porestrukturizatsii_gosdolga_kyirgyizstana/
[17] «Фоторепортаж – «Мероприятия высокого уровня по финансированию развития в эпоху коронавируса и после него»», 28 мая, 2020, и «Президент Сооронбай Жээнбеков: Сегодня невозможно представить мир без ООН…» официальный сайт Президента КР, раздел «События»,», http://www.president.kg/ru/sobytiya
[18] «Китай не отказывал Кыргызстану в реструктуризации долга», 1 октября, 2020, информационный портал Акчабар, https://www.akchabar.kg/ru/news/kitaj-ne-otkazyval-kyrgyzstanu-v-restrukturizacii-dolga/
[19] «Россия приостановила финансовую помощь Кыргызстану», 15 октября, 2020, информационный портал KaktusMedia, https://kaktus.media/doc/423602_rossiia_priostanovila_finansovyu_pomosh_kyrgyzstany.html
[20] «Кыргызстан: положит ли конец кризису назначение Жапарова на пост премьера? Между тем перед страной стоят серьезные экономические и эпидемиологические вызовы», 14 октября, 2020, информационный портал Eurasianet, https://russian.eurasianet.org/%D0%BA%D1%8B%D1%80%D0%B3%D1%8B%D0%B7%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD-%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B6%D0%B8%D1%82-%D0%BB%D0%B8-%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%B5%D1%86-%D0%BA%D1%80%D0%B8%D0%B7%D0%B8%D1%81%D1%83-%D0%BD%D0%B0%D0%B7%D0%BD%D0%B0%D1%87%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D0%B6%D0%B0%D0%BF%D0%B0%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B0-%D0%BD%D0%B0-%D0%BF%D0%BE%D1%81%D1%82-%D0%BF%D1%80%D0%B5%D0%BC%D1%8C%D0%B5%D1%80%D0%B0
[21] Распоряжение Премьер-Министра КР об антикризисных мерах от 30 марта 2020 года №186
[22] «Обращение Садыра Жапарова к народу (спойлер: там много обещаний)», 16 октября 2020, информационный портал KaktusMedia, раздел «Политический кризис» https://kaktus.media/doc/423816_obrashenie_sadyra_japarova_k_narody_spoyler:_tam_mnogo_obeshaniy.html
[23] Обращение Садыра Жапарова к народу (спойлер: там много обещаний)», 16 октября 2020, информационный портал KaktusMedia, раздел «Политический кризис» https://kaktus.media/doc/423816_obrashenie_sadyra_japarova_k_narody_spoyler:_tam_mnogo_obeshaniy.html
[24] Там же. С.1
[25] «События в Бишкеке. День Второй», 5 октября 2020, информационный портал Азаттык Радио, раздел «Протесты» https://rus.azattyk.org/a/30875773.html
[26] Под схемой Понци, в макроэкономической теории, понимается финансовая пирамида, при которой заемщик осуществляет выплаты по основному долгу и процентам предыдущих займов или кредитов исключительно за счет новых заимствований. Схема названа в честь Чарльза Понци, отработавшего хитрую финансовую пирамиду за счет постоянного привлечения денежных средств новых участников – доход первым участникам финансовой пирамиды выплачивался за счет средств последующих новых участников. 
[27] Асылзада Талипберген, «Как бузотеры оставили народ Кыргызстана без средств к существованию?», 14 октября 2020., информационный портал Gezitter, раздел «Общество», https://www.gezitter.org/society/92153_kak_buzoteryi_ostavili_narod_kyirgyizstana_bez_sredstv_k_suschestvovaniyu/
[28] Улан Эгизбаев, «Скандал с ТЭЦ: пропавшие миллионы», 21 февраля, 2018, информационный портал Азаттык, раздел «Политика», https://rus.azattyk.org/a/kyrgyzstan_bishkek_parliament_comission/29052760.html
[29] Татьяна Кудрявцева, «Альтернативная дорога север -юг. Нас ждет новый скандал?», 27 июня, 2018, информационный портал 24.kg, раздел «Экономика», https://24.kg/ekonomika/89067_alternativnaya_doroga_sever_yug_nas_jdet_novyiy_skandal/
[30] Алибек Мукамбаев, «Кыргызстан: насколько оптимальна альтернативная автодорога Север-Юг?», 5 июня, 2020, информационный портал КабарАзия, раздел «Аналитика», https://cabar.asia/ru/kyrgyzstan-naskolko-optimalna-alternativnaya-avtodoroga-sever-yug
[31] Jorgen Juel Andersen, Niels Johannesen, Bob Rijkers «Elite Capture of Foreign Aid, Evidence from Offshore Bank Accounts», Policy Research Working Paper 9150, February 18, 2020, Development Research Group, Development Economics, World Bank Group http://documents1.worldbank.org/curated/en/493201582052636710/pdf/Elite-Capture-of-Foreign-Aid-Evidence-from-Offshore-Bank-Accounts.pdf
0
    4 070