Сегодня
423,87    505,25    64,43    5,59
   Нур-Султан C    Алматы C
Экономика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Станет ли Евразийский союз трансатлантическим?

Борис ЛеоновМК в Казахстане
14 ноября 2020
На днях Совет Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) одобрил предоставление Кубе статуса наблюдателя при Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС). Окончательное решение будут принимать главы государств союза.

Старый друг за океаном


Это сообщение как-то затерялось в информационном потоке, состоящем из сообщений о ситуации с пандемией и прочих политических событий, которые привлекают сегодня к себе повышенное внимание. А между тем, несмотря на сложнейшую экономическую обстановку как на просторах Евразии, так и в мире в целом, интеграционные усилия не прекращаются и ЕАЭС не потерял для многих стран своей привлекательности.

ЕАЭС и Куба наладили активное сотрудничество еще в 2018 году на основе меморандума о взаимопонимании. В последние годы Гавана проявляла настойчивый интерес к углублению кооперации по отдельным направлениям и даже дважды поднимала вопрос о получении статуса страны-наблюдателя при союзе.

Но до последнего времени вовлечение Кубы в интеграционное объединение встречало осторожные возражения со стороны некоторых его членов. В частности, опасения высказывали представители Казахстана, аргументируя это тем, что у Гаваны могли возникнуть иллюзии, что с получением статуса наблюдателя страна начнет претендовать на все привилегии и льготы в ЕАЭС, а это не так. Казахстан предложил более детально разработать критерии именно к такому формату сотрудничества.

И переговоры продолжались, несмотря на возникшую в этом году экстраординарную ситуация, связанную с пандемией. И так или иначе к осени этого года переговоры о статусе наблюдателя для Гаваны вышли на финишную прямую. В конце октября в Москве побывал кубинский вице-премьер Риккардо Кабрисас. И во время совместных консультаций заместители министров иностранных дел стран союза заявили о безусловной поддержке инициативы кубинской стороны.

То есть у ЕАЭС появляется наблюдатель из Нового Света. Такого еще не было. Несмотря на то, что объемы сотрудничества пока не очень велики, предоставление Кубе статуса наблюдателя дает возможность существенно это сотрудничество интенсифицировать.

Сейчас главная составляющая экспорта стран ЕАЭС на Кубу — машины и оборудование, преимущественно грузовые автомобили и железнодорожные локомотивы, а также некоторые виды станков и заводского оборудования. Остров свободы в свою очередь поставляет в страны союза продовольственные товары, фрукты, а также крепкие спиртные напитки, кофе и табачные изделия.

Однако потенциал экономик обеих сторон отнюдь не исчерпан. К примеру, из-за определенной нехватки сельхозтехники на Кубе там наверняка будет интересна наша, в том числе и казахстанская, продукция машиностроения. В свою очередь Гавана может предложить свой богатый опыт в сфере фармацевтической промышленности и биомедицины, что будет небезынтересно государствам ЕАЭС. Речь уже идет о возможном строительстве в странах ЕАЭС совместных предприятий по производству лекарств и другой продукции, необходимой в медицинской сфере.

Торопиться не надо


Несмотря на постоянную критику Евразийского союза с разных сторон, это объединение за почти шесть лет своего существования успело заключить соглашения о зонах свободной торговли с Вьетнамом, Сингапуром, Сербией и вплотную подойти к созданию ЗСТ с еще почти десятком стран. Однако официальный наблюдатель у ЕАЭС до сего дня был всего один: в 2018 году такой статус получила Молдавия.

Это не противоречило обязательствам Кишинева в рамках Соглашения об ассоциации с Евросоюзом, но позволило наладить импорт в страны ЕАЭС сельскохозяйственной и винодельческой продукции. И, как признался в одном из интервью Президент Молдавии Игорь Додон, Евросоюз оказался не в состоянии покрыть потребности страны в сбыте продукции, в то время как ЕАЭС «решил бы большинство существующих проблем экономики».

В отличие от Кубы, с большим энтузиазмом рвавшейся примкнуть к ЕАЭС, Узбекистан, который страны союза были не прочь видеть даже в числе своих членов, а не просто наблюдателем, относился к альянсу соседей настороженно. С одной стороны, за счет членства Ташкент, 70 процентов товарооборота которого приходится на Россию и страны ЕАЭС, смог бы решить проблемы своих экспортеров сельхозпродукции — они получили бы возможность поставлять товары на общий евразийский рынок без таможенного оформления. Присоединение к ЕАЭС упростило бы и жизнь сотен тысяч узбекских трудовых мигрантов, находящихся в Казахстане и России.

Однако у членства страны в ЕАЭС нашлись в Ташкенте и противники, опасавшиеся потери рабочих мест, повышения цен на продукцию узбекских производителей и снижения ее конкурентоспособности вдобавок к росту объема импортных товаров на внутреннем рынке. И хотя Узбекистан — первый торговый партнер стран ЕАЭС среди государств СНГ, не входящих в союз, и двусторонняя торговля неизменно росла все последние годы, в ней всегда наблюдался отрицательный баланс не в пользу Ташкента.

Например, в 2019 году товарооборот государств ЕАЭС с Узбекистаном вырос за год на 9,5 процента, до 6,2 миллиарда долларов США, однако это произошло за счет экспорта на 18,9 процента из стран ЕАЭС в республику, тогда как объем импорта из самого Узбекистана упал на 10,5 процента.

Поэтому, изучив возможное влияние экономической интеграции на 16 крупных отраслей узбекской экономики, весной этого года Ташкент принял своего рода соломоново решение: участвовать в ЕАЭС в качестве наблюдателя. Этот статус Узбекистан, как и Куба, может получить уже до конца этого года на заседании Высшего евразийского экономического совета в ЕЭК.

Дружить в союзе и союзами


Какие же еще страны заявляли о своем желании в той или иной форме интегрироваться с ЕАЭС?

Сейчас известно, что к заключению соглашений о свободной торговле с ЕАЭС проявили интерес около 50 стран, в том числе те, которых обычно относят к категории развитых. Государства, с которыми ЕАЭС ведет (или уже завершил) переговоры о создании зоны свободной торговли (ЗСТ) как на уровне экспертов, так и на уровне официальных представителей, можно разделить на несколько групп.

К первой группе относятся такие страны, как Вьетнам, Египет и Сербия. С ними ЕАЭС (и в первую очередь Россия) поддерживает хорошие политические отношения, имеет взаимодополняющие торговые потоки и перспективы нарастить товарооборот и в то же время активизировать как у себя, так и у партнеров наиболее пострадавшие за последнее время сектора экономики.

Вторая группа, к которой можно отнести Индию и Иран, также имеет хорошие политические отношения со странами ЕАЭС, представляет большой интерес как для казахстанских, так и для российских экспортеров, особенно в плане несырьевого и высокотехнологического экспорта. Однако их рынок хорошо защищен различного рода тарифными и нетарифными барьерами.

К третьей группе относятся Сингапур, Израиль и Южная Корея. Это страны, с которыми ЕАЭС было бы интересно взаимодействовать не столько с точки зрения наращивания экспорта товаров, сколько с точки зрения инвестиционного сотрудничества и торговли услугами.
Кроме вышеназванных стран в ближайшем будущем ЕАЭС, скорее всего, перейдет к переговорам о создании ЗСТ также и с другими динамично развивающимися государствами, такими как Индонезия и Чили.

Наконец, наиболее масштабным форматом сотрудничества ЕАЭС с внешними партнерами в долгосрочной перспективе является «интеграция интеграций», представляющая собой достижение соглашений между двумя интеграционными объединениями.

В первую очередь речь идет о соглашениях с Ассоциацией государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) и МЕРКОСУР (общим рынком стран Южной Америки, куда входят Аргентина, Бразилия, Уругвай, Парагвай и Венесуэла). Но в то же время идут переговоры и с другими объединениями, такими как Южноафриканский таможенный союз, Андское сообщество, БИМСТЕК (Инициатива стран Бенгальского залива по многоотраслевой технико-экономической кооперации).

Этот процесс может принять как одномоментный подход (изначально повестка переговоров предполагает интеграцию двух объединений), так и постепенный, предусматривающий заключение отдельных соглашений с каждой (или большинством) из стран объединения-партнера, после чего происходит переход к единому договору, заменяющему все предыдущие.                 

Подходы разные, но цель одна


Между тем страны ЕАЭС по-разному подходят к тому, в каких форматах и с какой скоростью союз должен выстраивать свои международные связи. Так, государства — члены ЕАЭС стараются сохранять контроль над такими сферами, как торговля услугами и инвестиции, что затрудняет переговоры о заключении прогрессивных соглашений о ЗСТ. Это порождает не только организационные трудности, но и разную степень готовности государств-членов принимать на себя согласованные обязательства по торговле услугами и инвестициям. Например, подобные обязательства в рамках ЗСТ с Вьетнамом пока на себя взяла только РФ (хотя в соглашении зафиксировано, что другие страны при желании могут сделать это в будущем).

У государств-членов ЕАЭС по-прежнему есть различия и в географических приоритетах: в частности, для Казахстана приоритетно партнерство с Китаем и ЕС (которые являются его основными торговыми партнерами), для Армении — с Ираном (партнерство с которым сулит большие выгоды от оказания транспортно-логистических услуг) и с тем же Евросоюзом.

В свою очередь официальные представители Кыргызстана заявляют о том, что международный контур будет интересен для Бишкека только после того, как будет создан полноценно функционирующий общий рынок внутри самого ЕАЭС (что актуально для Кыргызстана в свете имеющихся ветеринарно-санитарных ограничений на экспорт его продукции в другие страны союза).

Беларусь в связи с особой структурой своей экономики выступает как потенциально заинтересованный партнер с точки зрения экспорта своей машиностроительной продукции и одновременно как поборник различного рода компенсаций для собственных чувствительных отраслей.

Тем не менее расширение возможностей для наращивания объемов внешней торговли с третьими странами и интеграционными объединениями является одним из устойчивых общих ожиданий для всех государств-членов ЕАЭС. Безусловно, есть запрос на согласование внешнеполитических и внешнеэкономических решений в той части, где они затрагивают интересы партнеров по союзу. Его члены выступают за расширение списка стран и блоков, с которыми будут заключены преференциальные (льготные, предпочтительные) и непреференциальные соглашения по торговле, увеличенияе масштабов внешней торговли.

Но в первую очередь это касается соглашений с Евросоюзом и Китаем. И существуют все предпосылки к тому, что уже в среднесрочной перспективе евразийское интеграционное объединение будет способно повысить привлекательность единого рынка для внешних партнеров и значимость союза во внешнеполитической и внешнеэкономической сферах. И пример Кубы стал как бы иллюстрацией этого процесса.
+1
    6 565