Сегодня
436,29    492,83    68,48    5,92
   Нур-Султан C    Алматы C
Экономика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Кем заменить трудовых мигрантов

Александр ШустовРитм Евразии
24 декабря 2020
МВД России 16 декабря в ответ на запрос РИА «Новости» подтвердило информацию о двукратном сокращении иммиграции в Россию. Главной причиной этого стала эпидемия Covid-19, которая вызвала масштабные изменения на рынке труда.

По сведениям МВД, в ведении которого миграционная статистика, на сегодняшний день в России находится 6,3 млн мигрантов, хотя в разные периоды их число колеблется от 9 до 11 млн. Две последние цифры явно относятся к «доковидным» временам, когда иммиграция была «на подъеме» и, несмотря на экономические сложности и возрастающее общественное недовольство, только росла. После начала эпидемии и закрытия границ в марте этого года объемы иммиграции, действительно, сильно сократились. Из-за невозможности въехать в страну и оттока самих мигрантов, спровоцировавшего на протяжении весны-лета целый ряд кризисных ситуаций, произошло сжатие рынка труда и падение спроса на рабочие руки в целом ряде отраслей российской экономики.                                                          

За январь-ноябрь с. г., как показывают последние данные МВД, на миграционный учет в России было поставлено 8 983,9 тыс. – вдвое меньше, чем за аналогичный период 2019 г., когда в Россию прибыли 17 948,7 тыс. человек. Эта цифра в основном характеризует временную иммиграцию в Россию и, по оценкам специалистов, достаточно адекватно отражает ее объемы. Без постановки на миграционный учет, которая согласно действующим правилам осуществляется в течение 7 дней (для граждан Украины и Белоруссии – 90 дней, Армении, Казахстана и Киргизии – 30 дней, Таджикистана – 15 дней), иностранец становится нелегалом, что грозит высылкой из страны и запретом на въезд. Поэтому абсолютное большинство выходцев из стран СНГ, даже в том случае если работают они без оформления необходимых документов, постановку на миграционный учет оформляют.

Происхождение оценки МВД числа мигрантов, которые находятся в России (6,3 млн), не совсем понятно. Число фактов снятия с миграционного учета в «Сводке основных показателей по миграционной ситуации» не отражено. Да и адекватным показателем оттока мигрантов оно не является, поскольку снятие с миграционного учёта по действующим правилам происходит автоматически в процессе электронной обработки данных «по истечении срока пребывания у мигрантов независимо от места прежнего жительства». Ранее, до закрытия границ, мигранты из безвизовых стран СНГ нередко пользовались возможностью находиться в России 90 суток на протяжении полугода, пересекая границу с Казахстаном и как бы заново въезжая в РФ. Теперь такая возможность исчезла, что не могло не сократить объемы миграции. Не исключено, что МВД в своей оценке текущей численности мигрантов руководствовалось какими-то внутренними данными и методиками, которые экспертам остаются неизвестными.

Еще примечательнее выглядят данные МВД по той миграции, которая формально относится к трудовой. «По состоянию на 1 ноября 2020 года на основании патентов в Российской Федерации осуществляют трудовую деятельность 1,3 миллиона иностранных граждан (в аналогичном периоде прошлого года – 1,7 миллиона), – цитирует сообщение ведомства РИА «Новости, – 85 тысяч имеют разрешения на работу. С гражданами государств – членов Евразийского экономического союза заключено 368 тысяч (508 тысяч) трудовых или гражданско-правовых договоров». Между тем в упомянутой выше «Сводке основных показателей по миграционной ситуации» за январь-ноябрь 2020 г. содержатся данные о том, что патентов на право ведения трудовой деятельности в России выдано 1 040,2 тыс. человек. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года, когда патентов было выдано 1 641,7 тыс., их количество уменьшилось более чем на 600 тыс. Куда делись еще 250-260 тыс. патентов, которых «не хватает» в статистике, опубликованной ГУ МВД РФ по вопросам миграции 15 декабря этого года, не ясно. Возможно, они были не выданы, а продлены, что позволяют сделать принятые весной этого года нормативно правовые акты, и в статистику просто не попали.

Гораздо более интересным является вопрос о том, что в России делают остальные 5 млн мигрантов, которые патентов не приобретали. Даже если из этой цифры вычесть имеющих разрешение на работу и граждан стран ЕАЭС, заключивших со своими работодателями трудовые договоры, остается еще более 4,5 млн мигрантов. Последний статистический отчет с распределением временных мигрантов, поставленных на миграционный учет по месту пребывания, был опубликован ГУ МВД по вопросам миграции за январь–сентябрь 2020 г. Согласно ему, на 1 октября органами МВД было зарегистрировано 7,2 млн чел., из числа которых 3,4 млн (47,6%) зарегистрированы первично. Остальные, по всей видимости, прибыли до 2020 г., продлив свою регистрацию. По целям прибытия мигранты распределились следующим образом: работу указали 55%, частные мотивы – 21%, туризм – 11%, учебу – 6,3%, иное – 7,2%. Если экстраполировать эти данные на 6,3 млн мигрантов, находящихся по данным МВД в России, работать из них должны как минимум 3,5 млн человек.

Неформально, то есть без оформления необходимых документов, работать могут и те мигранты, которые указали иные цели прибытия в Россию. По некоторым оценкам, статистика миграции фактически свидетельствует о крахе миграционной системы, не способной отслеживать перемещения иностранных граждан. «…Судя по всему, система миграционного контроля вообще перестала нормально работать, так как в настоящее время по официальным данным из 6 млн человек, находящихся в России, только у 1 млн есть предусмотренные этой системой документы, – написал на своей странице в Facebook 18 декабря профессор Высшей школы экономики Андрей Казанцев. – В остальных случаях, как я думаю, нельзя говорить автоматически о нарушениях закона, просто, именно миграционная система рушится. Люди проваливаются между «щелями» этой системы, причём часто просто в силу несовершенной конструкции самой этой системы, плохих кадров, игнорирования проблемы властями стран происхождения мигрантов, а также запредельного стресс-теста в виде коронакризиса…»

Участившиеся в последнее время жалобы на нехватку рабочих рук со стороны бизнеса, особенно ощутимую в строительстве и ЖКХ, чаще всего связаны с нежеланием предоставить местному населению более высокие зарплаты и оплачивать за него социальные взносы. При желании, как показывает опыт Москвы, мигрантов из Средней Азии, занятых в жилищно-коммунальном комплексе столицы, вполне можно заменить на жителей близлежащих российских регионов.

Еще в сентябре, как сообщил в интервью «Российской газете» заместитель мэра Москвы по вопросам ЖКХ и благоустройства Петр Бирюков, в городе наблюдался дефицит рабочих ручной уборки (дворников). Но уже к концу осени штат был полностью укомплектован за счет рабочих из регионов России, для которых были созданы необходимые условия: общежитие, контроль за состоянием здоровья, а при необходимости – врачебная помощь. В итоге удалось довольно быстро набрать нужное количество дворников, водителей и кровельщиков, которые занимаются очисткой крыш от снега и льда в зимний период.

Нехватка трудовых мигрантов, которых жители крупных российских городов привыкли нанимать для выполнения тяжелой физической работы, привела к парадоксальному эффекту – за свои услуги в условиях коронавируса они начали просить больше, чем местные жители. Причем разница, как показало расследование «КП», порой может достигать двух-трех раз.

Развитию внутренней трудовой миграции, которая вполне могла бы заменить импорт рабочей силы из Средней Азии, препятствует инертность жителей российских регионов, не привыкших пока к вахтовой работе, а также недостаточно высокий уровень зарплаты. Причем если в районах Сибири и Крайнего Севера привлекательной для российских вахтовиков может быть зарплата в размере 60-70 тыс., то в депрессивных регионах Центральной России их вполне могут устраивать и 25-30 тыс. рублей за минусом расходов на дорогу и проживание.

Главное преимущество трудовых мигрантов для бизнеса перед местными жителями – неформальное трудоустройство, позволяющее работодателям не выплачивать за них НДФЛ и социальные взносы. Побочным результатом такой системы в совокупности с отсутствием визового режима являлся неконтролируемый приток мигрантов из «безвизовых» стран СНГ (преимущественно Средней Азии), который весной-летом уже привел к масштабному миграционному кризису. Решить проблему неформальной занятости мигрантов можно, лишь введя жесткую ответственность за их найм для работодателей и ужесточив контроль за самими мигрантами. Дополнительным плюсом для государства может стать рост налоговых поступлений в бюджет, а также сокращение социальной базы для массовых выступлений иммигрантских диаспор.
+6
    12 591