Сегодня
417,9    503,07    64,7    5,64
   Нур-Султан C    Алматы C
Экономика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Рост проблемных активов может привести Казахстан к потере государственности

Расул РысмамбетовЭксклюзив.кз
22 января 2021
В конце 90-х в Казахстане был создан Фонд проблемных кредитов с благородной целью – улучшить качество банковского кредитного портфеля. Но сегодня, судя по всему, об этом уже мало кто помнит. Теперь он превратился в доходный бизнес для тех, кто скупает активы по дешевке, и в «братскую могилу» для неэффективных проектов, которых в нашей стране становится с каждым годом все больше и больше. К чему это приведет? Об этом мы побеседовали с финансовым консультантом Расулом Рысмамбетовым.

– Расул, что такое Фонд проблемных кредитов в мире и что такое ФПК в Казахстане? Каковы наши особенности? 

– В свое время ФПК создали при Нацбанке, чтобы покупать у банков их проблемные активы. Это была своего рода централизованная компания для реструктуризации и сбора долгов. Все было логично. И прозрачно. Можно сколько угодно критиковать Нацбанк, но вся его отчетность доступна, в отличие от правительства. Поэтому ФПК забрало правительство и передало его в минфин – так было легче манипулировать активами, списывать их или продавать по дешевке. Дело в том, что реструктуризация в Казахстане как понятие не работает. Вернее, работает, но в интересах определенных лиц.

Наиболее ярко это иллюстрируют выкупы проблемных активов Казкома, БТА и Цесны – то есть проблемные активы ушли на баланс ФПК. Официально это подали под соусом спасения рабочих мест и депозитов населения. Но мало кто говорит вслух о том, что речь шла о десятках бизнес-центров, миллионах гектаров земельных участков, недвижимости и т.д. Я не исключаю, что это сегодня через «откаты» продается за половину рыночной стоимости. Поэтому ФПК сегодня – это «золотая курочка», и никто не собирается оздоравливать активы или заниматься реструктуризацией долгов. И речь идет о триллионах тенге после запуска таких предприятий.

– Ну может, это не так уж и плохо? Это тоже своего рода возвращение активов в экономику – лишь бы они начали работать. 

– В ваших словах есть логика. Но есть нюансы. Во-первых, тогда ФПК должен быть не государственной, а частной компанией. Точнее, группой частных компаний, которым должны быть переданы госактивы. Но и это тоже нужно делать только после того, как будет проведен аудит одной, а лучше двумя международными аудиторскими компаниями. Мы не можем вот так просто взять и вновь отдать огромную часть казахстанской экономики за половину стоимости отдельно взятым лицам, как это происходит сейчас. Потому что, не исключено, что как раз именно эти люди до этого эти предприятия и завалили.

ФПК сегодня нуждается в принципиально новой концепции. В свое время была идея его продать крупным международным управляющим компаниям, чтобы вложить туда средства фондов уровня Темасек. Но правительство не пошло на это предложение.

– С учетом того, что ФПК превратился в братскую могилу для неработающих производств, почему правительство не продало его? 

– Потому что проблемные кредиты в экономике Казахстана не исчерпываются ФПК. Есть еще Инвестиционный фонд, НУХ Байтерек, есть проблемные активы у ФНБ Самрук-Казына, есть NPL банков, и даже СПК – это маленькие районные фонды. И это не считая огромного квазигоссектора типа КТЖ, КМГ, ОХК... Вся экономика Казахстана накрепко опутана взаимными долгами, невозвращенными долгами и ни один уважающий себя инвестор просто не решится даже начать распутывать этот клубок.

А если государство начнет его распутывать, то среди создателей проблемных займов в ФПК вы найдете немало участников списка казахстанского Forbes. Фактически, это мешок компромата на олигархов.

Львиная доля экономики страны – это проблемные кредиты. Мы все друг другу должны и платит за все это Нацфонд и ЕНПФ, а точнее мы с вами - народ. И это нормально на первый взгляд. Так живет весь мир. Но проблема в том, что мы живем за счет нефти, металлов и немного сельского хозяйства. Но во всех этих отраслях сейчас очень непредсказуемая ситуация и у нас нет другой экономики, куда бы эти деньги могли бы плавно перейти. И в этом наше главное отличие от продвинутых экономик мира – мы не так диверсифицированы.

Хотя на самом деле, заниматься реструктуризацией – это всегда хороший бизнес. Казахстан нуждается глобальной в реструктуризации внутренних долгов. Потому что иначе цена может оказаться слишком большой. Посмотрите, кто должен ЕНПФ. Не все заемщики ЕНПФ кризисные, но часть из них плывут благодаря ЕНПФ.

 Стоимость на дату покупки, в млн.тенгеТекущая стоимость в млн.тенге
 ЦБ организаций РК
2,990,658.04
3,287,630.70
 2.1
 АО Банк ЦентрКредит
61,024.01
64,277.61
 2.2
 АО Народный сбер банк Казахстана
478,156.26
605,341.00
 2.3
 АО Банк Bank RBK
55,166.04
59,656.08
 2.4
 АО Нурбанк
20,545.48
19,515.24
 2.5
 АО АТФБанк
143,043.34
149,835.00
 2.6
 АО Kaspi Bank
187,489.83
192,501.43
 2.7
 АО Евразийский банк
13,650.38
14,144.46
 2.8
 АО AsiaCredit Bank (АзияКредит Банк)
9,987.23
10,286.58
 2.9
 Дочерний Банк АО Сбербанк России
8,023.32
8,031.49
 2.10
 Дочерний банк АО Альфа-Банк
7,500.00
7,578.39
 2.11
 Дочерний банк АО Хоум Кредит энд Финанс Банк
12,553.48
13,355.10
 2.12
 АО First Heartland Jysan Bank
37,597.46
39,652.39
 2.13
 АО «ForteBank»
63,584.92
69,062.95
 2.14
 АО Аграрная кредитная корпорация
39,979.01
40,995.51
 2.15
 АО Банк Развития Казахстана
254,714.37
301,209.66
 2.16
 АО Нац управляющий холдинг КазАгро
621,757.62
675,795.73
 2.17
 АО Ипотечная организация
 Казахстанская Ипотечная Компания
10,733.03
11,227.57
 2.18
 АО Нац управляющий холдинг Байтерек
108,050.00
110,947.73
 2.19
 АО Казахстанский фонд устойчивости
143,836.99
145,706.87
 2.20
 АО Нац атомная Комп Казатомпром
60,600.19
82,935.97
 2.21
 АО Нац Комп Казахстан темір жолы
244,049.12
255,549.25
 2.22
 АО АстанаГаз КМГ
79,000.00
95,276.19
 2.23
 АО Казахтелеком
43,117.59
49,879.70
 2.24
 АО КазТрансОйл
10,254.08
9,448.09
 2.25
 АО KEGOC
85,376.31
100,169.07
 2.26
 АО СевКазЭнерго
5,000.00
5,244.44
 2.27
 АО Фонд Нац благосостояния Самрук-Казына
75,994.38
81,997.61
 2.28
 АО Fincraft Resources
18,070.35
5,479.28
 2.29
 АО Dosjan temir joly
10,355.25
14,185.82
 2.30
 АО АБДИ
3,405.19
384.65
 2.31
 АО Атамекен-Агро
14,705.45
2,023.57
 2.32
 АО Кселл
36,025.85
41,256.04
 2.33
 АО БАЯН СУЛУ
1,097.48
1,700.35
 2.34
 АО KazTransCom
337.33
562.48
 2.35
 АО Холдинг КАЗЭКСПОРТАСТЫК
25,876.70
2,417.40
(источник – сайт ЕНПФ, раздел Развернутая структура портфеля)

Как мы видим, ЕНПФ активно снабжал ликвидностью банки второго уровня, как в марте 2015 года и предлагал председатель Нацбанка Кайрат Келимбетов. Однако, далеко не все вложения ЕНПФ были логичными, рыночными и прибыльными. ЕНПФ финансировал и в КазАгро и кризисный КТЖ, а также деньгами пенсионеров рисковали в банках, у которых нет инвестиционного рейтинга. Тут и другие игроки, которые должны бы сами зарабатывать деньги, а не получать их у ЕНПФ – Казатомпром, Самрук-Казына, Казэкспортастык. Есть даже Казахстанский фонд устойчивости (это наши ипотеки со стабзаймами для банков).

И это далеко не все проблемные активы в нашей экономике. Например, взять ФПК – он стоит около 1 млрд долларов, ИФК –одно время стоил около 100 млн долларов, NPL банков второго уровня – при портфеле в 15 трлн тенге, при нынешней траектории экономики может быть и 30%, что составляет 5 трлн тенге. СПК в регионах – наверное, не менее 2-3 млрд долларов, если принять во внимание их активы, с потенциалом профессионального использования.

Итого, навскидку, в экономике может находиться 15-20 млрд долларов активов, на которые у государства не хватает денег для развития. И нередко мы видим, как их отдают за бесценок, «своим» людям.

На наших глазах идет эпический «дембельский аккорд» распила. И все это не считая того, что рано или поздно банки столкнутся с ростом NPL. И очень скоро карета может превратиться в тыкву. И не факт, что государство сможет еще раз поддержать штаны банков.

– И что из этого следует? 

– Из этого следует, что у нас есть очень реальная перспектива «слить» свою экономику. Впрочем, это уже произошло. И давно. Нефтянку уже давно контролирует Китай и немного США, а металлы – Россия. Теперь осталось дожевать остатки экономики и поверьте, никто ими не поперхнётся. Зато кому надо сохранят свои позиции и деньги. В конце концов, у них всегда есть альтернатива опять уйти фактически младшим партнером под Россию или Китай – на условии сохранения позиций.

Конечно, я с 90-ых годов сам читал – «экономика дышит на ладан» - однако мы сейчас в 2021 году. События никогда не разворачиваются в ключе, как это прогнозируется. Всегда есть возможность вытащить ситуацию. Поэтому озвучиваемые мной риски – это скорее крайний исход событий.

– Есть ли вероятность массовых банкротств предприятий? 

– Банкротство очень сложная процедура, поэтому у нас чаще предпочитают идти по пути рефинансирования. Поэтому массовых банкротств не будет. По самым скромным подсчетам стоимость восстановления экономики – это как раз 15-20 млрд, долларах. Куда пойдут эти деньги? На создание новых активов вместо реанимации старых, что было бы более разумно. Прямо сейчас государство ищет деньги для сотен, а то и тысяч неработающих предприятий. И все это от неправильной концепции привлечения инвестиций. Когда мы просим деньги на проекты, инвестор понимает, что эти активы довели до кризиса мы сами. Поэтому осторожные инвесторы нам в руки деньги не дадут.

Деньги дают только под управляющие/операционные компании. Например, если у вас есть участок земли, вы ищете девелопера, а он ищет профессионального застройщика, а он ищет хороший цемент и так далее. Никому не интересно вкладывать в нас, лишь только потому что мы Казахстан.

– Сейчас государство собирается создать мега-ФПК, объединив его с Инвестиционным фондом и Казагро. К чему это может привести? 

– Есть опасение, что они не знают, что со всем этим делать, поэтому идет сворачивание квазигоссектора – чего, кстати, мы всегда требовали. Вот… президент пошел навстречу.

Но к сожалению, у нас очень мало профессиональных управляющих. Поэтому некоторым проще реализовать схему расхищения проблемных активов, а не их оздоровления. Что касается объединения КазАгро с Байтерек – хотелось бы сначала посмотреть на результаты аудита КазАгро, прочесть досье их заемщиков, взглянуть, куда ушли эти деньги.

К сожалению, на волне сырьевой выручки, мы, как государство, редко занимались созидательным трудом. Даже нефть и металлы добывают кто угодно, только не мы сами. Фактически наша экономически-мускульная система немного деградирует – только недропользование как сердце гоняет туда-сюда кровь. Впрочем, большего никогда и не требовалось – только тратить деньги, осваивать.

Поэтому, есть два варианта – ждать, когда сердце остановится и все страна уйдет под внешнее управление. Второй вариант – самим пригласить диверсифицированный пул управляющих компаний и воспитать своих госменеджеров. Или мы делаем внешнее управление под нашим контролем, или внешнее управление все равно приходит, но уже без нашего контроля.

– А есть фантастический вариант, что мы осознаем масштабы бедствия и начнем сами расчищать авгиевы конюшни? 

– Вот как раз, когда мы сейчас говорим об этом, это и есть попытка осознать масштабы бедствия. Казахстанская экономика так устроена, что 30% минимум находится в тени. И это нас спасает. Но если мы все-таки хотим стать государством, а не союзом областей, то нужно искать новых богатых людей. И думаю, они находятся в регионах. Список Форбс, боюсь, уже себя дискредитировал. Да, у нас акимы назначаются, часть олигархов – тоже, но в регионах есть достаточно сильные игроки, хорошие активы, которые стараются держаться ниже радаров во избежание рейдерства.

Это то, что попытается сделать Токаев – или перевербует старые элиты, или создаст новые. Мы одновременно в многообещающей и сложной региональной обстановке, между экспансивными и достаточно агрессивными Россией и Китаем. Нам еще повезло, что США заняты собой, а ЕС тоже. И очень хорошо, что никоновы и Си давят на нас. Может это нас хоть как-то мобилизует. Иначе, если мы потеряем независимость - история не даст нам еще одного шанса. Исторический опыт показывает, что никто не теряет независимость за день или за месяц. Процесс потери суверенитета достаточно малозаметный и виден лишь в исторических книгах. Поэтому нам надо понять – сможем ли мы реструктуризировать себя, сесть и договориться, что у нашей страны есть свое будущее, а не навязанное нам.
+1
    930