Сегодня
430,99    515,29    65,99    5,69
   Нур-Султан C    Алматы C
Экономика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Жить или выживать? На рост цен население Казахстана отвечает снижением потребления

Сергей СмирновРитм Евразии
29 марта 2021
Коллаж: © Русские в КазахстанеОфициальная статистика Казахстана утверждает, что доходы населения растут и количество бедных в республике постоянно сокращается. Действительно, формально картина по уровню заработной платы наемных работников вырисовывается очень оптимистичная: 15-кратный рост за 10 лет. Так, в 2000 году среднемесячная номинальная зарплата составляла 14,3 тыс. тенге, в январе 2021 года достигла 222,3 тыс., а в феврале – 223,2 тыс.

Если этому верить, то вскоре уровень жизни в республике достигнет самых развитых государств и она вот-вот ворвется в заветную тридцатку (а то и двадцатку!) мировых лидеров. И чиновникам неважно, что данные приводятся в национальной валюте, которая только за последние 7 лет обесценилась более чем на четверть. Как неважно и то, что в рейтинге средней зарплаты среди стран мира Казахстан занимает 65-е место из 87, расположившись между Маврикием и Албанией, а минимальная зарплата в текущем году остается в размере 42,5 тыс. тенге. Доходы примерно трети домохозяйств находятся на границе или ниже прожиточного минимума.

Безусловно, среднемесячная номинальная зарплата – это весьма далекий от жизни показатель. Размер реальной зарплаты можно определить, используя данные Единого накопительного пенсионного фонда (ЕНПФ), вкладчиками которого является практически все трудоспособное население страны. Согласно данным его сайта, в январе текущего года на 10,9 млн обязательных пенсионных счетов вкладчики перечислили взносов (это 10% зарплаты) на сумму 88,7 млрд тенге. Несложные расчеты дают среднюю реальную январскую зарплату в размере 80,9 тыс. тенге.

Отметим, что почти такую же ее величину получаем по отчету ЕНПФ в январе 2020 года (при официальном размере в 198,2 тыс. тенге). Однако и в январе 2019 года средняя зарплата вкладчиков ЕНПФ значительно расходилась с официальной: 71,8 тыс. тенге в месяц против 166 тыс. Таким образом, реальные зарплаты казахстанцев за два года выросли на 12,5% (инфляция за этот же период составила 12,9%), тогда как в официальных статотчетах доходы выросли на треть! Увы… камлания властей далеки от реальности.

Куда ближе к реальности экономическое состояние населения отражают его расходы. В Казахстане растет число граждан, у которых львиная доля расходов тратится на продовольственные товары, и состояние большинства домохозяйств иначе, чем плачевным, не назовешь. Согласно составленному Министерством сельского хозяйства США (USDA) рейтингу, Казахстан, обойдя Европу и даже все государства СНГ, вошел в последнюю десятку (96-е место из 104) списка, оказавшись в числе стран-аутсайдеров, чьи жители больше всего тратят на продукты питания.

В государствах с высоким уровнем дохода затраты на еду не превышают 15%. К примеру, в США, Сингапуре, Великобритании, Канаде, Австрии, Австралии расходы на продуктовую корзину менее 11%. В России и Беларуси составляют 28% и 32% соответственно. Опережает Казахстан в этом рейтинге Камбоджа и даже пресловутый Гондурас. А ведь официально они в разы беднее. Так, если Казахстан стоит на 77-м месте с официальными 8810 долларами подушевого ВВП, то Гондурас — на 141-м месте (2390 долларов), а Камбоджа – на 158-м месте (1480 долларов).

Власти в Казахстане привычно убаюкивают себя цифрами ВВП, приходящимися на душу населения. Проблема в том, что эти души не ощущают прелести обладания своей постоянно растущей долей национального ВВП. И это понятно. Если в середине нулевых в среднестатистической семье Казахстана доля расходов на продукты питания составляла около 40%, то сейчас этот показатель не только превысил 50%, но и за год увеличился с 53,8% до 58,5%, достигнув исторического максимума.

Но это в среднем. Как следует из исследования Ranking.kz, около 50% домохозяйств тратит на продукты питания от 40% до 60% своего бюджета, 19% домохозяйств – до 70%, а 12% – свыше 70%. В общей сложности на оплату еды, коммунальных услуг и налогов среднестатистический казахстанец тратит около 70% доходов. Это один из худших показателей в мире. Безусловно, столь высокая доля расходов не позволяет населению ни делать сбережения, ни вкладывать в бизнес. Не меньше четверти населения заявляет, что «денег не хватает даже на питание» и «денег хватает на продукты, но не хватает на одежду и обувь».


Доля расходов домохозяйств на продукты питания в региональном разрезе

В Казахстане за год цены на продовольствие подскочили на 11,4%. Дорожают крупы, мука, яйцо, подсолнечное масло, сахар. В частности, подсолнечное масло подорожало на 37%, масло сливочное на 50%, рыба на 42%, сахар на 35%. Однако не все так однозначно. К примеру, официально цена на куриные яйца выросла на 27%, но на рынках и особенно в магазинах их продают в 2-3 раза дороже, чем год назад. И если в январе 2011 года средняя цена говядины в РК фиксировалась на уровне 800 тенге за килограмм, то к началу 2016-го она взлетела до 1200 тенге, в январе 2020 года мякоть говядины стоила 1800-2000 тенге, сегодня в магазинах – около 2500. Люди признаются, что вместо мякоти всё чаще покупают кости.

Сегодня многие мясокомбинаты фактически стоят, потому что в стране нет скота на переработку, поскольку живой скот массово вывозится за пределы Казахстана.

Анализ роста цен на продукты питания показывает, что внутренний рынок продовольственных товаров характеризуется высокой долей импорта, который в долларовом эквиваленте превышает экспорт в 4,5 раза. В частности, доля импорта составляет на сухофрукты практически 100%, сахар – 78%, рыбу (свежую) – 73%, сыры и творог – 50%, мясо кур – 47%, масло подсолнечное – 25%, масло сливочное – 23%, макароны (рожки) – 28%, колбасу 38%. Участники рынка утверждают, что в 2021 году тренд на подорожание сохранится. Причин этому множество: недиверсифицированная экономика, коррупция, инфляция, рост курса валюты, наценки торговых сетей, низкие реальные доходы населения.

Рост расходов на еду говорит о дальнейшем ухудшении качества жизни тех, кто вынужден тратить на первичные потребности почти все свои деньги. Многие потеряли работу или не могут зарабатывать столько же, сколько в докарантинный период. Снижение потребления и ухудшение его структуры остается главной адаптационной стратегией населения в условиях растущих цен и зависимости экономики от импорта.

Не исключено, что, как и в 90-х годах, страна столкнется с кризисом неплатежей за коммунальные услуги в семьях с низким уровнем доходов. Данные опросов и официальной статистики указывают на все более доминирующий тренд экономии на непродовольственных товарах и услугах. Накопление доходов для подавляющего большинства становится непозволительной роскошью.

Казахстан обладает огромной территорией с запасами природных ископаемых, внушительным сырьевым экспортом и 92 млрд долларов золотовалютных резервов и активов Национального фонда. А уровень жизни хуже, чем в таких бедных странах, как Албания и Северная Македония. Казахстан как был страной с бедным населением, так ей и остается, и никакого изменения ситуации в лучшую сторону не предвидится.

Бедность, отсутствие перспектив из нее вырваться – главная социально-экономическая проблема Казахстана, но правительство этого упорно не замечает и продолжает ориентироваться на доходы от экспорта сырья. Реальные доходы населения и производительность труда – вот показатели, на которые необходимо опираться в экономической политике страны. Иначе нарастающие социальные проблемы станут не только тормозом экономического развития (вследствие низкого внутреннего спроса на технологически сложные товары и недоинвестирования в человеческий капитал), но и приведут к политической дестабилизации.
+5
    6 792