Сегодня
430,99    515,29    65,99    5,69
   Нур-Султан C    Алматы C
Экономика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Закопать и забыть: как в Таджикистане «борются» с увеличением мусорных полигонов

Навруз КаримовCABAR.Asia
2 апреля 2021
Проблема мусорных отходов в Таджикистане неумолимо игнорируется, как правительством, так и гражданами. Между тем мусорные полигоны в Таджикистане растут, вдоль автотрасс накапливаются бытовые отходы, которые перерастают в несанкционированные свалки. Заводов по переработке мусора недостаточно, некоторые из них осуществляют свою деятельность в тени.

О загрязнении окружающей среды говорят только отдельные общественные организации и эко-активисты, которые продвигают идеи сокращения потребления и переработки отходов. Постройка перерабатывающих заводов создаст новые рабочие места, а мусорные отходы могут использоваться как вторичное сырьё для производства новых продуктов. Повторное использование отходов в течение 10 лет поможет минимум вдвое сократить площадь мусорных полигонов и вред, которые эти полигоны причиняют природе и людям, живущим в близи от них.[1]

Мусорные полигоны расширяются


В Таджикистане насчитывается около 70 крупных полигонов.[2] Из-за того, что денег на переработку у правительства и бизнеса нет, на их территориях мусор закапывают и консервируют под землей или утрамбовывают и засыпают песком. Так образуются холмы из слоёв мусора и песка. Например, на «Душанбинскую городскую свалку твёрдых бытовых отходов» ежедневно завозится около 700-800 тонн мусора и эта цифр увеличивается каждый год.[3] Из-за того, что в Душанбе, и вообще в Таджикистане, отсутствует практика раздельного сбора мусора, на территории полигона эти отходы невозможно отсортировать и отправлять на переработку.

На спутниковых фотографиях ниже красной линией обозначена площадь, занимаемая мусором. Как видите, определённая часть территорий занимаемых мусором, периодически сокращается, но на самом деле, мусора в полигоне меньше не становится, его всего лишь закапывают и консервируют под землёй.
2016 год2010 год2011 год2012 год2013 год2014 год2015 год2016 год2010 год
Захороненный мусор становится непригодным для переработки. Годами он гниет и выделяет фильтрат – ядовитую жидкость, которая попадает в грунтовые воды, а значит и в питьевую воду. В Комитете по охране окружающей среды (КООС) города Душанбе утверждают, что фильтрат на душанбинском полигоне откачивают, а затем отстаивают в 2 бассейнах, перед тем как слить в канализацию.

Даже если допустить, что дренажная система в душанбинской городской свалке работает исправно, можно ли то же самое сказать о других местах захоронения мусора в республике? Например, на спутниковых фотографиях свалки в Восейском районе не видны бассейны для отстаивания фильтрата, хоть и территория полигона небольшая, а её возраст не превышает 7 лет.
2020 год2014 год2015 год2016 год2017 год2019 год2020 год2014 год
На мусорных свалках также образуется  так называемый свалочный газ, который негативно влияет на людей, живущих недалеко от полигона.[4] Свалочный газ минимум в 25 раз больше влияет на глобальное потепление, чем выбросы CO2[5]и легко возгорается, поэтому на полигонах так часто наблюдаются пожары. Дым от горения мусора имеет не только неприятный запах, но и представляет опасность для людей и животных, находящихся в радиусе нескольких километров от пожара.
Самовозгорание мусора в Душанбинской городской свалке твёрдых бытовых отходов, Фото: CABAR.asia
Сжигать мусор следует только на специальных заводах термического обезвреживания, которые не дают таким вредным веществам, как диоксины и фураны выводиться в атмосферу. Дело в том, что они через дыхательные пути попадают в кровь и оседают на жировых тканях животных и людей. Высокая концентрация диоксинов в организме человека негативно влияет на работу печени, поражает иммунную и нервную системы. Животные, которые постоянно подвергаются воздействию диоксинов, могут развить некоторые типы рака.[6] Попав в жировые ткани, диоксины и фураны никогда не выводятся из организма и воздействуют на него в фоновом режиме в течении всей его жизни.

На фотографии со спутника видно, что мусор также намеренно сжигается, а дым от пожара переносится из-за ветра к жилым домам.

Чтобы обезопасить людей от влияния токсичных отходов, вокруг мусорных полигонов должны быть созданы санитарные зоны, на территории которых нахождение людей или животных должно быть запрещено.

Сравните территорию вокруг душанбинского полигона в 2009 году и 2021 году.

Чем больше территория полигона, тем дальше от неё должны жить люди, но в реальности всё происходит наоборот – полигоны обрастают, а дома строятся всё ближе к свалкам, обычно на расстоянии менее 700 метров. Это говорит о том, что для самих граждан вопрос о безопасной утилизации мусора не является приоритетным. Возможно, рост населения городов не оставляет новым, менее богатым поселенцам выбирать жильё в более экологичных районах.

Соседство со свалками


Недалеко от жилых посёлков, вдоль дорог, на берегах рек и озёр по всему Таджикистану образуются нелегальные свалки, которые загрязняют флору и фауну. Согласно закону “Об отходах производства и потребления”[7] местные органы государственной власти уполномочены выявлять и ликвидировать несанкционированные свалки отходов, информировать население о правильном обращении с отходами и создавать экономические стимулы для устойчивого использования отходов.

Органы местного самоуправления не проводят подобные мероприятия, либо проводят их для формальности. Примером служит село Большевик, района Кушаниян (город Бохтар). По словам очевидцев, ещё 2 года назад здесь не было такого количества мусора.
село Большевиксело Большевиксело Большевиксело Большевиксело Большевиксело Большевиксело Большевик
Фото: Умед Рахимов

Сегодня несанкционированные свалки стали настолько обычным явлением для Таджикистана, что эко-активисты бьют тревогу о предельном уровне загрязнённости окружающей среды. В недавно опубликованном лонгриде на CABAR.asia[8] авторы выяснили, что у крупнейшего рынка ГБАО образовалась свалка, которая привлекает к себе крыс и летом издаёт сильный, неприятный запах.

Жители Хорога выбрасывают также отходы прямо в реку Гунд. Несмотря на то, что эко-активисты и сотрудники «Жилищно-коммунального хозяйства» периодически очищают свалки и берега реки, мусора меньше не становится.

В странах с доходом ниже среднего, к которым относят и Таджикистан, 66% отходов выбрасывается на нелегальных свалках.[9] Отсюда мусор, 12% которого составляет пластик, попадает в реки, озёра, дробится на мелкие частицы и потребляется рыбами. Зимой полиэтилен рассыпается в труху и оказывается в грунтовых водах, которые переносят пластик в ближайшую водостанцию. Через пищу и питьевую воду микропластик попадает в организм человека и вызывает воспалительные процессы в желудочно-кишечном тракте.[10]

Наталья Идрисова, эко-активист и координатор проектов экологической организации «Маленькая земля» считает, что выходом из сложившегося экологического кризиса, связанного с отходами, является не только переработка отходов, но в первую очередь, их сокращение:

“Даже если мы в кратчайшие сроки введём раздельный сбор отходов и научимся наконец их грамотно перерабатывать, учитывая успешный опыт других стран, что в ближайшей перспективе кажется лишь мечтами, в любом случае нам их нужно минимизировать! Об этом говорить надо было ещё лет 50 назад! Сейчас многие страны вообще не справляются с накопившимися объёмами отходов. Мы стали потреблять в огромных количествах – используем единожды и сразу выбрасываем. Никого не волнует, что с этим мусором будет потом. Но мы живём на планете, где все взаимосвязано, поэтому, так или иначе, мы возвращаем природные ресурсы в окружающую среду, но уже в виде ненужных вещей, оборудования, упаковки, т.е. мусора, который загрязняет окружающую среду и только в определённых количествах может быть переработан”.

Кто занимается переработкой мусора в Таджикистане?


На территории душанбинского полигона работают частные заводы по переработке пластика. Сколько килограмм пластика они перерабатывают в день неизвестно. Ходят слухи, что частная арабская компания недавно заинтересовалась душанбинским мусором и планирует построить собственный завод по переработке твёрдых бытовых отходов.

Переработка мусора – дорогой бизнес. Постройка комплекса по переработке 100 000-200 000 тонн ТБО в год в может обходится в 10-16 миллионов долларов. Мелкому и среднему бизнесу эта сумма не по карману, поэтому объём принимаемого мусора местными заводами небольшой.

Второе препятствие к снижению загрязнения окружающей среды – отсутствие сортировки мусора. Власти не проводят воспитательно-просветительскую работу о важности правильной утилизации мусора, ЖКХ не обеспечивает население необходимым количеством мусорных контейнеров; отсутствует законодательная база, которая бы наказывала за несоблюдение правил раздельного сбора мусора, а в школах не учат правильной сортировке.

Когда бумагу, пластик и остатки еды выбрасывают в один контейнер, то к моменту прибытия мусоровоза в полигон 97% мусора в этой массе становится непригодным для использования в качестве вторсырья. Вместо этого сортировкой и сдачей (чаще всего) пластика и алюминия на переработку занимаются дворники и бездомные.
 
Большинство ртутьсодержащих отходов никак не перерабатываются, в том числе из-за того, что люди бросают батарейки, термометры и лампочки в одно ведро с другими отходами. А во-вторых, нет специалистов, которые могли бы провести демеркуризацию – удалить ртуть из мусора, чтобы им не травились люди и животные.

В КООС сообщают, что в душанбинском полигоне несколько лет назад была собрана демеркуризационная установка, но ею так и не воспользовались, а теперь она по определённым (не уточняется каким) причинам вышла из строя.

Пробелы в предоставлении сервисов по сбору, переработке ТБО и утилизации вредных отходов в Таджикистане взял на себя мелкий бизнес.

Например, один из таких предпринимателей Ахрор Рахимов занимается сбором ртутьсодержащих отходов. Люди из городов и районов собирают и отправляют ему использованные лампочки и другие виды электронных отходов. Сдача одной лампочки стоит 0.70 сомони, культурным и образовательным учреждениям предприниматель готов предоставлять скидки.

Медицинские отходы


Особое внимание должно уделяться утилизации медицинских отходов, которые могут быть источниками инфекционных болезней. Под медицинскими отходами имеют ввиду фармацевтические препараты, шприцы, перчатки, бинты, остатки человеческих и животных тканей, ампутированные конечности и т.п.

Общественная организация «Пешсаф» совместно с ПРООН в рамках проекта «Устранение экологических опасностей COVID-19 посредством улучшения управления медицинскими отходами в Таджикистане» исследовала 15 республиканских больниц и 4 крупных лабораторий Душанбе на предмет правильной утилизации медицинского мусора. Оказалось, что в 6 из 15 больницах печи для сжигания отходов не имеют достаточной температуры для полного обезвреживания медицинского мусора.

Консультант организации «Пешсаф» Умеджон Улугов  верит, что несмотря на существующие проблемы с утилизацией опасных отходов, ситуация в Таджикистане не критичная:

“Министерство здравоохранения подготовлено к управлению медицинскими отходами, например, оно снабжает медицинские учреждения пакетами для сбора инфекционных отходов, коробками для сбора острых предметов. Одна из самых больших трудностей для министерства здравоохранения заключается в том, что отдельного бюджета для медицинских отходов просто нет, данная статья косвенно отражается в оплате коммунальных расходов. Здесь больше предложения для Министерства финансов страны по разделению статей бюджета детально, дабы помочь органам здравоохранения планировать расходы на утилизацию отходов.

Конечно, же есть необходимость также в обучении персонала медицинских учреждений по управлению медицинскими отходами, особенно, в период пандемий. Хочу также отметить, что большинство больниц страны снабжены оборудованием для сжигания отходов, но заметный рост населенных пунктов приводит к сближению границ размещения медицинских учреждений. Я бы предложил сжигать отходы только на территории специализированных полигонов, но для этого, как я сказал ранее, необходимо решать вопросы с бюджетным планированием и выделением отдельной статьи для управления отходами”
 Контейнеры для утилизации медицинских отходов, Фото: UNDP in Tajikistan
Мы поговорили с владелицей одной из частных стоматологических клиник, и она подтвердила информацию о том, что Санитарно-эпидемиологическая станция предоставляет коробки и пакеты для сбора медицинского мусора, но не бесплатно. Также клиники обязывают заключать договор о ежемесячном вывозе медицинского мусора, стоимость договора составляет 350 сомони в год.

В медицинских учреждениях собирают отходы и перевозят их на мусорные полигоны. Несмотря на то, что единственный путь утилизации медицинских отходов — это их сжигание, мы узнали, что на душанбинском городском мусорном полигоне иглы от шприцов, например, не сжигаются, а замачиваются в хлорке и помещаются в коробки, которые засыпают алебастром, чтобы никто случайно не контактировал с ними. Коробки затем выбрасывают в одну кучу с бытовыми отходами.

Администрация полигона прибегает к таким мерам, потому что их печь также не обладает необходимой температурой для обезвреживания инфекций и полного разложения медицинского мусора. В связи с этим неясно как Таджикистан собирается утилизировать одноразовые инъекционные устройства после вакцинации препаратами от AstraZeneca?[11]

Ещё один момент, на который мало обращают внимание – домохозяйства создают медицинские отходы и при этом не собирают их в отдельные коробки и пакеты. Когда те же иголки от шприцов попадают с остальным мусором на полигон, то они уже не обрабатываются хлоркой и могут заразить людей, которые там работают.

Как должно быть?


Население Таджикистана ежегодно растёт в среднем на 2%, бедность ежегодно сокращается на 2.8%, а значит потребление в Таджикистане тоже постоянно растёт. Данный факт подтверждается увеличением количества создаваемых домохозяйствами отходов. Для регулирования негативного влияния отходов на окружающую среду был выпущен по крайней мере десяток законодательных актов, которые напрямую или косвенно касаются вопросов обращения с отходами в Таджикистане.

Среди них выделяется Закон РТ «Об отходах производства и потребления» (2002 год), который обязывает владельцев полигонов грамотно подходить к выбору места размещения отходов и периодически проводить мониторинг мест их захоронения. Органы местного самоуправления должны раздельно собирать и регулярно вывозить мусор.

Опасные отходы должны подразделяться на классы по степени их воздействия и размещаться только в специально оборудованных сооружениях. Согласно Закону РТ «Об экологическом мониторинге» (2011) при обращении с опасными отходами должны вестись мониторинг того, насколько негативно они  влияют на окружающую среду.

О необходимости санитарно-эпидемиологического и радиационного контроля мест временного хранения и захоронения отходов написано в Законе РТ «Об обеспечении санитарно-эпидемиологической безопасности населения» (2003).

В свое время было даже принято Постановление «О мерах по созданию системы безопасного сбора, хранения, транспортировки и переработки ртутьсодержащих ламп» (2009). Согласно этому документу, исполнительные органы власти, а также местные органы самоуправления и ГУП «ЖКХ» должны организовать пункты приема ртутьсодержащих ламп у населения, а также информировать  о порядке их сбора. Для всех этих мероприятий выделены средства с городских бюджетов.

Но по факту ситуация совсем другая. Мониторинг негативного влияния захороненного мусора на окружающую среду либо совсем не проводится, либо данные мониторинга не принимаются во внимание управляющих полигонами: срок эксплуатации полигонов истекает, а мусор в них всё продолжает накапливаться, в радиусе нескольких сотен метров разрастаются жилые селения.
Одно из мест временного хранения мусора в Душанбе, Фото: Навруз Каримов
В каждом населённом пункте на местах временного хранения мусора должны располагаться мусорные баки для раздельного сбора мусора. Но в реальности нередко можно увидеть, что в них отсутствуют любые контейнеры и в урнах вдоль тротуаров отсутствуют тары – в обоих случаях мусор выбрасывается прямо на землю.

Что касается опасных отходов, то большая их часть не утилизируется должным образом из-за отсутствия оборудования и специалистов. Раз правительству сложно выделить деньги на финансирование экологических проектов и обучение новых специалистов, то необходимо создать и имплементировать политику сокращения использования одноразовых товаров, правильной сортировки, сбора бытовых и опасных отходов.

В 2009 году правительство доказало способность в создании эффективных агитационных кампаний: через СМИ и чиновников в государственных учреждениях население настойчиво просили переходить на энергосберегающие лампы.[12] Вопрос экономии электроэнергии является частью политики Эмомали Рахмона, которая направлена на достижение полной энергонезависимости Таджикистана.

Но если правительству также важно здоровье населения и окружающей среды, то ему следует прислушаться к предложениям экологических организаций и продвигать образ жизни, основанный на осознанном потреблении.
+1
    3 297