Сегодня
426,32    496,24    66,74    6,04
   Нур-Султан C    Алматы C
Экономика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Гастарбайтеры: уравнение для Казахстана

Сергей СмирновРитм Евразии
4 сентября 2021
После разрушения Советского Союза из Казахстана, по официальным данным, выехали 4,1 млн человек. В основном в Россию и Германию. Причем выезжали не только этнические русские, но и представители других национальностей, в том числе казахи. Массовый выезд сотен тысяч специалистов с высшим и средним специальным образованием привел к деструктуризации рынка труда, деквалификации рабочей силы, снижению ее качественных характеристик. В Казахстан желающих заработать отправлялось тогда в разы меньше. Сегодня на рынке труда Казахстана существует переизбыток специалистов гуманитарных специальностей и дефицит технических.

Взлетевшие цены на авиабилеты, ограничения из-за пандемии коронавируса, дороговизна трудовых патентов в России, необходимость сдавать экзамены на знание русского языка и истории вынудили многих трудовых мигрантов из сопредельных стран теперь уже Центральной Азии – Узбекистана, Таджикистана и Кыргызстана – искать работу в Казахстане. Как правило, они представляют собой рабочую силу, от которой либо вовсе не требуется квалификация, либо достаточно квалификации низкого уровня. Основными отраслями применения иностранной рабочей силы являются строительство, сельское хозяйство, горнодобывающая промышленность. Это та пресловутая дешевая рабочая сила, которая берется за работу, на которую местные жители идти не хотят, и согласна на любые условия. Труд, как правило, физически тяжелый, без праздников, выходных.

Самый главный показатель положения гастарбайтеров в РК – их полная незащищенность перед работодателем. Соглашения – только на словах, следовательно, никаких трудовых договоров, профсоюзов, соблюдения мер безопасности. Работодатель сколько захочет – столько и заплатит. И это понятно. Трудовые мигранты с неурегулированным статусом квалифицируются как правонарушители, обладают очень ограниченным доступом к правосудию и зачастую не решаются обращаться к властям с жалобами на нарушение их прав.

Шаткое административное положение ограничивает доступ их детей к образованию, а всей семьи к медицинскому обслуживанию. Размер зарплаты гастарбайтера в зависимости от времени года, объема и характера работ, порядочности нанимателя составляет от 50 до 150 тыс. тенге.

Неофициальный спрос на такую рабочую силу породил образование черных рынков труда. И это тоже понятно. Десятки тысяч работодателей нуждаются в нелегальной рабочей силе, экономя на зарплатах, социальных гарантиях. Бюджет страны на этом теряет миллионы в виде незаплаченных налогов и миллиарды, вывезенные нелегальными мигрантами из страны.



По словам зампредседателя Комитета труда, социальной защиты и миграции Казахстана Ерболата Абулхатина, «на территории нашей страны ежегодно трудятся свыше 500 тыс. человек - иностранцев». Между тем ежегодно в целях защиты внутреннего рынка труда правительством с 2001 г. наем казахстанскими работодателями иностранной рабочей силы регулируется системой квот. Квоты разделяются по стране происхождения и определяются для каждого региона республики.

По информации министерства труда и социальной защиты населения, на 1 июля 2021 года официально по разрешениям местных исполнительных органов на территории Казахстана трудилось 15,8 тыс. иностранцев. Отметим, что в текущем году квота на иностранную рабочую силу составила 29,3 тыс. человек. Как видим, количество заявок от работодателей на привлечение иностранных специалистов значительно меньше лимита. Некоторые регионы Казахстана даже стали оплачивать мигрантам из соседних стран дорожные расходы.
Внешне все прекрасно: и мигрантов мало, и места рабочие выбирай на вкус. Отчего же тогда в республике почти 3 млн формально самозанятых, многие из которых фактически безработные?

Разрабатываемые властями программы по содействию занятости зачастую сводятся к краткосрочным образовательным курсам или обучению техническим навыкам и основам предпринимательства. По факту же имеем отсутствие реальной помощи в трудоустройстве и предложение низкой оплаты труда, для чего используются различные механизмы дискриминации.

Законодательством республики определены 4 категории, по которым допустим въезд иностранцев на работу: топ-менеджеры, высококвалифицированные специалисты, высококвалифицированные работники и сезонные сельскохозяйственные работники. Среди них лидируют специалисты (49%), руководители структурных подразделений (21%), сезонные рабочие (13%).

Среди стран, из которых казахстанские работодатели «выписывают» специалистов – Италия, США, Франция, Германия, Румыния, Азербайджан, Таджикистан и т. д. Однако на первом месте стоит Китай – его граждане занимают 23% от общей численности зарегистрированных экспатов. Большая их часть работает в строительстве, горнодобывающей и обрабатывающей промышленности. Почти одинаковую долю занимают Узбекистан (11%) и Турция (10%). Узбеки работают в основном в сельском, лесном и рыбном хозяйстве и на стройках. Граждане Турции в Казахстане – это рабочие в строительной индустрии. Там же получают работу приехавшие из Индии (доля в 7%). Большая часть граждан Великобритании, получающих квоту на работу в РК (их 6%), занимает должности в административной, профессиональной научной и технической деятельности. Подчеркнем, что речь идет о «квотированных» специалистах.

Истинная ситуация с трудовыми мигрантами не находит своего отражения в официальной статистике и достоверных данных о масштабах трудовой миграции в Казахстан нет. И это понятно. Миграционная политика властей не стимулирует легальную работу мигрантов. Значительная часть из них, пользуясь безвизовым пребыванием, нелегально трудится на стройках, убирает урожай, торгует на рынках городов и поселков.

Большое количество рабочей силы используется в сельском хозяйстве и находится в особо уязвимом положении, поскольку в Казахстане нет законодательства, регулирующего отношения между владельцем земельных угодий и сезонным трудовым мигрантом. Так, сегодня в Атырауской области 70% рабочих на полях – мигранты. Другой отраслью, которую в Казахстане трудно представить без труда мигрантов, является строительство (6% в структуре ВВП в прошлом году). Доступные данные свидетельствуют: в начале 2020 года в строительстве были заняты 45% работающих по квоте иностранцев. А ведь кроме официально занятых на стройплощадках республики, трудятся и мигранты с неурегулированным статусом.

В стране увеличиваются риски, связанные с нелегальной миграцией. Во-первых, это коррупция. Во-вторых, неуплата налогов работодателями и иммигрантами. В-третьих, перетекание капиталов и рабочей силы в сферу теневой экономики. В-четвертых, формирование трудно контролируемых этнических анклавов на рынке труда и связанные с этим учащающиеся криминальные локальные трудовые конфликты. В-пятых, занятость нелегальных мигрантов в трудоемких производствах тормозит процессы автоматизации, механизации и технологизации, особенно в сельском хозяйстве.

Специальное ведомство, которое отвечало бы за проведение аналитической работы по вопросам миграции, не создано. Таким образом, трудовая миграция низкоквалифицированных кадров препятствует развитию Казахстана, формирует социальное напряжение, мигранто- и ксенофобию.

Трудовая миграция – не самостоятельная проблема, а часть структурной проблемы рынка труда, к которой нужен комплексный подход, создающий систему работы с мигрантами. Поэтому в рамках ЕАЭС целесообразно формировать единую миграционную политику, которая предполагает взаимную ответственность стран, направляющих и принимающих трудовых мигрантов. Это позволит найти баланс между иностранной и местной рабочей силой.
+1
    5 331