Сегодня

477,98    488,93    70,82    7,93
Экономика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Киргизия строит золотой трон турецкому Султану

Дмитрий РодионовСвободная Пресса
24 декабря 2021
Нищая республика вынуждена отдать за бесценок национальное достояние Эрдогану, чтобы не умереть с голоду

В социальных сетях Киргизии начинает распространяться информация о возможном вывозе частными турецкими бортами золота из страны. Об этом сообщает тг-канал «Незыгарь».

Источник напоминает, что в сентябре Лондонская ассоциация участников рынка временно исключила аффинажный завод ОАО «Кыргызалтын» из списка надежных поставщиков, что закрыло Бишкеку доступ к международным рынкам сбыта золота.

Все месторождения в стране, включая «Кумтор» могут продавать свое золото только аффинажному заводу в Кара-Балте, который был единственным в Центральной Азии аккредитованным LBMA. Далее «Кыргызалтын» продавал золото на Лондонской бирже, чего теперь сделать уже не может.

Сообщается, что после этого объем поставок золота уменьшился в 3,1 раза. Киргизия продолжает продавать золото России, Италии и Турции, но в целом, доступ к международным рынкам сбыта золота затруднен. Структура экспорта страны кардинально меняется. Продажа золота, многие годы бывшая главная прибыль во внешней торговле республики, перестает наполнять бюджет.

По мнению «Незыгаря», в стране зреет социальная и экономическая напряженность, на фоне безработицы растут цены на продукты первой необходимости. В качестве подтверждения приводятся слова президента Садыра Жапарова о том, что в Госрезерве продовольствия Кыргызстану хватит лишь на 90 дней — три зимних месяца.

Поэтому, считает автор, власти прибегают к «серым схемам», реализуя золото со значительным дисконтом предположительно Турции. Вырученные же деньги, и их используемое использование, равно и объемы реализованного золота, никому не известно.

Источник напоминает, что крупнейшее в мире высокогорное золоторудное месторождение «Кумтор» в 90-х годах оказалось в руках международного капитала, имеющего английские корни. Фактически, с помощью взятого незаконного присвоения, и миллионы людей лишились своего национального достояния. Однако кардинальные перемены произошли после последней революции в прошлом году, когда новые власти пошли на беспрецедентный шаг, приняв решение о фактической национализации месторождения.

В данный момент расследуется уголовное дело по факту коррупции на различных этапах проекта по разработке «Кумтора». Фигурантами этого дела являются десятки чиновников и все бывшие президенты, правившие страной с момента провозглашения независимости в 1991 году. Очевидно, что и ограничения к доступу на рынки золота из Кыргызстана, стали ответными мерами британской стороны.

— Золотодобыча играет большое значение для экономики Киргизии, так как только один этот национализированный рудник обеспечивает 10% национального ВВП, а вместе взятые рудники — более 20%, — поясняет лидер Социалистического движения Казахстана Айнур Курманов.

— Поэтому и развернулась такая борьба вокруг «Кумтора», ведь он является стратегическим предприятием, обеспечивающим бюджет живыми валютными поступлениями.

— По словам Жапарова, в Госрезерве продовольствия Кыргызстану хватит лишь на 90 дней. До голода может дойти?

— Продовольственные резервы в действительности нужны для сдерживания цен на главные виды продуктов, и в частности, на хлеб. Правительство таким образом даёт понять, что до весны стоимость их еще будет контролироваться, но затем они будут отпущены в свободное плавание. Это, конечно, не означает угрозу голода, но малоимущие и бедные слои населения, коих по данным Всемирного банка в стране 35%, ощутят эту перемену на себе сразу же.

Не нужно быть аналитиком, чтобы спрогнозировать резкий рост недовольства, в том числе и среди безработной молодёжи, которая сейчас испытывает трудности с выездом на заработки в Россию. Это будет в целом на фоне сокращения социальных ассигнований бюджета и неолиберальных реформ усиливать социальное напряжение, которое в условиях республики быстро перерастает в политическое. Таким, раздражителем, например, является рост тарифов на электроэнергию и её нехватка из-за падения мощностей гидроэлектростанций в результате летней засухи.

На фото: вид на золотой рудник Кумтор на Кумторе в 350 километрах к востоку от Бишкека, Кыргызстан.
На фото: вид на золотой рудник Кумтор на Кумторе в 350 километрах к востоку от Бишкека, Кыргызстан. (Фото: Vladimir Voronin/AP/TASS)

— В Киргизии говорят, что всякая власть спотыкается о «Кумтор». Так ли это?

— Для Садыра Жапарова это важная тема, которая дает ему как национал-популисту множество возможностей и политических рычагов. Именно под лозунгом национализации «Кумтора» он начал карьеру уличного политика и оппозиционного деятеля — и в итоге дважды арестовывался в 2012-м и в 2013-м годах, проводя массовые митинги возле здания правительства и администрации президента в Бишкеке и у самого рудника.

Надо понимать, что внутри общества было сильное недовольство передачей канадской компании крупнейшего золоторудного рудника по кабальным условиям, поэтому его «национализация» усилила образ Жапарова «народного заступника» в глазах широких масс.

С другой стороны, это не национализация в европейском или советском смысле слова, и является больше инструментом дальнейшего передела собственности и власти среди различных группировок. Проведение расследования о причинах и последствиях приватизации «Кумтора» и других рудников бросает тень на всех бывших президентов и их сторонников, предоставляя возможность на этом основании Жапарову проводить широкомасштабную чистку госаппарата и преследовать те группировки, которые были замешаны в этих сделках с канадцами и англичанами.

В то же время, правящая верхушка в Бишкеке рассматривает «Кумтор» и всю золоторудную промышленность не столько в качестве государственной собственности, сколько своей личной и будет использовать предоставленную возможность реализации золота на мировых рынках по серым схемам для собственного накопления.

Руководство Турции в данном случае принимает участие в мошеннической продаже главного ресурса Киргизии, обогащаясь тем самым и одновременно коррумпируя окружение Садыра Жапарова. Анкара уже проворачивала такие операции, только с перепродажей нефти из Сирии и Ирака, поставляемых террористами из ИГИЛ* и протурецких группировок.

Не исключено, что удаление Киргизии с официального рынка англичанами является частью многоходового плана с целью переноса всей золоторудной отрасли страны в серую или даже теневую зону. Вместо продажи того же золота России и Китаю по мировым или договорным ценам, мы видим маловразумительные шатания и стремление продать добытые объемы по бросовой стоимости.

— Почему, по-вашему, британцы Киргизию убрали с рынка?

— Не исключено, что «Кумтор» и всю отрасль сознательно доводят до крайней точки неэффективности, чтобы обосновать необходимость их приватизации — уже для турецких и западных компаний, которые будут представлены в качестве «спасителей» предприятий и страны. Очень вероятно, что таковым станет крупный турецкий капитал, связанный с Эрдоганом, что установит прямую экономическую и политическую зависимость Киргизии от султаната.

Тем более, надо учитывать, что Турция сама действует по сценарию Лондона, в связи с чем такая «национализация» стала настоящим подарком для Великобритании в деле навязывания Бишкеку схемы развития событий. Зная коррупционные аппетиты правящих элит в бывших среднеазиатских советских республиках, нетрудно было догадаться, что сразу после «национализации» киргизские «революционеры» пойдут именно по такому пути реализации природных ресурсов.

Поэтому всё это надо рассматривать как часть плана по геополитической переориентации Киргизии и более глубокому включению её в систему Организации тюркских государств, то есть в союз с Турцией и Западом.

— Незыгарь считает, что вопрос по сути не столько о золоте, сколько о состоятельности новых государственностей образовавшихся после развала СССР на пространстве Центральной Азии и о будущности ее народов. Так ли это? Можно ли говорить, что Киргизия и не только окончательно демонстрирует, что она failed state? Можно ли сравнить ситуацию с Казахстаном?

— Это общая проблема всех бывших советских республик Центральной Азии и не только. Получив свою государственность и обретя даже саму этническую принадлежность в рамках СССР, так как её просто не существовало до национального размежевания 20−30-х годов прошлого века, новые лимитрофные образования не могли стать самодостаточными и самостоятельными после распада единой державы. Получив вдруг «независимость», бывшая партноменклатура стала выстраивать свои моноэтнические вотчины, параллельно став сырьевыми придатками Запада. А так как это не буржуазные нации, как например те же турки, то в них стали возобладать родоплеменные начала и феодальные пережитки на новом историческом этапе. Естественно, что та же пандемия, замедление мировой экономики и прочие катаклизмы сразу же вскрыли кризис государственного управления.

На примере Киргизии прослеживаются тенденции деградации общества и государственных структур, подточенных постоянными «цветными революциями». И то что происходит там, является недалеким будущим Казахстана, где пока всё держится только на субъективном факторе в лице суперарбитра и самодержавного хана — Нурсултана Назарбаева. Как только его не станет, Нур-Султан погрязнет в еще большие разборки и конфликты группировок за власть и передел собственности, что вообще чревато для территориальной целостности. В связи с этим, эти правящие элиты, пытающиеся спасти свои троны и капиталы от интеграционного процесса в рамках ЕАЭС, становятся лёгкой добычей для той же Турции, являющейся тараном Великобритании по выдавливанию России и Китая из Центральной Азии.
0
    10 306