Сегодня

470,9    496,94    70,33    8,83
Экономика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Только уголь и атом спасут Казахстан, но, возможно, уже поздно

Пётр СвоикВедомости Казахстана
5 мая 2022
Коллаж: © Русские в КазахстанеДеградация энергосистемы страны происходит не только благодаря навязываемым мифам о «зеленой экономике», но и потому, что построенная силами бывшего союзного государства энергетическая инфраструктура республики, на самом деле, не нужна самой республике. Масштабы и уровень экономики современного Казахстана направлены на сужение и уменьшение использования электроэнергии.

Война войной, а приход следующей зимы – как раз к проявлению тех или иных предварительных итогов украинской «спецоперации» и тотальной санкционной блокады, никто не отменял. Правда, неизбежно отражающаяся и на Казахстане санкционная война понизит и у нас экономическую активность, вместе с потребностью в электроэнергии, но случившийся 25 января «блэкаут», ударивший по всему югу Казахстана, заодно с Узбекистаном и Киргизией, напоминает: энергетика на пределе!

В самом деле, установленная мощность электростанций Казахстана числится величиной порядка 22 ГВт, однако располагаемая на данный момент – только 17,7 ГВт. Да и то на бумаге, потому что в тот совершенно рядовой день 25 января максимум нагрузки составил всего 15,7 ГВт, из которых своими силами (при том, что все оборудование было в работе и выдавало, что могло) покрывалось менее 15 ГВт, а почти 800 МВт пришлось привлекать из России.

Тогда в 12 часов дня, вовсе не в час пиковых нагрузок, отнюдь не катастрофическая авария на Сырдарьинской ГРЭС разрослась в меж-страновую и межсистемную в силу трех причин: а) исчерпание генерирующих мощностей сразу во всех соседних странах; б) такое же исчерпание пропускной способности межсистемных линий; в) отсутствие в физически общей энергосистеме общего диспетчерского начала и противоаварийной защиты.

СКОЛЬ НАДО НАПЕРЕД


Но поскольку примат суверенизации еще не преодолен и каждый думает за себя, рассмотрим, как отдельно взятый Казахстан мог бы защитить свою энергетику от повторения «блэкаутов», да еще где-нибудь посередине морозных декабря-января.

Здесь две реперные точки: на уровне 2028 года мы должны ввести ровным счетом 3293 МВт новой генерации, это по утвержденным приказом Минэнерго прогнозным балансам.

Причем такую величину можно считать самым минимумом, потому что в тех же прогнозных балансах показано, что запас между приростом нагрузок и увеличением располагаемой мощности хотя и положителен, но далеко не дотягивает до нормативного. А что касается наиболее острого уже сейчас дефицита регулирующей мощности, то этот дефицит даже удваивается.

Для сравнения: без малого 3,3 новой генерации за следующие шесть лет, это как раз нынешняя мощность самой крупной в Казахстане Экибастузской ГРЭС-1. Которую, между прочим, строили всем Союзом и уложились, не считая предварительных стадий, в семь лет.

И вторая реперная точка: к 2035 году, для покрытия прироста нагрузок и компенсации выбывающих по износу мощностей, необходимо будет ввести 17,5 новой генерации. Считай – больше, чем сейчас в работе. И этой величине тоже приходится верить – взято из выполненного по поручению президента «Энергетического баланса до 2035 года», работали знающее свое дело профессионалы.

НЕОБХОДИМОЕ ПРОТИВ ВОЗМОЖНОГО


Задаемся вопросом: реально ли успеть ввести необходимые мощности в заданные сроки, избежав тем самым перехода в режим постоянных «веерных отключений», перемежаемых более крупными авариями?

Ответ: в рамках нынешнего устройства рынка электроэнергии и нынешних методов тарифообразования – нереально абсолютно. Решения не прощупываются ни с точки зрения обеспечения финансирования, ни насчет хотя бы самого принципа – за счет чего набирать столь крупные базовые и регулирующие мощности.

Так, если перевести в тариф уже строящиеся или запланированные до того самого 2028 года объекты, то получим, начиная прямо с нынешнего момента, надбавку к тарифам на генерацию порядка десяти тенге за кВт-ч, и это без сетевой составляющей и в предположении, что ничего не будет украдено.

Тот же самый расчет на перспективу 2035 года дает рост тарифов на генерацию на 25 тенге за кВт-ч, и вряд ли меньше потянет тарифная надбавка на развитие сетей.

А это, разумеется, никак не вписывается в реальную платежеспособность не только населения, но и практически всего бизнеса – от малого-среднего и до самого крупного.

Здесь в концептуальный тупик нас заводит не арифметика, а сам принцип, что инвестирование электроэнергетики должно базироваться исключительно на тарифной основе. А о чем-то другом правительство даже не заикается.

ПОЧЕМ «ЗЕЛЕНЬ»?


Идем дальше: а почему, собственно, Казахстану так уж необходима «зеленая» энергетика»? А в поисках ответа впору и пофилософствовать.

Возьмем научно-технический прогресс – на него, как на несущий стержень, нанизана вся спираль человеческой цивилизации, от изобретения колеса и до цифрового общества.

Причем если исторический процесс идет именно по спирали, то технический прогресс строго линеен – в прошлое уходит все то и только тогда, когда на смену приходит более эффективное.

Например, сотворившая немалую часть цивилизации и культуры, совершенная в инженерном и красивейшая в дизайнерском смыслах машина – паровоз, уехала в прошлое именно потому, что появились двигатели большей экономичности. Но тогда почему в разы менее экономичная солнечная и ветровая выработка вдруг со страшной силой начинает вытеснять традиционную?

Вы возразите, ну как же более дорогая, ведь энергия солнца и ветра практически бесплатна! Да, сами солнце и ветер – бесплатны, а стоимость выработки солнечной и ветровой энергии, да еще с учетом адаптирования ее к работе в энергосистеме, в разы выше, чем у «нормальных» электростанций в Казахстане.

К тому же, в совершенно непрозрачных «зеленых» тарифах зашита некая частная прибыль, по всей видимости весьма существенная. Ради которой, похоже, все и делается.

Хотите на цифрах, пожалуйста: утвержденные на этот год предельные тарифы для ГЭС – в диапазоне от 4 до 6 тенге за кВт-ч. Для ТЭЦ и ГРЭС – в диапазоне от 8 до 12 т/кВт-ч. А гарантированные государством тарифы на поддержку ВИЭ в прошлом году были средней величиной 33 тенге за кВт-час.

В этом году, в помесячной разбивке за январь набежало по 60 т/кВт-ч, в феврале 50 тенге, в марте 42 тенге, в апреле по 22 тенге, в мае будет 27 т/кВт-ч и так далее.

Цифры (с учетом НДС) взяты с сайта Финансово-расчетного центра по поддержке ВИЭ. А занимается ФРЦ тем, что составляет помесячные квоты-разнарядки для «условных потребителей», в качестве которых выступают … как раз те самые ГЭС, ГРЭС и ТЭЦ. Их обязывают оплачивать «зеленую» выработку по в разы более высоким тарифам, вынуждая растворять такие затраты в собственных.

Оборачивается эта государственная хитрость тем, что приходится повышать тарифы уже самих «условных покупателей», расплачиваются же за все в конечном счете потребители совсем не условные.

Государство при такой «поддержке» альтернативной энергетики не затрачивает ни копейки, но если кого и обманывает, то в первую очередь самое себя. Ведь электроэнергетика Казахстана, повторим, стоит перед непосильным в нынешних для нее условиях вызовом наращивания мощностей, а тут некие иностранные и местные «бизнесмены», пользуясь «зеленой» модой, дополнительно грузят тариф своими прибылями, загоняя в тупик само развитие энергетики.

А ЗАЧЕМ, СОБСТВЕННО, «ЗЕЛЕНЬ»?


Вы скажите, но ведь альтернативная энергетика бурно развивается и стремительно становится конкурентоспособной, еще немного и она заменит традиционную. Ну да, так оно и есть, и где-то «зеленая» выработка, действительно, уже приближается к стоимости обычного кВт-часа. Однако, это еще только приближается, а вообще научно-технический прогресс на перспективу, по крайней мере, всех ближайших лет, не имеет решений, делающих «зеленую» энергетику конкурентоспособной.

И то, хотя бы относительное сближение «зеленых» тарифов с традиционными происходит там, где традиционная выработка стоит в разы больше, чем у нас в Казахстане. А если шире, то на почти всем пространстве бывшего СССР с его единой энергосистемой. Да, кому-то было бы чрезвычайно выгодным ликвидировать столь гигантское конкурентное преимущество, подтягивая наши тарифы к европейским. Способов и обоснований чего придумать можно много, что мы и наблюдаем, однако спросим философически: а оно нам надо?

Вообще, это чрезвычайно интригующая загадка – как, почему и в чьих интересах родилась сама идея «озеленения» не только энергетики, а всей мировой экономики. Капитализм – он про извлечение наибольшей прибыли, на этом выстроена вся теория конкурентного рынка, свободного движения капиталов, товаров и рабочей силы. А тут вдруг капитал должен сознательно идти на уменьшение собственной конкурентоспособности, даже на убытки и все ради борьбы с глобальным потеплением. Про которое так и не ясно, есть ли оно и каков именно антропогенный вклад в этот процесс.

Понятно, что вся «зеленая» затея – это не потому, что человечество пережило уже меркантильную капиталистическую стадию и ставит перед собой уже задачи более высокого порядка, — интрига гораздо более приземленная, хотя и реально глобального масштаба.
Точнее – континентального и конкретно европейского масштаба: специально ли «сливается» устремившаяся в «альтернативную» энергетику промышленность Германии, вместе с почти всей «старой» Европой, или и без всякой конспирологии все как-то само получилось, — на это предстоит ответить будущим историкам. Для нас же вывод один: нам туда не надо.

УГОЛЬ ПРОТИВ АТОМА


Еще одно научно-техническое, оно же философское, следствие разразившейся войны за энергетический рынок Европы: уж коль скоро и там возрождается угольная энергетика, Казахстану грех стоять в стороне!

Почему бы нам не начать набирать недостающую генерацию строительством на Экибастузской ГРЭС-2 не только блока №3, но и, по порядку, предусмотренными первоначальным проектом всеми восьмью блоками. Само собой, с применением самых высоких параметров пара и самой эффективной газоочистки.

А еще лучше, с точки зрения надежного соединения Северной энерго-зоны с Южной, начать строить самую современную угольную электростанцию на том месте, где и была запроектирована, и даже начала строиться в последние годы существования СССР Южно-Казахстанская ГРЭС.

И, таким образом, если избавиться от внешне внушенной и тупиковой во всех смыслах идеи базирования развития электроэнергетики на «альтернативной» основе, на выбор – научно-технический и даже философский, остаются только два варианта, и оба сконцентрированных на Балхашской ТЭС (тепловой электростанции). Строить ли ее в угольном (ГРЭС) или атомном (АЭС) исполнении.

Да, уважаемые поклонники чистого воздуха и экологического совершенства, выбор насчет дальнейшего пути развития Казахстанской энергетики стоит не между атомом и зеленым мороком, в практической плоскости это только выбор между углем и атомом, либо их комбинации.

ЛИБО САМИ И ВМЕСТЕ, ЛИБО – НИКАК


Здесь область сравнения – богатая, но перешагнем через нее, чтобы задаться заключительным вопросом: а потянем ли если не более дорогой атомный, то хотя бы угольный вариант?

Ответ тот же, что мы уже и давали: в рамках действующего рынка и его методов – однозначно нет!

И здесь дело даже не в арифметических подсчетах, насколько неподъемно придется повышать тариф даже при самом простом угольном варианте, проблема глубже. Проблема в том, что всякая базовая инфраструктура, а энергетика – это и есть самая базовая часть, создается, действует и развивается только в совокупности со всей национальной экономикой и ровно в тех объемах, которые этой экономике необходимы и посильны. Так вот, экономике отдельно взятого суверенного Казахстана унаследованная от СССР энергетика … не нужна. И, соответственно, … непосильна.

Поддерживать такое наследство в работоспособном состоянии, благо, спад электропотребления в первые 10-15 лет независимости создал двойной запас мощностей, это по силам. А вот полноценно развивать такую систему под рост нагрузок – это за пределами как возможности, так и необходимости.

В самом деле, в нынешней экспортно-сырьевой экономической модели задействовано в общей сложности примерно половина всего трудоспособного населения, остальные – «самозанятые», на которых зря расходуются ресурсы.

Структурная безработица у нас порядка пятидесяти процентов. Ровно так же потребность такого вида экономики в энергоснабжении вполне удовлетворяется и половиной нынешней выработки, остальное – зряшное, с рыночной точки зрения, расходование энергоресурсов на вне структурные отвлечения.

Разумеется, никто не будет ставить вопрос об «оптимизации» не задействованного в «вывозной» экономике населения и социальных затрат на него. Но если задача количественного роста национальной энергосистемы не решается, у нее есть обходное решение – сужение сферы потребления. Самым элементарным образом, — за счет такого роста тарифов, который потихоньку начнет сжимать сферу потребления и круг потребителей.

Собственно говоря, правительство где-то даже на инстинктивном уровне этим и занимается, регулярно пытаясь приватизировать и передать в «конкурентную среду» объекты инфраструктуры.

Так, «Самрук-Казына» настойчиво предлагает вывести на IPO КЕГОК. А все остающиеся в государственной собственности базовые электростанции страны, собранные в «Самрук-Энерго», постановлением еще прежнего правительства поставлены на продажу, и это постановление никто не отменял.

Да, приватизированная энергетика и на самом деле станет эффективнее, но пользоваться ее услугами смогут далеко не все.

Социализм, говорил Ленин, это советская власть плюс электрификация всей страны. Но у нас «развивающаяся» и исключительно «простая» экономика: вывозится сырье, завозятся готовые промышленные и потребительские товары. Межстрановой производственной кооперации практически нет, разве что в автомобиле- и сельхозмашиностроении. Почему, кстати, и идет организованная атака на утильсбор. А такой «развивающейся» экономике сплошная электрификация не соответствует, вот все и идет к некоему итоговому балансированию…

Понятно, что эти горькие слова мы говорим с целью «от обратного». То есть, не энергетика должна сжиматься до размеров «вывозной» экономики, а экономика – расширяться до полной занятости, расширяя за собой и инфраструктуру.

И здесь, без всякой философии, такое практическое заключение: лишь та страна способна иметь современную инфраструктуру, которая создает ее базовые, по крайней мере, элементы, в рамках собственной экономики. Развивать собственную инфраструктуру за счет чужого-покупного – не получится.

Осталось задать последний вопрос: возможно ли развитие казахстанской энергетики за счет потенциала отдельно взятого Казахстана, а если нет, то какое межстрановое объединение для этого требуется? Впрочем, можно не отвечать, вопросы из разряда риторических.
+6
    10 531