Сегодня

476,01    490,15    70,64    7,81
Экономика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Закон о банкротстве — кому спишут долги по кредитам?

Ренат Кадыров365инфо.кз
2 июля 2022
И какое имущество сначала отнимут и продадут с аукциона?

Число «закредитованных» казахстанцев, чьи долги уже несопоставимы с доходами, перевалило за миллион. У одних это явление временное и в конце концов люди рассчитаются с кредитами. Но есть и те, кто не в состоянии расплатиться с долгами.

Разномастные эксперты долгие годы утверждали, что выход есть, это механизм банкротства физических лиц, при котором долги могут списать. Конечно, если проверка подтвердит полную финансовую и имущественную несостоятельность должника. Но закона не было, а долги между тем росли, как и напряжение в обществе.

Дошло до того, что 5 января 2022 года разработать соответствующий закон поручил Касым-Жомарт Токаев. Как раз на совещании по вопросам социально-экономической ситуации, которое срочно созвали из-за начавшихся волнений.

Законопроект разработали в минфине, сейчас он находится на рассмотрении в мажилисе. И депутаты уже увидели в нем недостатки.

Нельзя просто взять и обанкротиться


По нашей просьбе юрист Сергей Уткин разъяснил, как приблизительно должен выглядеть механизм банкротства физических лиц по аналогии как с мировой практикой, так и с банкротством юридических лиц.

— Банкротство – по сути, это списание долгов. С точки зрения гражданского законодательства просто брать и списывать абсолютно неправильно. Кроме того, не должно получиться так, что каждый желающий (а пожелают наверное почти все) просто взял и списал все кредиты. Процедура должна начинаться, если заемщик (в данном случае физическое лицо) действительно не сможет в обозримом будущем выплатить долги. И это будет проверяться в первую очередь, — сказал Уткин.

Банкротство юридических лиц наступает по решению суда. Видимо, с физическими лицами будет то же самое. Скорее всего, все обстоятельства будут тщательно проверяться: сколько у человека долгов, какое есть имущество, какие доходы и действительно ли он не способен выплатить долг или просто юлит.

При этом, как считает юрист, перед объявлением человека банкротом у него отнимут оставшееся имущество и продадут с торгов,чтобы выплатить кредиторам хоть какую-то часть. Хотя отбирать будут не все, какой-то минимум оставят. Видимо, в новом законе этот минимум должен быть четко определен.

— Проведем аналогию с уголовным процессом. В Уголовно-процессуальном кодексе есть перечень имущества, которое не подлежит конфискации. То есть его забрать уже нельзя. Видимо, какой-то минимум будут оставлять и в этом случае. А вот автомобиль, к примеру, уже роскошь, его точно отберут и продадут, — сказал Уткин.

Отберут ли единственное жилье?


Не очень понятно, как решат вопрос с так называемым единственным жильем. Юрист заявил, что на сегодня никаких правовых оснований, чтобы не забирать единственное жилье, нет. То есть его забирают. Помимо всего прочего, зачастую банки дают кредиты только потому, что у человека есть это жилье. Им он и отвечает по обязательствам.

— То есть банкротство – это конечно списание долгов, но только при условии, что предварительно забирают все активы, — сказал Уткин.
Также он полагает, что в законе пропишут некие ограничения для тех, кого уже признали банкротами. Это будет сделано для того, чтобы все сразу не побежали списывать долги. Может на какое-то время запретят выезд за границу, или человек не сможет устраиваться на какую-то определенную работу.

Скорее всего, после окончательного списания долгов кредиторы останутся ни с чем, государство возмещать убытки банкам не должно.
— Скорее всего, снова поступят по аналогии с банкротством юридических лиц, когда долги списываются и кредиторы с ними прощаются. Мораль в том, чтобы кредитор тоже был разборчив, когда дает деньги в долг или, например, продает товар в рассрочку,— сказал Уткин.

Юрист считает, что закон этот нужный, а сам механизм банкротства – признанная общемировая и абсолютно нормальная практика. Могут, конечно, иметь место попытки как-то этим злоупотребить, но закон должен продумывать защиту от таких действий.

— Сейчас, если человек не может рассчитаться, этот долг на нем будет висеть вечно. Его без конца будут терроризировать судебные исполнители и так далее. Из такой ситуации должен быть выход, который и дает признание банкротом. Это шанс человеку нормально вздохнуть и начать все с нуля, — сказал Уткин.

Отношения хозяина и раба


Депутат мажилиса Ирина Смирнова сказала, что этот закон ждали очень давно. Парламентарии неоднократно поднимали вопрос о необходимости процедуры банкротства для физических лиц, правительство даже неоднократно предлагало законопроекты, но потом их отзывало. Последний раз это было в 2018 году.

— У нас в стране так сложилось, что закон всегда на стороне банков, а не заемщиков. Нам постоянно рассказывали, что банки это «кровеносная система», и вливали туда огромное количество бюджетных денег. Хотя принадлежат они частным лицам. А за правами заемщиков никто не следил, и они нарушались в полной мере, — сказала Смирнова.

По данным депутата, в кредитах сегодня около 7,5 млн граждан, а всего экономически активного населения в стране 10 млн. При этом около 1,5 млн – кредиты проблемные. И новая процедура должна помочь именно таким людям.

— Самое печальное, что сейчас отношения банка и заемщика не партнерские. Это отношения хозяина и раба, которым заемщик легко может стать в конечном итоге. Новый закон должен помочь людям после некоторых определенных процедур снова стать обычными гражданами, которым можно открывать платежные карты, вести бизнес, участвовать в госпрограммах и так далее. То есть то, чего из-за кредитных долгов лишены минимум полтора миллиона человек,— сказала Смирнова.

Однако в предлагаемом проекте депутат видит и существенные недостатки.

— Во-первых, для начала процедуры банкротства человек должен 12 месяцев не производить каких-либо выплат. При этом если хоть тенге откуда-то попадет на его счет, все начнется заново. Это ошибка, — заявила она.

По мнению Смирновой, вполне достаточно шести месяцев невыплат. После полугода человек уже должен иметь возможность обратиться с заявлением о банкротстве. Согласно законопроекту, процедура может начинаться как в судебном порядке, то есть принудительно, так и добровольно – по заявлению должника.

— Во-вторых, за человеком, который прошел процедуру банкротства, по этому закону должны будут еще три года наблюдать и контролировать. Зачем? Это же опять не дает человеку развиваться. Лучше бы правительство и банки тоже поработали над своей финансовой грамотностью, как они советуют гражданам, заявила депутат.
0
    4 871