Сегодня

475,51    464,15    66,85    8,2
Экономика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Альтернативу России поскребут по сусекам: нефтегиганты поставили Казахстан в тупик

EADailyEADaily
15 июля 2022
Сбои в работе главного экспортного маршрута казахской нефти — через Россию — поставили власти Казахстана в тупик. С одной стороны, страна теряет доходы. С другой — Казахстан мог оказаться под ударом за компанию. У страны, тесно связанной с Россией, мало возможностей предложить альтернативные маршруты западным нефтегигантам, работающим в Казахстане, но бросившим свои проекты в России.

Остановки в работе Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) заставили казахские власти заявить о планах развивать альтернативные маршруты транспортировки сырья в обход России.

«Приоритетным направлением является Транскаспийский маршрут. Поручаю „Казмунайгазу“ проработать оптимальный вариант его реализации, в том числе с возможностью привлечения инвесторов Тенгизского проекта. Правительству совместно с „Самрук-Казына“ следует принять меры по увеличению мощностей нефтепроводов Атырау — Кенкияк и Кенкияк — Кумколь», — сказал на совещании с правительством президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев.

В прошлом году по КТК подали 60,7 млн тонн казахской нефти из трех месторождений — «Тенгиз», «Карачаганак» и «Кашаган». В то же время правительство еще раньше предложило расширить на 6 млн тонн мощность трубопроводов на Китай и развивать Транскаспийский маршрут через морские порты Актау и Курык до порта Баку, далее на Батуми по железной дороге или через нефтепровод Баку — Тбилиси — Джейхан (БТД). Обе альтернативы имеют ограниченные возможности, отмечают эксперты.

«Поставки казахской нефти в Китай пока нерациональны, поскольку китайские нефтяные компании уже начали покупать российскую нефть с большим дисконтом по цене относительно Brent», — замечает аналитик ГК «Финам» Александр Потавин.

По Транскаспийскому маршруту, замечает он, Казахстану потребуется дополнительно нанимать танкеры и минимум пару лет для налаживания поставок.

«Но даже при максимальной загрузке суммарные мощности составят 15−20 млн тонн в год», — замечает аналитик «Финам».

Эксперт в нефтегазовой отрасли Нурлан Жумагулов рассказал Inbusiness.kz, что сейчас необходимы инвестиции и в восстановление и расширение перемычки на терминале «Сангачлы» в Азербайджане.

«Пока его не починят, максимум, что по нему можно будет прокачать, — это 1,5−2 млн тонн в год, в то время как по КТК уходит свыше 4,5 миллиона тонн в месяц», — сказал он.

Кроме того, по его словам, Казахстану потребуются четкие договоренности с Азербайджаном по объемам поставок и по тарифу. С одной стороны, по его данным, азербайджанская сторона согласна принять казахстанскую нефть только по гарантированному десятилетнему контракту. С другой — по полузагруженному нефтепроводу Баку — Тбилиси — Джейхан поставляют легкую нефть Azeri Light, которая ценится на мировом рынке дороже сорта Brent, и за более сернистую и тяжелую тенгизскую и кашаганскую нефть акционеры БТД потребуют более высокие тарифы, чтобы не потерять доходы из-за снижения качества сырья.

«Если отказаться от КТК, то нам придется сокращать нефтедобычу на всех трех крупных проектах („Кашаган“, „Карачаганк“, „Тенгиз“). Вряд ли акционеры на это согласятся. Тем более что при нынешней мировой цене на нефть (более $ 100 за баррель) впервые за эти прошедшие полгода в Нацфонд республики поступило 3,1 триллиона тенге. Это впервые за долгие годы, когда страна перестала изымать из Нацфонда больше, чем туда поступало нефтяных денег», — добавил Нурлан Жумагулов изданию Inbusiness.kz. Он считает, что Казахстан в нынешней ситуации оказался между молотом и наковальней и единственный вариант — сесть за стол переговоров с Россией.


За компанию?


Большая часть нефти, добытая в Казахстане и поставляемая по КТК, принадлежит западным нефтегигантам. В КТК подают сырье с месторождений «Тенгиз», «Карачаганак» и «Кашаган». В тенгизском проекте 75% принадлежит американским Chevron и ExxonMobil. На «Карачаганаке» 76,5% распределены между итальянской Eni, нидерландско-британской Shell и американской ExxonMobil. А в «Кашагане», в свою очередь, американским, европейским и японским компаниям принадлежит уже более 90%. Также свою долю западные компании имеют и в самом Каспийском трубопроводном консорциуме.

Не секрет, что западные нефтегиганты, работающие в Казахстане, объявили о том, что выходят из российских проектов и часть их просто бросили. Так, например, добыча нефти по «Сахалину-1», в котором оператором выступал ExxonMobil, упала в 22 раза. А «Сахалин-2», в котором Shell принадлежит 27,5%, российские власти вынужденно передают компании, которую создаст российское правительство.
Поэтому приостановки транзита через КТК носят информационный характер больше для западных нефтегигантов, чем для правительства Казахстана, полагает Нурлан Жумагулов.

«Казахстан в данном случае оказался между молотом и наковальней», — заметил Нурлан Жумагулов. По его мнению, если бы Россия хотела ударить по самой стране, то выбрала бы иную тактику. Он привел пример нефтепровода Атырау — Самара, по которому в балтийские порты транспортируется еще около 12 млн тонн казахской нефти в год, и одного из трех нефтехимических заводов страны, Павлодарский ПНХЗ, получающий до 5,5 млн тонн нефти из России. Еще — 10% дизельного топлива Казахстан получает из России, а 7,5 млрд кубометров добываемого на «Карачаганаке» попутного нефтяного газа перерабатывается для нужд Казахстана на Оренбургском газоперерабатывающем заводе.

«В долгосрочном плане в интересах всех, чтобы нефтепровод работал в нормальном режиме и транспортировал как казахстанскую, так и российскую нефть. Поэтому мы не думаем, что это окажет влияние на наши долгосрочные данные», — сообщил Kazakh24 зампред правления «Казмунайгаза» Даурен Карабаев.
+1
    5 749