Сегодня

469,17    495,07    67,46    7,56
Экономика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Евразийская валюта обесценит «фантики» США и ЕС

Анатолий КорнелюкРитм Евразии
6 сентября 2022
Усиление государствами Запада и его сателлитами экономических санкций в отношении России создало немало проблем не только России, но и самим странам, применяющим санкции. Тем более что экономические ограничения дополнены санкциями политическими и другими мерами – вплоть до «отмены культуры» в духе юдофобских нацистских практик прошлого века.

Национальные экономики давно интегрированы в мировую экономику и вольно или невольно имеют свою специализацию. Деньги – кровь экономической системы, о чём периодически и небезосновательно напоминают не только финансисты.

От доступности кредита зависит начало бизнеса, его модернизация, расширение и другие аспекты развития. Поэтому денежно-кредитная политика, напрямую влияющая на макроэкономическую стабильность, является одним из приоритетов государственной политики. Она также находится в фокусе внимания участников межгосударственных объединений.

Единая валюта ЕАЭС – идея, обсуждавшаяся до создания этого интеграционного объединения постсоветских республик. Как и в случаях с единой валютой Союзного государства России и Белоруссии, едиными валютами других межгосударственных объединений в разные времена и на разных континентах, путь идеи до практического воплощения оказался долгим и тернистым.

Изначально идею единой валюты ЕАЭС продвигала Москва. Сразу же она встретила сопротивление Нурсултана Назарбаева, выступившего категорически против и единой валюты, и валютного союза, что было отражено в проекте декларации о евразийской интеграции. В окончательном её варианте было сказано лишь про «углубление сотрудничества в валютной сфере».

Но постепенно сама суровая действительность стала подвигать партнеров по Союзу к осознанию необходимости некоей единой валюты ЕАЭС. Она призвана минимизировать риски и угрозы, исходящие от эмитентов мировых валют. Прежде всего речь идёт о дедолларизации национальных экономик и межгосударственных расчётах. Также подразумевается минимизация расчётов в евро, которые Евросоюз запретил даже к ввозу на территорию Союзного государства, используя валюту в качестве своеобразного оружия в санкционной войне.

Однако в первую очередь в ЕАЭС, ШОС и других межгосударственных объединениях, выстраивающих базис многополярного мира, речь идёт о замещении доллара США. Не прошло и сотни лет, как национальная валюта этой страны превратилась в оригинальные фантики, почти ничем не обеспеченные и выполняющие функции денег исключительно благодаря фактору веры.

Огромные долларовые запасы в ЗВР всех государств, а также традиционные методики расчётов стоимости и многие другие факторы не позволяют одномоментно и резко отказаться от использования переоценённых западных валют. Поэтому не только Китай и Россия, но и многие другие государства избавляются от долговых обязательств США и нацвалюты этой страны постепенно. Нынешний конфликт России с Западом, а также предшествовавшая этому торговая война Вашингтона с Пекином и продолжающееся противостояние КНР с США выступают лишь катализаторами процесса.

Единая валюта ЕАЭС существенно снизит экономические и политические риски участников интеграционного объединения. Участники валютного союза уйдут от необходимости продавать свои товары и услуги производителям разноцветных «фантиков» только для того, чтобы складировать их в банковских хранилищах и рассчитываться ими не только с эмитентами долларов и евро, но и между собой, а также в торговле с третьими странами.

Фактически сейчас роль расчётных единиц в ЕАЭС по-прежнему выполняют доллары США и евро – на их долю приходится около четверти платежей. Используются и национальные валюты, однако в недостаточной степени – на это периодически обращает внимание ЕЭК. В конце августа она обратила внимание на возможность создания такой новой валюты, отметив, что это «весьма актуально в более широком формате, прежде всего в торговле с Китаем, Индией, Ираном, другими заинтересованными партнёрами».

Сославшись на Владимира Путина, министр ЕЭК по интеграции и макроэкономике Сергей Глазьев сообщил: «Президент России на саммите ШОС сказал о проработке такой, альтернативной доллару и евро, глобальной валюты. ЕАЭС вполне мог бы стать пилотным регионом для её апробации».

С. Глазьев сообщил также, что соответствующие предложения ЕЭК недавно в Бишкеке рассматривал Евразийский экономический форум. Он сделал важное замечание: создание корзины валют в ЕАЭС не планируется.

Прозападно ориентированное лобби как в России, так и в Казахстане ещё по-прежнему сильно. Поэтому единой валюты ЕАЭС на горизонте пока не просматривается. Максимум, на что готовы пойти евразийские либералы – на апробацию применения в ЕАЭС некоей сторонней мировой валюты.

Об этом говорят предыдущие заявления на эту тему. Например, в декабре 2020 года главный экономист ЕАБР Евгений Винокуров на Евразийском конгрессе заявил: «Идеи валюты ЕАЭС сейчас нет ни политически, ни экономически. Есть ряд исследований, которые доказывают, что ее введение дало бы сейчас негативный экономический эффект. Идеи нет, по крайней мере в ближайшее десятилетие».

На самом деле проработка идеи единой валюты ЕАЭС началась задолго до подписания договора о создании этого интеграционного объединения. Ещё не ясно было, как будет называться союз, а идея его единой валюты активно обсуждалась и обосновывалась учёными и практиками в первую очередь России и Белоруссии. Участвовал в этом не только Сергей Глазьев, но и его белорусские коллеги – доктора экономических наук, профессора Валерий Байнёв, Сергей Пелих и многие другие.

Более десятка лет они проводили исследования и обосновывали не только огромный положительный экономический эффект от введения единой валюты, но и политический. На начальном этапе предлагалась безналичная валюта – аналог европейского экю. Были варианты названия этой валюты («алтын» и другие). Однако либеральное лобби предпочитает не замечать таких исследований, безапелляционно запугивая обывателя надуманными негативными последствиями от введения единой валюты как в ЕАЭС, так и в других интеграционных объединениях.

Националисты в правительствах государств-членов ЕАЭС – союзники прозападно ориентированной либеральной фронды. Они постоянно пугают обывателя «утратой суверенитета» и тому подобным. Видимо, доллар и евро, по их мнению, лимитрофную самостийность не подрывают.

Российский рубль на роль единой валюты ЕАЭС претендует давно и небезосновательно. Если не будет решён вопрос о создании новой общесоюзной валюты, то эту роль фактически будет выполнять нацвалюта крупнейшей экономики интеграционного объединения.

Председатель коллегии ЕЭК Михаил Мясникович в июне, оценивая перспективы рубля как единой валюты расчётов между странами ЕАЭС, осторожно отметил, что «приоритет будет отдан электронным деньгам». Спустя месяц С. Глазьев в большом интервью указал на конкретные механизмы не только стабилизации валютного рынка и повышения роли российского рубля, но и комплексное видение оздоровления денежных отношений в России и ЕАЭС.

Глазьев резонно сфокусировал внимание на целях и макроэкономических эффектах в стратегическом планировании. Его оппоненты (как правило, из банковского сектора и ничего не производящих НГО) оперируют преимущественно частными интересами, ситуативной рефлексией со ссылками на теории, которые не только в российских реалиях никогда толком не работали, а в нынешних условиях даже скорее работают на пользу экономических и политических врагов России.

В любом случае решение о единой валюте ЕАЭС будет приниматься всеми участниками этого объединения. Как показывает практика потрясений 2022 года в Казахстане, а до этого в других членах Союза, не все правительства сделали адекватные выводы, не отбросили игры в «многовекторность». Поэтому вопрос о единой валюте, как и многие другие вопросы перехода от гармонизации к единству, остаётся открытым и требующим для успешного решения очередного каталитического фактора – как бы печально это ни звучало в нынешних обстоятельствах.
-1
    5 772