Последние новости


Казахский национал-патриотизм... «...работники «нагыз-казахского умственного труда» через одного оказались инвалидами данного процесса, причем буйными».

20 апреля 2012
1 452
0

Нагыз и шала: и вечный бой? или Куда нас зовут дастарханные цицероны...

 

Многие уже свыклись с тем, что национал-патриоты присвоили себе звание знаменосцев возрождения нации и устроили жесткий фейс-контроль на право стоять под этим стягом. Однако все равно возникает вопрос: по какому праву? Это что – интеллектуальная элита страны? Честные и порядочные люди? Адепты прогресса и гуманизма? Печально риторические вопросы. Вот в плане деградации, мракобесия, неконкурентоспособности, интеллектуального бессилия и агрессии нагыз-казахи кому угодно фору дадут, но современному Казахстану требуется совсем не это. Поэтому давно пора все поставить с головы на ноги.

 

 Посвящается Джанибеку Сулееву

 

 Ложное самомнение

 

 Национал-патриоты любят унижать шала-казахов, и им кажется, что это единственно правильный путь к национальному возрождению. Причем последнее трактуется исключительно через достаточно узколобое понимание. Теперь вопрос: а к чему казахам возрождаться? А еще точнее – после чего? Или от чего? Мы что, вымерли как нация и культурологическая ценность (имеется в виду как предмет интереса этнологов, этнопсихологов, этнографов и так далее)? Да, язык оказался в загоне. Но загон-то этот цивилизационный. А как человеческая субстанция мы, казахи, оказались очень даже живучими и обучаемыми. Ну, во всяком случае, мы не в одной нише с малыми народами Севера. Язык какой-никакой, но сохранили, фамилии и имена собственные – тоже, да еще начинаем писать их в нарушение правил русской орфографии. Он жив: городские кварталы полны казахской речи, казахская молодежь все в большем масштабе выясняет отношения между собой, объясняется в любви и верности на родном языке. Иными словами, в потоке – будь то историческом, будь то адаптационном – мы не утопли окончательно и бесповоротно. А вот в этом плане исторических неудачников, кстати, очень много. Для этого достаточно воспользоваться Интернетом и почитать научную и специальную литературу по этносам, которые не вписались в сложные повороты Истории и остались на ее обочине.

 

Теперь же зададимся вопросом: благодаря чему с казахами не случился такой суровый казус? А прежде всего потому, что они смогли воспринять и впитать ранее незнакомые нам язык и культуру – русскую. Вспомним олжасовскую “Аз и Я” – в глухие годы брежневского застоя (имперского колониализма – кому как угодно) она “выстрелила” и, самое главное, презентовала казахов на всесоюзном и в определенном смысле мировом уровне. Было ли что-либо подобное на казахском языке и упрекнул ли кто-нибудь казахов, что “Аз и Я” была написана не на казахском языке?!. А самого Олжаса гнобили именно как казаха, потомка номадов. Сегодня есть масса исторических романов, масса исследований в стиле “Аз и Я” на казахском языке. Но что толку? Переведите их на все языки мира, но мир что-то не собирается вздрагивать от явления очередного казахского гения… И теперь шала-казахов (благодаря которым весь сегодняшний мир, в общем-то, и знает хоть как-то казахов) считают чем-то вроде ненужного рудимента?! Избавившись от которого, они, нагыз-казахи, смогут участвовать в многоборье по историческому выживанию?! Самомнение, конечно же, великое, но для вживления в современный мир оно больше вредит, чем помогает. А других конкурентных (не путать с псевдоконкурентными) преимуществ у нацпатов нет. Что касаемо псевдоконкурентного, то здесь в качестве главного и единственного аргумента обычно выступает ана тiлi (читай – казахский язык).

 

 Язык как аргумент и псевдоаргумент

 

…Да, была империя, был имперский язык. Сегодня сверхактуально знание английского. Неплохо бы знать и китайский с хинди, португальский (БРИК), ну там, испанский, арабский, немецкий, само собой, язык ЮНЕСКО – французский… Все эти языки прекрасно изучались в СССР, осталась мощная база и в России. Что легче – освоить эти крайне нужные для внешних сношений языки, имея в распоряжении хорошее знание русского языка, или… Можно ли, владея ТОЛЬКО казах­ским, изучать вышеперечисленные языки прямо здесь и сейчас? Наверное, можно и даже очень нужно. Да только нет у казахского языка такой базы! Поэтому, когда задаешь такой конкретный вопрос, весь патриотизм и нагызизм менторского плана элементарно иссякает, и тебя просто начинают ругать. На великом и могучем тюркском языке кипчакской группы (из-за цивилизационных коллизий оставшегося на уровне понятий и миросозерцания XIX века) с добавлением шымкентских идиом. Но от такого, с позволения сказать, “глубокого” подхода вопрос-то не снимается с повестки дня! Ну и кто же в этом виноват? Разве не нагыз-казахи прошлых поколений, позволившие иметь в столице один детсад и одну школу на казахском языке?! А может, казахские филологи, не сумевшие за 20 лет суверенной истории ответить на вызовы времени и добиться того, чтобы в зале заседаний ООН был возможен синхрон с казахского на любой другой язык землян? Казахские газеты соревнуются в отдельно взятом знании казахского языка, критикуют порой продукцию терминкома и прочих структур, но за деревьями не видят леса (да что там леса – непроходимых джунглей) проблем. Это собственно сам казахский язык, никак не могущий де-факто стать государственным.

 

Если в сфере культуры, причем культуры сугубо традиционной, им, в принципе, можно оперировать и здесь он является всеохватным средством коммуникации и накопления информации, то этого никоим образом нельзя сказать в сопряжении со множеством других сфер (прежде всего, научно-фундаментальных) и областей жизни (кроме быта и улицы!), из которых в общем-то и складывается некий универсум. Утверждение, что казахский язык готов всемерно и во всем заменить русский, не говоря уже об английском, – это ложь, и ложь опасная во всех отношениях. Но, с другой стороны, сказать, что казахский язык как система не в состоянии, грубо говоря, обслужить потребности современного общества, было бы не меньшей ложью. Так в чем же тогда дело? В чем причина? В чем корень проблемы?

 

Прогресс строится на банальном комплексе разделения труда. Так вот, корень проблемы казахского языка не в его носителях, а в тех, кто профессионально занимается им. И если мы взглянем в эту сторону, то увидим, что казахская филология – совершенно мертвая система (материя) еще с советской эпохи… На протяжении всех этих лет создается впечатление, что вместо ударной и кропотливой научно-методологической работы наши филологи-академики были заняты голой пропагандой того, какой он (язык) великий, современный, крайне полезный и т.д. Также они были заняты устроительством своих чад, бизнесов и поиском преференций, обосновывая это тем, что они знают все про казахский язык и являются его хранителями (?!). Всё! Но где же конечная продукция, господа казахские ученые?! И не просто продукция, а самая что ни на есть востребованная временем и казахами суверенной генерации?..

 

Кстати, с языком вообще связан и другой феномен. Шала-казахов “убивают” одним вопросом: почему ты не говоришь (соответственно – не пишешь) на казахском языке? И как ты, бесстыдный шала-казах, смеешь иметь суждение о “казахском вопросе”, если не можешь читать газеты на госязыке? Тут возникает ехидный, но совершенно прагматичный вопрос: а что там такого сверхъестественного написано, чтобы некий имярек взялся бы за чтение (если он вообще газеты читает)? Или, может быть, там есть масса эксклюзивной информации? Потом начинаются причитания по поводу братских народов, которые, мол, своего языка никогда не забывали и даже на кириллицу конкретно забили… Но насколько это соответствует истине? Например, Узбекистан первым перешел на латиницу. Записные национальные публицисты чуть ладошки свои себе не отбили по этому поводу и призывали еще в прошлом веке последовать этому примеру: дескать, так мы скорее забудем все вредное “наследие” русских колонизаторов. Недавно смотрю по каналу “Мир” празднование Наурыза в Ташкенте. Суровый Ислам Каримов машет рукой. Вокруг пиршество сартовской музыки, пестрых платьев и песен во славу могучего Озбекистона. Все очень красочно и монументально. Промелькнула мысль: а ведь в организации такого масштабного праздника с таким национальным колором мы точно узбекам в подметки не годимся. Ну да ладно, они ведь, в конце концов, не потомки грозных кочевников, не имевших в своей культуре танцев. Но что это вдруг? На огромном стадионном табло показывают цветущую урючину и текст поздравления на узбекском языке… Строго на …кириллице! А на дворе 2012 год. Вывод: что-то у хитрых узбеков не клеится с уничтожением кириллицы.

 

Заложники истории

 

У нас много критикуют программу трехъязычия (кстати, абсолютно не видно каких-то системных усилий на этом фронте, но это уже тема для отдельного разговора – авт.). Так вот, в Азербайджане ничего такого не объявлялось, но изучение русского языка, разумеется, не разговорного, а в определенных объемах, там растет. Прежде всего, в элитных кругах (помимо освоения аглицкого). Там конкурс на русскую филологию не меньший, чем на нефтянку. Знать блестяще русский язык – это давняя фишка бакинцев. Вам это ничего не напоминает? Между прочим, считается, что казахи очень адаптивны относительно русского языка и говорят без акцента. Я бы сегодня поостерегся так утверждать: наши элитарии (Олжас, Мурат – вне конкурса, за их русский не стыдно), зачастую не очень-то убедительны, да и на казахском блистают только тогда, когда ругают гувернантку (вот на это у наших высокопоставленных чинуш и миллиардеров мозгов хватает – в смысле, держать прислугу на все случаи жизни) или участвуют в застольях. Когда говоришь о конкретном деле – ни тык, ни мык, ни на каковском… Или вот картинка из жизни: молодой человек идет на госслужбу, зачастую через знакомых и взятки. Ну а как иначе-то? Казахский социальный лифт работает только по такому принципу, и здесь казахский язык воистину незаменим! Вот и наш герой является отличником по казахскому языку и в школе, и в вузе. Он на нем говорил с самого детства. Устроился. Теперь ходит сам не свой. Казахский нужен везде, даже на работе. Но вот незадача: оказывается, очень много чего специфического ему надо знать именно на русском языке. По сути, сейчас ему приходится экстерном проходить второй свой университет. Говорит, что после школы надо было поступать на русское отделение… Единственная радость: начальник, городской отморозок лет 45, его сильно поддерживает, ибо спихнул на его шею все праздники (Нау­рыз, День Республики) и мероприятия (переводы документов, айтыс между отделами, роль тамады по-казахски на корпоративах и пр.). Сдается мне, этот молодой специалист пойдет, в конце концов, не по своей профессии, а, заматерев, станет чем-то вроде политрука. А может, и главного идеолога страны. Чем черт не шутит? Тем более мышление у него в принципе в “правильном” направлении: шала-казахов презирает. Можно смело записывать в нацпаты!

 

Поведение национал-патриотов (или этнонационалистов – кому какое определение ближе) как будто списано с восточной пословицы о том, что каждый нахлебник мечтает о дне, когда он сможет плюнуть в лицо своего благодетеля. Ответив на исторический вызов времени, шала-казахи стали своеобразным щитом для нагыз-казахов и защитили их, сильно смягчив прессинг цивилизации и жесткости ассимилятивного момента. Шала-казахи участвовали в “комсомольских” стройках, работали инженерами, давали реальный научный продукт и еще выполняли роль адаптера между реалиями социалистической системы по-советски и патриархальностью нагыз-казахов: платя оброк цивилизации сами, они существенно облегчили его для традиционалистов. Фактически шала-казахи обеспечили в советских условиях существование “колыбели аула”, фольклорную интеллигенцию и вообще создали для казахскоязычных творческих работников что-то вроде “оранжереи почвенников”. Потом вдруг оказалось, что работники “нагыз-казахского умственного труда” через одного оказались инвалидами данного процесса, причем буйными. Жирные куски бешбармака советских лет они теперь называют невыносимыми страданиями и унижениями, много раз прокляв колониализм и совет­скую империю, а с нею и шала-казахов. Но пока самозваный авангард нагыз-казахов дружно клеймит прошлое, уровень жизни основной массы “карапайым (простых) казахов” упал ниже плинтуса: ведь это небо и земля – жизнь казахского аула в 70-80-е годы прошлого века и в веке нынешнем.

 

Битая карта

 

 Выживание на следующем витке истории обеспечат те, кто в таком же совершенстве, как мы в свое время русским, будут владеть английским, китайским и т.д. Мир современных гаджетов доступен и благоволит тем, кто разговаривает с ним на одном языке, компьютер форматирует все на базе программ, написанных не языком вчерашних номадов. Так что… “и батыры, и джигиты, для софта вы просто – биты”. На смену русскоязычным шала-казахам придут иные – но тоже шала-казахи! Потому что и сама история, и наш собственный опыт, и особенно наше нынешнее падение в бездну бескультурья и бестолковщины говорят исключительно в пользу того, что в рамках архаичной культуры и такого же архаичного восприятия и отражения (второе важнее первого) мы – обречены. Самый яркий пример (уже набивший оскомину) – это Япония. А другой, который почему-то никем и никогда не приводится, – это Китай. Государство с пятитысячелетней историей на рубеже XIX-XX веков едва не оказалось в катастрофе, из которой уже почти не проглядывался выход. А все почему? А исключительно потому, что оно все стремилось оградиться от внешнего мира и уповало на свою самобытность. В итоге началось стремительное отставание от общемирового контента цивилизованности. И только пережив чудовищную вариацию советско-коммунистического эксперимента, а также благодаря мудрости “дядюшки Дэна” китайская государственность смогла доказать свою полезность планетарной истории. Англий­ский язык в КНР цветет и пахнет – прибыв в такие города как Пекин или Шанхай, вы, не зная ни слова по-китайски, это быстро поймете… Про Макао, Индию, Сингапур, Таиланд и прочие Филиппины скромно умолчим.

 

Так что, если переиначить Гумилева (правда, несколько вульгарно), то шала-казахи в некотором роде пассионарии. И русскоязычные, и следующие, англоязычные, по сути, тоже. По большому счету, шала-казахство – это во многом неосознанный отказ от архаики как тупикового пути в поисках вариантов самоидентификации в бурном потоке истории. Поэтому нужно не просто возрождение казахского языка как такового, а его скорейшая и глубинная адаптация к вызовам эпохи и новым парадигмам. Так что будущее всегда будет за шала-казахами и казахским новоязом! Правда, до сих пор непонятно, что за лингвисты будут заниматься модернизацией языка. Или все ждут, когда с исторической арены окончательно исчезнут наши зиялы-кауым, в число которых входят и академики-доктора от казахского языка?

 

Казахская “ума-палата”

 

В какой-то момент шала-казахи, застигнутые врас­плох агрессивным напором национал-патриотов, необоснованно, да еще и быстро сдали им многие позиции. Чтобы понять, к чему это привело, достаточно взглянуть на нынешнюю культурную провинциальность Казахстана. А ведь совершенно очевидно, что до власти и государственного бюджета дорвались, в первую очередь, деятели культуры из числа нагыз-казахов. Само население в основной массе своей к навязчивой “фольклоризации” относится равнодушно и считает такие вещи уместными лишь на каких-нибудь праздниках. Поэт Ауэзхан Кодар будущими интеллектуально-культурными брендами Казахстана считает жырау и кобыз, но пока не видно, чтобы эти направления заметно прогрессировали.

 

Культурная провинциальность в современном мире – это очень тревожный и опасный показатель. Нынешнее время строго ставит в повест­ку дня вопрос творчества и искусства. Без этих компонентов уже невозможно эффективно двигаться ни в экономике, ни в социальной сфере, ни в вопросах государственного управления. На культуре работы с информацией построено сегодняшнее информационное общество. “Лимон” общественных наук развитыми странами был полностью выжат еще в XX веке, а для XXI века перспективное направление только в креативном творчестве, культуре и искусстве. Если отставание Казахстана от локомотива истории будет усиливаться, то ликвидировать разрыв будет просто невозможно. С нагыз-казахами на авансцену политической жизни вылезла жузофилия и абсолютизация родоплеменной сегментизации. Для шала-казаха, которого до обретения суверенитета в Алматы (Алма-Ате, если быть точным) спрашивали только, из какого он “района”, вопрос, из какого он рода, был культурным шоком. А ведь для нацпатов “родовитость” – это все. Но с такими установками в голове невозможно строить не то что процветающее, а хотя бы жизнеспособное государство. Удельный рост нагыз-казахов в государственном аппарате сопровождается перманентным регрессом качества государственной службы и управления. Аналогичная ситуация в образовании и здравоохранении, то есть в тех сферах, которые являются фундаментом конкурентоспособности страны. Что толку от аптечных рецептов, написанных только на ­госязыке, если уже стала притчей во языцех полная профанация идеи импорта дорогостоящей медицин­ской аппаратуры, на которой просто некому работать?..

 

Посиделки национал-патриотов на тему национальной идеи по своей интеллектуальной напыщенности напоминают то безжизненную пустыню, то сумасшедший дом: основная масса участников таких меро­приятий не в состоянии видеть всю цепочку взаимодействий и процессов, они способны держать в голове только отдельные несвязанные элементы. К примеру, по их версии, электричество работает из-за того, что они щелкают выключателем, а вода из крана льется потому, что открыт вентиль. В общем, сплошной парафраз знаменитого: “если в кране нет воды…”. При этом нагыз-казахи не собираются уступать тех позиций, которые они сегодня незаслуженно занимают. Но если они будут упираться, то обрекают не только и не столько себя, сколько всех нас! Они-то понятия не имеют о том, что представляет собой современная жизнь, а потому и не воспринимают всей катастрофичности существующего положения дел и утраченных возможностей. Читайте, читайте и еще раз читайте Абая!!! А еще лучше – вникайте и сделайте девизом всей НАЦИИ! Если бы он жил сегодня, то можно почти не сомневаться: он бы ратовал за английский язык. А мы, сорлыбаюшки, не смогли изжить в себе даже те наши пороки, на которые он указывал и плакал при этом горькими слезами. Более того, мы их возвели в АБСОЛЮТ! Вот к чему зовут нас нагызы!

 

ЧЕЛОВЕК и его КУРС

 

Но когда будет качественный скачок? Для начала надо понять всем без исключения казахам, для чего им Нация и для чего им Государство. Шала-казахам рот заткнули, а сами нагызы ничего вразумительного по этому поводу сказать так и не удосужились. Рассматривать в качестве идеи императив “все вокруг казахское, все вокруг мое, а теперь меня твоя уважай за это” непродуктивно. Этим “карапайымов” с колен не поднять. Таким образом, чтобы так заявлять, надо что-то построить, создать, отвоевать, завоевать… Круг замкнулся. Значит ли, что штурвал страны могут уверенно держать только шала-казахи? Разумеется, нет. И скорее всего, нет! Но им надо сильно напрячься, поскольку негативное воздействие национал-патриотов не прошло даром: многие встали на путь профессионального и духовного дезертирства, образовав дегенеративную разновидность шала-казахов. А мир сейчас таков, что если ты не прилагаешь усилий на пути движения вперед, то уже находишься в фазе распада. Таким образом, можно сказать, что казахская амбивалентность должна послужить толчком к строительству нации. И закваской этого процесса могут стать только шала-казахи. Каким образом? Пока ответ найти трудно…

 

Но искать его надо, и желательно как можно быстрее. Категории времени в современных исторических процессах спрессованы как никогда прежде. Мы и так достаточно долго прозябали на задворках истории. И если дадим перебороть себя всем этим дастарханно-бешбармачным цицеронам с их лозунгами, обращенными в прошлое и еще невесть куда, то, значит, мы добровольно обрекаем себя на окончательное отставание от эволюционной истории человечества.

 

 P.S. Автор отныне будет кавычить термины наподобие “шала-казах”, “национал-патриот”, “нагыз-казах”. По той простой причине, что не все “шала-казахи” именно шала – т.е. полукровки. А среди “национал-патриотов” есть, слава Аллаху, собственно патриоты. То же самое касается и понятия “нагыз-казах”. А вот определение карапайым казах кавычить не стоит. Ибо в массе своей казахи – карапайым. Одно из значений – бедные казахи. В прямом смысле слова…

 


Дюйсен Жанбаев | Central Asia Monitor
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Читайте также:
Как вам новый дизайн сайта?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO