Последние новости


Идейная неполноценность… Историю Казахстана творили одни мученики?

5 июля 2013
1 954
6

Какие ошибки допускают казахстанские идеологи? К чему может привести искажение истории? Кто такие национал-патриоты и что мешает им консолидироваться? Какими болезнями страдает наша оппозиция? Об этом и многом другом мы беседуем с главным научным сотрудником Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК Юрием Булуктаевым.

 

Не стоит драматизировать!


- Сегодня Казахстан столкнулся с необходимостью формирования собственной национальной идеологии. Ведется довольно широкая дискуссия о том, какой она должна быть. Большинство экспертов склоняется к тому, что история должна быть ее важнейшей частью. А как считаете вы, Юрий Очирович?


- Задача формирования национальной идеологии была актуальна с первых дней независимости, потому что сильная и прогрессивная идеология необходима каждому обществу и государству. Ни одна современная страна не может обойтись без идеологии, т.е. комплекса политических идей, целей и идеалов, определяющих стратегию долговременного действия. Однако ее нельзя создать за один день или за один год, она формируется на протяжении определенного времени. Можно разработать ее основные принципы. Но если эти принципы не будут воплощены в реальной жизни, идеология останется только на бумаге.

 

Сейчас все обратили внимание на идеологию в связи с конкретными шагами, которые предпринял госсекретарь Марат Тажин. В частности, под его председательством одно за другим прошли четыре совещания: по актуальным вопросам государственной информационной политики, по вопросам межэтнических отношений, и два по вопросам национальной истории Казахстана. Все проведенные мероприятия можно смело обозначить как совещания практикующих идеологов.

 

Если говорить об истории, то обращение к ней закономерно, поскольку она, будучи великим учителем, служит одним из элементов, определяющих содержание и смысл идеологии национальной независимости. И верно было замечено, что за прошедшее двадцатилетие усилиями дилетантствующих непрофессионалов, к сожалению, пробравшихся и в авторы учебников и учебных пособий, произошло искажение сути исторического процесса а, следовательно, и деформация исторического сознания. Сейчас перед историками поставлена невероятно сложная задача переосмысления исторического пути. И здесь важно, как говорится, с водой не выплеснуть и ребенка.

 

- Что вы имеете в виду?


- К примеру, в последние годы заметным стало обостренное внимание некоторых историков и журналистов к темам политических репрессий, военнопленных в годы второй мировой войны, предателей, воевавших на стороне гитлеровских войск. И это вполне понятно в связи с обнаружением новых источников, открытием новых архивных данных. Однако излишне акцентированное внимание к драматическим эпизодам истории стало вытеснять на обочину образовательного процесса ее героические страницы. После прочтения опусов некоторых историков возникает ощущение, что историю Казахстана творили одни мученики. Скоро с подачи местных властей помпезные мероприятия по поминовению репрессированных превзойдут по своему масштабу празднование Великой Победы. Победы, которую ковали в том числе отцы и деды нынешних казахстанцев – военнослужащие и труженики тыла. Это были герои-победители, о которых, в силу конъюнктурности современных лжеисториков, почти перестали писать. Потому школьники и студенты больше знают о “туркестанском легионе”, чем о подвигах Маншук Маметовой и Алии Молдагуловой, других советских воинов, освободивших не только Европу, но и весь мир от фашизма.

 

Пишут наши историки о голодоморе, о невинно убиенных, но ни слова о том, кто же все-таки строил города и благоустраивал аулы и села, возводил металлургические заводы и трикотажные фабрики, осваивал угольный бассейн, прокладывал железнодорожные пути, открывал высшие учебные заведения и Академию наук, развивал искусство и культуру. Совершенно очевидно, что без этих достижений, без участия народных масс не состоялся бы сегодняшний Казахстан. Непропорциональная драматизация истории вгоняет молодое поколение в транс и депрессию так же, как и программы-ужастики телеканала КТК, где новости элементарно заменяются сводками с полицейских участков, да еще с патологоанатомическими подробностями.

 

Чтобы не быть голословным, приведу пример из книги “История Казахстана новейшего времени. 9 класс”, презентованной мне одним знакомым учителем. Издание 2009 года, 340 страниц, под аббревиатурой МОН РК, предназначено для учителей, учащихся, студентов педагогических институтов. Итак, учителю рекомендуется следующее: “… можно привести историю восьмилетней девочки Зои В.: “Она любила отца взахлеб. Больше она не смогла учиться в школе (ее дразнили “Твой папа вредитель)”. Она прожила после суда всего один год (до того не болела), за этот год ни разу не засмеялась, ходила всегда с опущенной головой, и старухи предсказывали: “В землю глядит, умрет скоро”. Она умерла от воспаления мозговой оболочки и при смерти все кричала: “Где мой папа? Дайте мне папу!” Когда мы подсчитываем миллионы погибших в лагерях, мы забываем умножить на два, на три…” И таких ужастиков немало в книге авторитетных вроде бы авторов, зато нет описания ни одного боевого или трудового подвига казахстанцев. В учебном пособии цитируются куски из трудов российских историков Д.Волкогонова и Р.Медведева, творения которых в самой России давно уже признаны конъюнктурными и списаны в утиль. И это история Казахстана новейшего времени! Что остается учителю? Ничего, кроме как дать ученикам задание: “Опишите страдания Зои В.”

 

Жертвы реформ


- Чему еще должны уделить внимание наши идеологи?


- Обращение к подлинной национальной истории, формирование нового исторического мировоззрения нации – это разумный шаг со стороны власти. Однако чтобы эта инициатива не превратилась в полумеру, необходимо предпринять и дальнейшие шаги.

 

История, конечно, является важной частью цивилизационной составляющей государственной идеологии. Но не менее важны и другие составные элементы ее содержания – это идеи, ценности, нормы и представления политического, экономического и социогуманитарного характера. И потому в поддержке нуждается не только история, но и весь комплекс социогуманитарных дисциплин.

 

В самом общем определении идеологический процесс охватывает и представляет собой деятельность субъектов по производству, воспроизводству и практической реализации идеологии (идеологических представлений, идей и ценностей). Поэтому наряду с историей, обязательными для изучения в вузах должны стать философия, политология, культурология. Пора положить конец технократизму в образовании, который был привнесен бесконечными реформами меняющихся как перчатки министров. В развитых странах давно уже занимаются разработкой высоких гуманитарных технологий. У нас же факультет философии и политологии КазНУ им. аль-Фараби, единственный в своем роде, выселили из собственного здания и растворили в помещениях, ранее занимаемых военной кафедрой. А ведь здание, в котором были именные аудитории видных ученых-обществоведов, – это и аура, и традиции.

 

- Надо ли поддерживать, так же, как и историю, политическую науку? В какой мере политология является составным элементом содержания государственной идеологии?


- Обращение к идеологии важно потому, что она выполняет мобилизующую и интеграционную функции, объединяющие людей в социальное целое. Идейное единство сплачивает людей, формирует политическое сообщество, способствует возникновению чувства коллективного “мы”. Политическая составляющая государственной идеологии включает в себя представления о характере социально-политического строя страны в целом, целях и путях его модернизации, месте и роли различных социальных сил, политических партий и движений, других общественных формирований в социально-политическом процессе. Она охватывает и внешнеполитические аспекты жизнедеятельности народа, а также совокупность идей, касающихся места и роли народа в мировом политическом процессе.

 

Ни один историк не сможет, и это мы сейчас наблюдаем, адекватно написать о периодах новейшей истории без знания политологии. Так же, как и учащийся, не зная, что такое государство, гражданское общество и политическая система, будет представлять историю как простой калейдоскоп и хронологию событий.

 

В отечественных вузах политология как учебная дисциплина с каждым годом скукоживается. Между тем чиновникам от образования, благоговеющим перед болонской системой обучения, следовало бы напомнить о том, что с 1948 года по рекомендации ЮНЕСКО политология приобрела статус обязательной учебной дисциплины во всех государствах Запада и Восточной Европы. Не развивается у нас политология и как наука. Те же министры от образования и науки, следуя рекомендациям западных советников, разрушили Академию наук, тем самым обрекая на прозябание фундаментальные исследования.

 

В прошлом году казахстанская делегация впервые приняла участие в Мировом конгрессе политологов (он проходил уже в 22-й раз) в Мадриде, собравшем свыше трех тысяч участников. Там после встреч со своими коллегами из различных стран мира мы лишний раз убедились в том, что без институциональной поддержки казахстанская политология обречена на деградацию и вымирание. Вообще, в Министерстве образования и науки надо бы создать управление, или как сейчас это называется, департамент социогуманитарных наук. Эффективной могла бы стать и программа “Обновление гуманитарного образования в Казахстане”. В качестве первого шага следовало бы объявить конкурс авторских пособий и монографий по всему спектру социогуманитарных дисциплин.

 

Между консолидацией и разобщенностью


- Насколько в нашем обществе популярны идеи казахских национал-патриотических объединений?


- Поскольку идеологическое пространство плюралистично, то в нем всегда находится место и для национал-патриотических идей. Дифференцировать их сложно потому, что национал-патриотизм – это такое направление в политике и идеологии, которое сочетает идеи как патриотизма, так и национализма.

 

Сначала надо разобраться, что это за идеи. Предположим, если под таковыми подразумевается процветание нации, нации в гражданском смысле, или консолидация нации-этноса, сохранение национальных устоев, национальной самобытности, но не в ущерб всем остальным, то такие идеи поддерживаются большинством казахстанцев. Если же идеология и политика национал-патриотов основана на идее национальной исключительности и национального превосходства, то такая позиция обречена на неудачу.

 

Патриотизм, подразумевающий чувство привязанности к своей стране или нации, имеет иное измерение, чем национализм, возводящий принадлежность к своей нации в политический принцип или программу. В программах всех казахстанских партий патриотизм признается ценностью, даже партия такая есть – Партия патриотов. Если кто-то хочет показаться святее Папы римского, т.е. патриотичнее Партии патриотов, или доказать что они более патриоты, чем партийный лидер Гани Касымов, пусть заявят о себе. Современным национал-пат­рио­там приходится принимать во внимание седьмой приоритет Послания президента народу Казахстана “Стратегия “Казахстан-2050″: “Новый казахстан­ский патриотизм – основа успеха нашего многонационального и многоконфессио­нального общества”, который совершенно свободен от любых проявлений элементов агрессивного национализма.

 

Что касается первой части словосочетания – “национал”, то опять же все партии выступают за национальную консолидацию, за национальное единство, за поддержку национальной культуры и т.д. Так что и здесь все в порядке. Что остается, – ономастика, язык? Так ведь ономастический зуд уже неактуален, а меры по дальнейшему совершенствованию языковой политики определены в Государственной программе функционирования и развития языков на 2011-2020 годы. Да и какая из существующих ныне партий или общественных организаций против? Наоборот, все только за! И они подкрепляют это не только словами, но и делами.

 

Идеи в программах казахстанских национал-патриотических объединений артикулированы слабо и нечетко. Может быть, из-за невнятности самих организаций подобного толка, отличающихся непредсказуемой политикой и демонстрирующих постоянные колебания между консолидацией и разобщенностью. Да и не только организаций, но и “кустарей-одиночек”. Вообще, нынешняя волна движения национал-патриотов – явление во многом суррогатное, неоднородное и неконсолидированное. К примеру, Мухтар Шаханов выступает против латинизации казахского языка, считая (и, может быть, вполне небезосновательно), что это приведет к гибели казахской культуры. Но ведь большая часть национал-патриотов, предположительно, его в этом не поддерживает. Предположительно потому, что социологические исследования на этот счет не проводились.

 

В рядах национал-патриотов появились рафинированные личности, проталкивающие с подачи зарубежных грантодателей идеи примитивной русофобии, замешанной на комплексе собственной неполноценности. Для грантодателей главное – посеять в стране хаос. Поэтому всякого рода лжеэксперты проповедуют политику изоляционизма, торпедируя интеграционные инициативы, а лжепрофессора с упое­нием цитируют бывших американских президентов, коих и на родине-то, в США, называют мракобесами. Впрочем, о таких национал-патриотах, кто “привык жить на деньги заокеанского дядюшки Сэма”, еще в 2005 году писал лидер партии “Алаш” начала 1990-х годов Арон Атабек.

 

Обреченные на фиаско


- Действующее в нашей стране законодательство не позволяет создавать этнически ориентированные партии. Тем не менее, насколько востребованными могли бы быть национал-патриотические партии в Казахстане?


- Если ваш вопрос связан с информационными вбросами типа “Наступило время национал-патриотов!”, “Нужна партия национал-патриотов!”, то это все ложные позывы. Если и существует спрос на партии такого рода, то он весьма незначительный, как говорится, ниже уровня статистической погрешности. Об этом свидетельствуют результаты целого ряда социологических исследований. В отсутствие спроса нет и достойного предложения. Нет настоящих лидеров, способных повести людей за собой, таких, какими были, к примеру, видные представители первой волны национал-патриотического движения 90-х годов прошлого века.

 

Практика последних электоральных баталий в Казахстане показывает, что партии, пытавшиеся не только эксплуатировать идеи национал-патриотов, но и пользоваться их риторикой, терпели фиаско. Так, на выборах 2012 года ОСДП набрала 1,68% голосов. Потерпели крах электоральные надежды партии “Руханият”, перед выборами объявившей своим духовным лидером Мухтара Шаханова. “Ак жол” пытался взять на вооружение некоторые идеи национал-патриотов. В итоге на выборах вместо прогнозируемых аналитическими структурами 15% партия еле переползла через 7-процентный барьер. Потому что изначально “Ак жол” позиционировал себя как партия предпринимателей, а бизнес – он по своей природе наднационален.

 

Если, предположим, основой интересов национал-патриотов будет идея национальной исключительности, то для образования ими партии придется вносить изменения в Конституцию страны – сегодня она запрещает создание организаций, действия которых направлены на разжигание национальной розни. К тому же любое действие рождает противодействие. Если будет создана такая партия, то активизируются различные элементы из “другого” лагеря. Будут созданы противоборствующие партии. И тогда нельзя исключать возможности развития событий по югославскому варианту. Не будем вспоминать гитлеровскую национал-социалистскую партию. Более свежим будет пример партии Саакашвили в Грузии “Единое национальное движение”. В основу ее деятельности был положен принцип национального превосходства. Результат – утрата территориальной целостности страны. Ни НАТО, ни вашингтонский обком партии теперь помочь Грузии не смогут. И вряд ли народы Абхазии и Южной Осетии захотят вернуться в лоно государства, не учитывающего интересы национальных меньшинств. Кстати, недавно эта партия потерпела поражение на выборах, и сейчас ее генеральный секретарь Вано Мерабишвили (бывший премьер-министр) находится под арестом.

 

Сегодня в рядах национал-патриотического движения очень мало профессионалов. Во многом потому, что задачи, которые ставили перед собой представители волны 1990-х годов, выполнены. И часть этих людей, именно профессионалы, включилась в созидательную деятельность по строительству независимого государства. Непрофессионализм же, как и коррупция, может погубить любое государство. Вообще национал-патриотизм представляет особую опасность для государства, когда перевоплощается в идеологический “национал-оранжизм” – синтез либеральной и националистической программ. Примеры? Украина, Киргизия, Грузия, страны Северной Африки и Ближнего Востока. Впрочем, это тема отдельного разговора.

 

- На ваш взгляд, возможно ли появление в Казахстане достойной оппозиции?


- Как показывает политическая практика демократических государств, деятельность оппозиции важна для оптимизации политического процесса и совершенствования общественных отношений. Слабостью современной казахстанской оппозиции является ее разобщенность, она все больше оказывается не только вне поля политики, но и вне поля общественного внимания, что заметно сужает ее ресурсную базу. После президентских и парламентских выборов 2011-2012 гг. наметились тенденции фактического вытеснения оппозиционных партий радикального толка из политического пространства и, соответственно, снижения их роли в политической жизни республики.

 

С одной стороны, в настоящее время казахстанская партийно-политическая оппозиция, испытывая кризис легитимности, теряет свое значение в политической жизни общества. С другой – в полной мере должна проявить себя парламентская оппозиция.

 

В этой ситуации для власти было бы важным не отторжение оппозиции, борьба с ней, что только радикализирует ее, а совместные поиски решения проблем, учет ее мнения, использование позитивных и рациональных аспектов социально-экономических программ оппозиционных политических сил. Положительный результат принесла бы работа над правовыми основами механизма выработки компромиссных решений и деятельности оппозиции.


Сауле Исабаева | Central Asia Monitor
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Читайте также:
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO