Последние новости


Ювеналий Числов: Ещё о «Казахском вопросе»

3 декабря 2013
1 427
168

«А оттого все, что у казаха нет большего врага, чем другой казах».  

Абай, слово 26-е.


В газете «Central Asia Monitor» 25.10.2013г. на с.4 под названием «Дружным казахским хором…» опубликовано интервью её обозревателя Сауле Исабаевой с Максатом Нурыпбаевым, одним из инициаторов проведения 23 ноября сего года в Алматы «Народного собрания национал-демократов». Цель – объединение всех националистов и принятие «Концепции создания национально-демократического государства».


Не устраивает «национал-демократов» сегодняшнее государственное устройство Республики Казахстан, её добрососедские отношения с соседними Россией и Китаем и языковая политика. Цитата из интервью Максата: «Наша цель… защита национальных интересов. И единственный путь достижения этого – стать единой политической силой, обеспечить приход к власти националистов и государственников». Другая цитата: «Сегодня образование, наука больше упирается на английский язык, нежели на государственный… Подчиненность народа, до сих пор не вышедшего из под ига русского языка, еще и английскому, является ярким образцом государственной политики по уничтожению казахского языка».


Во власть нужно Максату и его сподвижникам. Но… там другие казахи. Что делать? Вот и бузят, обвиняя власть в антиказахизме, пропагандируя свою «казахскость», свое «право» быть над другими казахстанцами, в том числе и над казахами, которые «шала».


Вынесенное эпиграфом сей статьи изречение Абая из его «Книги слов», вписанное им в неё еще в веке XIX-м, и ныне, в веке XXI-м, ничуть не утратило своей печальной объективной сути. Недоброжелательности друг к другу в казахском обществе только прибавилось. Во времена Абая казахи не делились на «нагыз» и «шала», истинных и так себе (неполноценных), а ныне это объективная действительность, сотворенная казахской этнокультурной элитой – «зиялы кауым», претендующей на безраздельное верховенство в РК – во всем и вся.


О возросшей непримиримой разрозненности казахов свидетельствует и дискуссия «Казахский вопрос», проведенная на страницах «Central Asia Monitor» в период с декабря 2011г. по август 2012-го. Последней, но отнюдь не заключительной, публикацией в ней была статья Земфиры Ержан «Как помирить «нагыз» и «шала» казахов?» (30.08.2012).


Слово участнику дискуссии Герольду Бельгеру, («Central Asia Monitor», 4.05.2012, с.6-7, «И ада, и шала и таза – для меня единые казахи»): «Парадокс, да и только: вместо того, чтобы глубоко внедрить Абая в сознание казахского общества, мы, наоборот, как-то уходим от Абая… Мы уходим от Абая как феномена, как социально- философского явления… То, что происходит в казахском социуме, все эти деления на партии, на кланы, языковая проблема – все это меня в сильной степени удручает… шала-казахи, нагыз-казахи, какие-то ада-казахи, кто совершенно ушел от своих корней… Когда я учился в школе, а потом был студентом, я такого деления, как сейчас, не замечал. Сейчас это деление углубляется и производит очень дурное впечатление. Ощущение такое, что казахи в духовно-нравственном смысле едва ли не деградируют… Деление казахов на ада, шала, и таза приведет к большой трагедии… Против этого нужно что-то делать. Нужно постоянно просвещать людей…казахи, которые внедрились в русскую культуру, окончили русскую школу, воспитывались в русском духе, мыслят и пишут по русски – это далеко не самые худшие казахи…В конце концов, все они казахи, одно племя один народ… обвинять русскую культуру, русский язык, вывести его за рамки Конституции – это глупость, нонсенс во всех отношениях».


Об абаевском пути решения «Казахского вопроса говорит и другой участник дискуссии Ауэзхан Кодар, философ, культуролог, главный редактор журнала «Тамыр» («Central Asia Monitor» от 16.12.2011, с.3, «Кто должен стать для нас ориентиром: Абай или Шокай»): «Проблематика «казахского вопроса» занимает меня еще с эпохи перестройки. Мне казалось, что стоит его поставить внятно, «по абаевски», и все проблемы решатся сами собой. Но буквально на моих глазах восторжествовала другая, не - абаевская, даже антиабаевская тенденция. Я бы назвал её тенденцией Мустафы Шокая. Ведь именно Шокай настаивал на том, что нам не нужно ничего европейского, что нам нужно идти своим восточным путем. Это в его интерпретации означало «азиатскость плюс ислам», т.е. культ своей расы и ислама как общественного вектора… Как-то, с одной стороны неожиданно, а с другой стороны буднично пошла исламизация Казахстана. В каждом мало-мальски крупном ауле строились мечети… Казахская молодежь, вместо того чтобы получать высшее образование, стала теперь собираться в мечетях, а кто и в местах покруче, и, раскрыв рты, слушала всяких миссионеров из Турции, Египта, Саудовской Аравии…». За 20 лет в РК построено 2300 мечетей и 1200 других культовых объектов, в то время как простых образовательных школ всего около 500.


Дюйсен Жанбаев («Central Asia Monitor», 20.04.2012, с.3 «Нагыз и шала: и вечный бой? Или куда нас зовут дастарханные Цицероны…»): «Читайте, читайте и еще раз читайте Абая!!! А еще лучше – вникайте и сделайте девизом нации!... А мы сорлы-баюшки, не смогли изжить в себе даже те пороки, на которые он указывал…Более того мы их возвели в абсолют! Вот к чему зовут нас нагызы!».


Кто же он, Абай, которого читать и перечитывать надо, особенно «нагызам», которые себя еще и «таза-казахами» называют, то есть чистыми казахами?


Федерико Майор, генеральный директор ЮНЕСКО, предложивший в ноябре 1993г. на XVII конференции в Париже назвать 1995год, год 150-летия Абая, годом Абая: «Абай – личность мирового значения… он мудрец, мыслитель… истинный ученый, можно сказать, святой, рожденный Всевышним. От его поэзии веет любовью и состраданием к человеку. Он также призывает к непримиримой борьбе с мраком и невежеством…Если смотреть с позиции нашего времени, Абай не только казахский, а всечеловеческий поэт». ЮНЕСКО в составе 180 государств, её членов на тот момент, единогласно объявило 1995год, годом Абая.


Нурсултан Назарбаев на праздновании 150-летия Абая: «Нам откровенно говоря, не стоит искать обоснования наших добрых начинаний где-то извне. Все находим у Абая… Мир Абая наша путеводная звезда… Каждый, кто печется о благе своего народа, о его могуществе и процветании, пусть почаще читает Абая, пусть вникает в мудрые его советы».


Для Абая казахским вопросом, его неизбывной болью, были пороки соплеменников. С горечью начинает он Слово первое своей знаменитой «Книги слов»: «Хорошо я жил или плохо, а пройдено немало: в борьбе и ссорах, судах и спорах, страданиях и тревогах дошел до преклонных лет, выбившись из сил, пресытившись всем, обнаружил бренность и бесплодность своих деяний, убедился в унизительности своего бытия. Чем теперь заняться, как прожить оставшуюся жизнь? Озадачивает то, что не нахожу ответа на свой вопрос… Наконец решил: бумага и чернила станут отныне моим утешением, буду записывать свои мысли. Если кто найдет в них нужное для себя слово, пусть перепишет или запомнит. Окажутся не нужными мои слова людям – останутся при мне. И нет у меня теперь иных забот».


Чем, прежде всего озабочен, какие мысли первыми бумаге доверил? Те, что в детстве возникли, когда слышал, как взрослые в разговорах смеялись над сартами-узбеками, ногаями-татарами и русскими, бранили их за бестолковость: камыш издалека носят, пешком ходят, а русские еще и верят всему, что им ни скажут.


Радовался тогда Абай, веселился, думал: «Бог мой! Оказывается, не найти на свете народа достойнее и благороднее казахов!». А повзрослев, увидел, что все наоборот: все умеют делать сарты, все у них есть, гуртами скупают у казахов скот, продают им все, чего у них нет; ногаи тоже все имеют, умеют трудиться и наживать богатства, не проводят время в унизительных раздорах между собой, берегут школы, чтут религию, казахи батрачат на их баев. Горестно завершает Абай Слово второе: «О просвещенных русских и речи нет. Нам не сравниться с их прислугой. Куда сгинули наши былые восторги?. Где наш радостный смех?»


В амбициозности своих соплеменников их самодовольстве, безосновательном самовозвышении и уничижении других видел Абай первопричину вживания в них других пороков: разрозненности, неприязни и недоброжелательности друг к другу, тщеславия, властолюбия, бесстыдства, лености и т.д. Не будь первого, главного, откуда другие бы взялись?


Амбициозность всему первопричина, отсюда и внимание Абая ей – наипервей​шее. В понимании, прежде всего, этого обстоятельства есть начало решения «Казахского вопроса» в современной геополитической обстановке. Отказываться надо от самовыпячивания, от внушения казахам чувства верховенства над другими, не неказахской национальности, гражданами. Не тот случай, чтобы такое не вызывало бы неприятия и противления.


Однако у националистов, как бы они себя не называли (национал-патриотами, национал-демократами или еще как), иное на уме: они здесь титульные, над всеми главенствовать должны… и среди своих тоже, ибо они – «нагыз» и «таза», а не «шала» и «ада». Решение «Казахского вопроса» они видят в своем приходе во власть и превращении многонациональной Республики Казахстан в казахское мононациональное государство – «национал-демократическое».


Это утопия, весьма чреватая. Олжас Сулейменов, патриот – не чета многим, в газете «Свобода слова» 11.02.2010г., с.20-21, «О земле, нации и господствующих высотах»: «Государство наше было образовано в декабре 1991г. не одними казахами, а всем многонациональным народом Казахстана. Забывать об этом не стоит… Надо, наконец, понять, что никто из соседей не даст малочисленному казахскому этносу создать мононациональное государство на такой громадной территории с богатейшими недрами. Это мечта дилетантов в политике и попытки ее реализации ничего, кроме вреда, казахам не принесут».


Более чем некорректно называть предлагаемое новое государственное устройство демократическим, да еще с приставкой национал. Национализм и демократия понятия не совместимые. Демократия (греч. Demokratia, от demos – народ и kratos – власть) – народовластие – форма политической организации общества, государства, в котором обеспечивается равенство – равные права и свободы всех граждан, какой бы национальности они не были. А национализм – идеология и политика, исходящая из идеи национального превосходства, трактующая нацию высшей ценностью, подчиняющая ей интересы, права и свободы других, не титульной национальности граждан. «Национал-демократ» по определению не может быть демократом, как и «национал-демократическое государство» – демократическим. Вброс в общество названных терминов – нонсенс, словоблудие, желание подать себя привлекательнее. Утопию предлагают обществу националисты.


Из национализма выросли французский шовинизм и немецкий нацизм, равнозначный расизму. К началу Великой Отечественной войны при поддержке Гитлера возник украинский нацизм, активно уничтожавший в ходе войны евреев, поляков, русских…


Что делать казахам? Решение «Казахского вопроса» искать в своей истории, её урокам следовать. Перестать русофобствовать, лучше изучать историю, объективно её оценивать: по Абаевски, по Кунаевски. Помнить, что казахов от истребления джунгарами избавило принятие ими Российского подданства. Помнить, что и «громадная территория с богатейшими недрами» обретена в подданстве Российской империи и в составе СССР, а не ранее. Какой она была – до, см. в газете «Свобода слова» от 12.02.2012г., с.21, карту Бахтияра Албании «Казахское ханство (киргиз-кайсаки) в начале XVII века».


А откуда у Серика статистика о количестве «истребленных»? В «Казахстан. Национальная энциклопедия», Алматы, 2004г, её нет, нет даже отдельной статьи о голоде 1931-1933гг. На с. 42, т.1: «Переход на оседлость сопровождался насильственной коллективизацией, в результате чего казахи лишились возможности выпаса скота, смены пастбищ и водопоя. Все это привело к голоду, упадку скотоводства уменьшению посевных площадей»; на с.268, т.3, в статье «Коллективизация»: «Разрушение традиционной структуры Казахстана обернулось настоящей катастрофой животноводческой отрасли. Поголовье всех видов скота сократилось в 16 раз, что привело к массовому голоду в казахской степи и переселению казахов за пределы своей исторической родины»; на с.25, т.3, в статье «Казахская диаспора»: «Этот процесс сопровождался огромными человеческими жертвами, а также уходом уцелевшего населения на соседние территории – в Россию, Узбекистан, Туркмению, Каракалпакию в количестве 1млн.30тыс… в т.ч. 200тыс. казахов ушли в Китай, Монголию, Афганистан, Иран».


В редакционном предисловии к книге В.Ф.Михайлова «Великий Джут», Алматы, 2008г., с.2: «В начале 30-х годов XX века в Казахстане произошла страшная трагедия, которую в народе назвали «великим джутом». Более миллиона казахов, около трети коренного населения страны, погибли от массового голода и болезней»; на с.352 – авторский текст В.Ф. Михайлова: «Никто не знает в точности, сколько людей погибли в Казахстане от голода 1931-1933 годов, да и невозможно это установить. С. Конквест считает, что жертв было около двух миллионов. Ж.Абылхожин и М.Татимов пишут, что прямые потери» составили 1миллион 700 тысяч человек. Б.Тулепбаев и В.Осипов заключают, что голод унес 1миллион 50 тысяч – 1миллион 100 тысяч жизней казахов и 200-250 тысяч казахстанцев других национальностей».


У Серика Малеева (явно не сторонника публикаций казахских авторов против советской власти и русских) у самого в приведенном случае явный перебор, никак не способствующий восстановлению утрачиваемых былых добрососедских и взаимополезных связей казахов с русскими. Непродуктивно множить неправду.


В книге В.Ф. Михайлова на страницах 336 и 337 есть такая статистика: «… Аулие-Атинский район в 1929 году имел 500 тысяч голов скота, в 1933-м осталось 7тысяч… В Чубартауском районе в 1930 году было 473тысячи голов скотав 1933-м осталось 783 головы… Из 330тысяч голов скота в Павлодарском районе уцелело 30тысяч… Тургайский район имел в 1931 году 100 тысяч голов скота, а в 1933-м не более 4 тысяч».


Куда скот в столь короткий срок подевался? В Россию его Голощекин, главный виновник голодомора, не угонял; ни в одном источнике такое не зафиксировано. И СМИ молчат. Но, см. цитату выше из национальной энциклопедии: «…200 тыс. казахов ушли в Китай, Монголию, Афганистан, Иран». Не с пустыми руками ушли. Эти 200тыс. и угналискот, бросив бывших у них в услужении соплеменников на произвол судьбы. Те, кто рассказывал мне об этом, не лукавили, правду говорили. Замалчивается ныне эта правда…


Союзничество с русскими, особо в составе СССР, сделало казахов современным, цивилизованным народом. Без продолжения этого союзничества «Казахский вопрос» не имеет решения. Другого такого союзника, с ядерным зонтиком, у РК нет. Абсолютно прав Олжас Сулейменов (см. выше цитату) в утверждении, что создание мононационального государства казахов на территории Казахстана это несбыточная мечта дилетантов в политике, «ничего, кроме вреда, казахам не приносящая».


Ныне казахи имеют свое суверенное государство, но «зияла кауым» и их молодым последователям этого мало, им свое в нем верховенство нужно, безраздельное. Вот и раскалывают казахское общество, не говоря о казахстанском. Им все казахское подавай, ведь казахи великий народ, сам Чингисхан их предок, а до него были еще саки и гунны! Вот и весь в их понимании «Казахский вопрос». Но ведь жизнь это не одних казахов жизненное пространство.


«Казахский вопрос» – это встать вровень с передовыми, цивилизованными, интеллектуально-развитыми народами. К этому нужно казахам стремиться, не пребывать, в самомнении о уже своей великости, выискивая её в глубинах отнюдь не собственной истории.


По Абаю решается «Казахский вопрос», его назиданиям надо следовать, со взором, обращенным вперед, а не назад. Таково мое пожелание Максату Нарыпбаеву и его сподвижникам. Мне 84 года, в Казахстане живу уже 62-й год, многое здесь перевидел, казахам только добра желаю, по Абаю жить.


Ювеналий Числов
  • Не нравится
  • +1
  • Нравится
Читайте также:
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.
Как вам новый дизайн сайта?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO