Сегодня

   Нур-Султан C    Алматы C
Экономика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Из Казахстана в Россию.. «Это же как надо допечь исторически терпеливого русского человека, чтобы он снялся с насиженного места?..»

Борис ЕгоровОкно в Россию
28 декабря 2013

А почему русский человек должен быть «подснежником»?

 

Эх, Казахстан… Человек, который родился и вырос в Советском Союзе, не воспринимает бывшие союзные республики, как «заграницу». 

 

Про Казахстан я могу говорить не с чужих слов. При Союзе я проработал 10 сезонов на буровых установках в казахских степях и пустынях. А после развала 91 года пришлось мне еще порядка 20-ти лет жить в Казахстане. У меня было такое ощущение, что независимость и самостоятельность, которые свалились внезапно - на местное коренное население подействовали как-то оглушительно.

 

Мне часто попадались в газетах самые разнообразные материалы – казахи мыкались в поисках самоидентификации. Типа, русские национальную казахскую индивидуальность задавили и изничтожили. Теперь новую искать надо. В этих поисках до анекдотов доходило. Как-то вычитал – профессор один стал доказывать, что у древних казахов была боевая система самозащиты голыми руками-ногами еще задолго до всяких там Японий.

 

Хотя раньше писали, что у казахов было два инструмента самозащиты – соил (длинная дубина) и шокпар (короткая дубинка). И в связи с этой же самой… самоидентификацией начались «перегибы на местах». С насильственным внедрением государственного языка, переводом на него всей документации и национализации кадровой политики.

 

Старшее поколение титульной нации после возникновения независимости не изменило отношения к русским. Если казах с детства дрался с соседним двором плечом к плечу с русскими, украинцами, немцами, корейцами – так никакие постановления никакого правительства не заставят его считать друзей врагами.

 

Другое дело – молодежь. С детства им впихивают в головы – типа, вы хозяева страны. Другие нации пусть живут, работают – места не жалко. Но пусть знают свое место, не забывают – кто в доме хозяин! Однажды стоял в очереди за арбузом. Стояли одни русские. Человек пять молодых казахов подошли сразу к прилавку. Ну, народ, естественно, начал возмущаться. Один казашонок – сопли под носом еще не высохли – насколько мог, выпучил глаза и провозгласил: «Лучше молчите! Вы на моей земле находитесь! Будете орать – все уедете с моей земли!» Вот так. Хочешь стой, хочешь падай.

 

Бог с ними, с арбузами. Пусть без очереди берут. Хуже стало, когда стали прижимать русских с работой. Началась повсеместная замена руководящего состава… везде. Доходило до некоторого идиотизма. Директор завода – казах – прекрасно знал, что его русского главного инженера никто заменить не сможет – ни по знаниям, ни по опыту. Но сверху требовали «неукоснительно выполнять решения партии и правительства». Поэтому директор начал уговаривать инженера взять фамилию жены – тот был женат на казашке. Когда инженер послал директора… "в Караганду" и сказал, что поедет в Россию, казах нашел другой выход – перевел русского в бригадиры, а разницу в зарплате (которую, кстати, прибавил) выдавал в конвертике у себя в кабинете. Лишь бы инженер не уехал и продолжал работать.

 

А уж частным предпринимателям вообще туго пришлось. Мелких «купи-продай» не трогали. А на более-менее солидных наехали весьма ощутимо. Кто-то уехал, отдав свой бизнес за бесценок, а кто-то остался, за счет увеличения платы «крыше». Интересная деталь – кавказцы как жили, так и продолжали жить. С ними связываться никто не хотел – типа, себе дороже. Уж очень они сплоченно держатся. Уезжали в основном русские и немцы.

 

Даже новый бизнес появился – переезд в Германию через бракосочетание. Нельзя сказать, что все эти переселения легко давались людям. Даже не касаясь разорительной финансовой стороны – приросли люди к этой земле. С кровью отрывались. Я был на проводах одной русской семьи. Ехали они под Тюмень к родне. Мужики все храбрились, плевались, орали: «Давно надо было валить отсюда!». Но веселья, несмотря на бражку, в глазах не наблюдалось. А бабоньки – так те вообще поголовно расквасились. Обнимались с подружками-казашками, хлюпая носами: «Ой, Маня!..» «Ой, Гуля!..»

 

Это же как надо допечь исторически терпеливого русского человека, чтобы он снялся с насиженного места?.. Все, о чем здесь идет речь, происходило на севере республики, в одном из райцентров Акмолинской области. Есть у меня друг – тоже русский, который живет на юге Казахстана. Он – автослесарь от Бога. Достаточно сказать, что безошибочные диагнозы автомобильным движкам он ставит на слух. Когда я завел с этим другом разговор о нынешней жизни, так он мне сказал, что у них на юге происходит все то же самое, только помноженное на десять. А местами и на сто.

 

Кстати, этот же друг заявил мне, что все зависит от самого человека. Если ты действительно нормальный человек, трудяга-профессионал – к тебе везде будут относиться с уважением и создадут все условия для жизни. И ткнул мне в нос мой же пример с главным инженером. Типа, нашли же выход, и даже зарплату прибавили. Тогда я поинтересовался – а почему этот инженер должен быть «подснежником»? Разговор-то не о зарплате идет. Об отношении к человеку. Друг отмахнулся – это все лирика. Вот так и жили. Одному дай денег побольше, а остальное – лирика. А другому одних денег недостаточно. Ему еще человеческое отношение и уважение необходимо, чтобы он мог спокойно смотреть в глаза своим детям. А эти самые дети, узнав о том, что они переезжают в Россию, начинают скакать и вопить: «Ура!!!» Им легко сняться с места…

0
    3 026