Сегодня

   Нур-Султан C    Алматы C
Экономика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Цепная реакция девальвации охватила Киргизию

Ольга СамофаловаВзгляд
22 августа 2015

Вслед за падением российского рубля, юаня и казахстанского тенге не выдержал киргизский сом. Его курс к доллару опустился до минимального уровня за всю историю республики. Цепная реакция может задеть все страны СНГ, где уже и так идет постепенная девальвация. Ряд стран находится в наибольшей зоне риска. Где произойдет следующий обвал национальной валюты?

Казахстан, отпустивший накануне тенге в свободное плавание, обвалил киргизскую валюту. Курс киргизского сома по отношению к доллару опустился до минимального уровня за всю историю республики. По данным Национального банка Киргизии, официальный курс доллара в пятницу составляет 62,145 сома, однако обменные бюро Бишкека скупают американскую валюту по 64,4 сома, а продают по 65,4 сома.

Тем не менее главный финансовый регулятор республики призвал население не поддаваться панике. По его словам, на снижение курса сома повлияло решение Казахстана изменить денежную политику, в связи с чем тенге за один день подешевел по отношению к доллару примерно на 35%. «Нацбанк держит ситуацию под контролем, дефицита долларов в банковской системе нет», – говорит зампредседателя Нацбанка Нурбек Жениш. По его мнению, в ближайшее время ситуация на валютном рынке стабилизируется и уже в ближайшие дни доллар начнет дешеветь. «Объективных предпосылок для обесценивания сома нет», – считает он.

Ранее максимальной отметки курс доллара в Киргизии достигал в марте нынешнего года. Тогда обменные бюро покупали его по 63,5 сома, а продавали по 64,8 сома.

Киргизия равномерно зависит от России и от Казахстана, с которым граничит, а также от Китая. Однако большее влияние на экономику Киргизии оказывает все же Россия как главный торговый партнер (Киргизия экспортирует, в частности, сельскохозяйственные товары). Республика страдает в основном из-за удешевления рубля и укрепления доллара, так как одним из источников твердой валюты в Киргизии являются денежные переводы трудовых мигрантов из России. Как правило, граждане Киргизии, работающие в РФ, пересылают деньги в долларах. Поэтому девальвация рубля к американской валюте ведет к сокращению долларовых переводов, что оказывает давление на киргизский сом.

Кроме денежных переводов поступления твердой валюты идут также через кредиты от международных финансовых институтов, которые также сокращаются из-за укрепления доллара. Наконец, третий источник твердой валюты в Киргизии – это экспорт золота с месторождения Кумтор. Золото, добываемое на Кумторе, занимает более трети в национальном экспорте товаров и услуг. А вот экспортеры за счет девальвации сома только выигрывают.

До сих пор киргизский сом девальвировался плавно и медленно благодаря тому, что Нацбанк тратил свои резервы на поддержание валюты. Только в январе – октябре 2014 года Нацбанк осуществил валютные интервенции на 308 млн долларов. Валютные резервы страны за этот период сократились на 114 млн долларов, достигнув 2,1 млрд долларов. В 2015 году Центробанк продолжил интервенции для поддержки обменного курса сома. Однако ускорение падения российской валюты на фоне обвала цен на нефть, девальвации юаня и, наконец, тенге вынудило и киргизские власти отпустить свою национальную валюту. Иначе такими темпами можно потратить все резервы. Местные экономисты уверены, что сом будет слабеть до тех пор, пока укрепляется доллар.

В отличие от Казахстана, которому девальвация национальной валюты выгодна с точки зрения повышения конкурентоспособности экспортных товаров и пополнения бюджета, киргизская экономика больше заинтересована в сильном соме. Потому что Киргизия куда больше импортирует, чем экспортирует. Хотя понятно, что теперь экспортеры продукции сельского хозяйства и золота окажутся в выигрыше.

Цепная реакция

Эксперты Bloomberg считают, что вслед за девальвацией тенге падение ждет еще десять мировых валют, в том числе в странах бывшего СССР. Причины в ослаблении курса китайского юаня и российского рубля.

Цепная реакция последовательной девальвации национальных валют уже охватила практически все страны СНГ. Туркмении, Таджикистану, Армении, Азербайджану, Узбекистану и Белоруссии придется дальше ослабить курс национальной валюты. «Их валюты также подвержены давлению из-за тесной торговой кооперации с соседями, в первую очередь с Россией и Казахстаном. Кроме того, бюджеты Туркменистана и Азербайджана зависимы от стоимости энергоносителей», – отмечает Анна Кокорева из «Альпари».

Однако это не обязательно будут рекордные обвалы. О существенном ослаблении местных валют можно говорить только в нефтезависимых странах, остальные скорректируют курс для повышения конкурентоспособности собственного товара, считает эксперт.

Вполне возможно, что следующей страной на очереди будет Белоруссия, которая более чем на 50% зависит от российского рынка сбыта, считает Артем Деев из Amarkets. Российские проблемы в первую очередь сказываются на Белоруссии и Казахстане как на крупнейших торговых партнерах среди стран бывшего СНГ.

Белорусский рубль сейчас снижается, но пока без обвального падения. В пятницу курс белорусского рубля к корзине валют, в которую входят российский рубль, доллар и евро, по итогам биржевых торгов ослаб на 1,14%, свидетельствуют данные на сайте Нацбанка страны. С начала года белорусский рубль ослаб к доллару на 41,18%, к евро – на 30,99%, к российскому рублю – на 14,55%.

«Сознательное ослабление курса со стороны монетарных властей в нынешних реалиях выглядит вполне разумным, особенно на фоне тех потерь, которые несет российская валюта, так как высокий курс национальной валюты негативным образом сказывается на конкурентоспособности национальных производителей, из-за этого дорожает экспорт и дешевеет импорт», – говорит Деев.

Странам СНГ нет никакого смысла искусственно бороться с давлением на валюту. «В противном случае поддержка означала бы задействование национальных резервов, что могло бы привести к их полному расходованию без должного эффекта для валютного курса. Яркий пример – российский ЦБ, который потратил на интервентные механизмы более 120 млрд долларов, но так и не остановил девальвацию рубля», – говорит Деев.

Остановить дальнейшую девальвацию как в России, так и в странах СНГ может рост цен на нефть или восстановление китайской экономики, от которой напрямую зависят стоимость сырья и стабильность всех развивающихся рынков, считают эксперты.

Теоретически спасением для экономик ЕАЭС может стать единая евразийская валюта, однако, замечает Кокорева, все же нет никаких гарантий, что и она не начнет слабеть, как рубль, при низких нефтяных котировках.

Самое продолжительное падение за 30 лет

Курс рубля в середине торгов пятницы снижается к доллару и евро, продолжая отыгрывать падение нефти к многолетним минимумам. Текущая неделя может стать восьмой подряд, когда зафиксировано недельное удешевление черного золота, – это самый продолжительный период с 1986 года.

Низкий спрос на рисковые активы поддерживается слабой динамикой макроэкономических показателей Китая.

В пятницу опасения относительно переизбытка предложения нефти усилились, после того как стало известно, что предварительный показатель индекса деловой активности PMI в промышленном секторе экономики Китая в августе снизился до минимального за 6,5 лет уровня в 47,1 пункта, что ниже ожиданий аналитиков, которые прогнозировали PMI на уровне 47,7 пункта. Трейдеры опасаются, что замедление роста экономики КНР отразится на спросе страны на черное золото.

В этих условиях стоимость марки Brent обновила многолетний минимум, опустившись ниже 46 долларов за баррель.

Курс доллара на этом фоне подскакивал в пятницу до очередного более чем полугодового максимума в 68,436 рубля. Таким образом, стоимость нефти остается на уровне примерно в 3,15 тыс. рублей за баррель сорта Brent. Евро подобрался к очередному круглому рубежу – 77 рублей.

В «ВТБ Капитале» указывают, что текущее состояние курса доллара по отношению к рублю ориентировано на цену нефти сорта Brent в 40 долларов за баррель.

Президент Казахстана ждет, что нефть упадет до 30–40 долларов и может держаться так низко целых пять лет. Вице-премьер Аркадий Дворкович ожидает, что в ближайшие три года нефть марки Brent впишется в диапазон 50–70 долларов за баррель.