Последние новости


Валюты СНГ в полосе девальвации

2 сентября 2015
1 187
0

После резкого ослабления российского рубля в конце 2014-го – 2015 году вопрос девальвации других валют стран СНГ был только вопросом времени.

В конце 2014-го резко упал курс армянского драма к основным валютам, белорусский рубль был де-факто девальвирован на 30% (формально курс белорусского рубля снижен не был, но был введен 30%-й налог на покупку иностранной валюты).

В конце весны – начале лета 2015-го российский рубль вошел в полосу укрепления и, казалось, новой волны девальвации в странах Содружества уже не будет.

Но неблагоприятная конъюнктура на рынке энергоносителей резко обвалила рубль (плюс перед российскими властями остро стоит вопрос наполняемости бюджета, а слабый рубль объективно выгоден для этого). И новая волна девальвации валют постсоветских стран все-таки стала реальностью.

Национальный банк Казахстана, который, по данным Всемирного банка, только в 2015 году потратил на поддержание курса национальной валюты 17 миллиардов долларов, решил отпустить тенге в свободное плавание.

Плюсы и минусы свободного тенге

Объективно девальвация казахстанского тенге назрела давно: цены на энергоносители и металлы – основные экспортные товары РК – вошли в долгий понижающий тренд, и как следствие, резко упал объем валютных поступлений в Казахстан.

Кроме того, дорогой тенге бил по интересам казахстанских товаропроизводителей внутри страны: из-за резкой девальвации рубля российские товары стали гораздо более доступными для потребителей в Казахстане.

Астана поставила в рамках ЕАЭС вопрос о защите своего внутреннего рынка от импорта ряда российских товаров. Такая позиция могла серьезно сказаться на самих основах этого интеграционного объединения.

Девальвация тенге должна была серьезно сказаться на накоплениях граждан РК (как этот произошло в других странах СНГ), и власти Казахстана пошли на очень серьезный шаг: для защиты интересов населения, по поручению президента была "создана комиссия, которая разрабатывает программу компенсации денег, хранящихся на депозитах в тенге. Тот курс фиксируем, суммы остатков на счете до 1 миллиона тенге", — сообщил сам Назарбаев.

То есть это относится к депозитам с остатком на сумму до одного миллиона тенге – приблизительно 4 тысяч долларов по курсу. Неплохой пример для других постсоветских стран, где девальвация обычно носит откровенно конфискационный характер.

Если до 20 августа этого года один доллар стоил около 190-193 тенге, то после девальвации национальная валюта РК то падала до 255 тенге за один доллар, то поднималась до 218,61 тенге.

Тенге сейчас явно ищет новый уровень поддержки, а Нацбанк РК пока явно не хочет вмешиваться в этот процесс. Перед монетарными властями страны сейчас стоит другая задача – не допустить резкого роста инфляции после девальвации.

Пока резкого роста цен в стране нет, но надо помнить, что потребительский рынок Казахстана весьма серьезно зависит от импорта, и даже те товары, которые производятся внутри страны, имеют большую импортную составляющую.

При этом для ЕАЭС выгода от девальвации очевидна – исчезла угроза торговой войны между РФ и РК, теперь страны получили шанс координировать свои финансовые действия.

Белорусский рубль колеблется вместе с российским


Как уже было сказано, в конце 2014 года монетарные власти Белоруссии, после резкого ослабления российского рубля, были вынуждены де-факто девальвировать и белорусский рубль.

До новой волны ослабления российской валюты был относительно стабилен и белорусский рубль.

Но события на валютных рынках РФ напрямую сказались на стабильности белорусской валюты – доллар в РБ подорожал за последние недели более чем на 10%.

Казалось бы, накануне президентских выборов в Белоруссии власти страны должны любыми способами поддерживать курс национальной валюты (правда, в этом случае волна еще более сильной девальвации накроет республику сразу после выборов).

Но как заявил президент Александр Лукашенко, "мы не будем искусственно сдерживать курс национальной валюты по отношению к другим валютам. И мы этого не делаем. Если мы начнем его сдерживать и как-то пытаться этим сдержать инфляцию, помочь чему-то (не те времена), мы опять придем к тому, что разово придется на 30% девальвировать валюту".

И, судя по всему, валютный рынок принял такую позицию – паники вокруг обменников нет, и сейчас белорусский рубль вслед за российским несколько укрепился к доллару.

Дешевый белорусский рубль должен помочь властям страны решить крайне важную задачу – снизить складские запасы предприятий и "разморозить" средства, вложенные в них.

Если это удастся сделать (прежде всего за счет российского рынка), то эффект будет заметен практически для каждой белорусской семьи.

В июле этого года процесс снижения складских запасов уже начался, но сильный белорусский рубль (несмотря на все его плюсы для потребителей) может этот процесс серьезно затормозить.

И конечно, как уже не раз говорилось, в ближайшие месяцы курс белорусского рубля во многом будет зависеть от транша кредита

Евразийского фонда стабилизации и развития (ЕФСР). Делегация фонда недавно была в Минске, но пока ЕФСР никак не комментирует возможность выделения кредита РБ в ближайшие месяцы.

Координация в рамках ЕАЭС

Вслед за ослаблением российского рубля и казахстанского тенге подешевела к доллару и валюта другого члена ЕАЭС Киргизии.

Курс киргизского сома к доллару опустился до минимального уровня за всю историю республики.

Монетарные власти страны пытались сделать девальвацию плавной, и Нацбанк Киргизии тратил свои резервы на поддержание валюты. В начала года стоимость доллара равнялась 58,1 сома, сейчас обменные пункты в Бишкеке покупают американскую валюту выше 64 сомов, продают на сом —полтора дороже.

Киргизия в очень серьезной степени зависит от импорта потребительских товаров, прежде всего, продовольствия, и, к сожалению, те же товары из России и Казахстана станут дороже.

Правда, киргизские производители золота – одного из основных экспортных товаров республики – могут получить некую выгоду за счет снижения валютной себестоимости добычи благородного металла.

В конце прошлого года, после резкой девальвации российского рубля, почти на 20% потерял к доллару и армянский драм.

Из-за сокращения объемов внешней торговли на 20,6% (до 2,2 миллиарда долларов) и спада трансфертов армянских граждан на 30,5% (до 537,1 миллиона долларов в год) девальвация армянского драма, пусть не так быстро, продолжается.

Ситуация для драма складывалась бы более драматично, если бы армянские граждане не имели в рамках ЕАЭС свободного доступа к российскому рынку труда. Хотя из-за ситуации с российской валютой эти переводы в долларовом исчислении становятся меньше.

Таким образом, стабилизация ситуации с российским рублем самым прямым образом скажется и на валютном рынке Армении.

Пока что 27 августа доллар США достиг в Армении нового максимума – он стал стоить 484,7 драма. При этом финансовые власти страны пока явно не готовы отпустить драм в свободное плавание и проводят валютные интервенции для поддержания курса национальной валюты.

События, связанные с процессами девальвации последнего года в России, Казахстане, Белоруссии, Киргизии и Армении неизбежно приводят наблюдателей к очень важному выводу: всем членам ЕАЭС надо срочно искать механизмы координации своих валютно-денежных политик.

И есть основания надеяться, что опыт последнего года не прошел даром: "Руководители министерств экономики и национальных банков стран Евразийского экономического союза планируют в скором времени провести совещание по выработке скоординированной денежно-кредитной и бюджетной политики", – сообщил первый вице-премьер Белоруссии Василий Матюшевский.

Как ни парадоксально, но валютный кризис можно только ускорить интеграцию в рамках ЕАЭС – конечно, в случае, если его участники будут придерживаться общих подходов.

Манат и гривна

Эксперты также говорят о весьма высокой возможности девальвации в ближайшие месяцы азербайджанского маната и украинской гривны.

ЦБ Азербайджана после начала резкого падения цен на нефть в конце февраля этого года уже провел одну девальвацию. Тогда курс маната к доллару США был одномоментно понижен сразу более чем на 33%.

Финансовые власти Азербайджана (впрочем, как и России и Казахстана) считали, что падение цен на нефть и газ – явление временное. Но реалии мирового рынка оказались много жестче – цены на углеводороды продолжают падать.

И сейчас перед ЦБ Азербайджана стоит примерно та же дилемма, что была перед Нацбанком Казахстана – продолжать ли тратить золотовалютные резервы на поддержание курса национальной валюты (но эти резервы конечны!) или пойти на непопулярные меры по девальвации маната?

Здесь выбор определятся в первую очередь не экономикой, а политикой. Но ясно одно – времени для принятия столь важных решений у финансовых властей Азербайджана остается все меньше.

Нынешние киевские власти сейчас любить говорить о стабильности гривны (хотя курс украинской валюты с момента смены власти в стране в феврале 2014 года упал с 8,6- 8,9 гривен за доллар до примерно 23).

Но и нынешняя внешняя стабильность гривны носит лишь внешний характер.

И тому есть две основные причины: во-первых, у большинства украинских граждан просто не осталось средств на покупку валюты, все доходы уходят на текущее потребление. Во-вторых резко падают доходы от экспорта Украины.

По мнению экс-главы Нацбанка Украины, бывшего первого вице-премьер Сергея Арбузова, "Украина – такой же экспортер сырья, как и Россия. Только экспортируем мы не нефть и газ, а руду, металлургическую и сельскохозяйственную продукцию. И цены на эти товары сейчас падают точно так же, как и на остальные. Кроме того, финансовые встряски на китайском и российском рынках, ухудшение экономической ситуации в этих странах означает, что теперь там будут покупать меньше импортной продукции, в том числе и украинской. А ведь Россия и Китай – наши крупнейшие торговые партнеры. По сути, больше продавать свою продукцию Украине некуда. Европе украинские товары не нужны, о чем красноречиво говорит падение экспорта в ЕС в первом полугодии на 35,6%".

Спусковым крючком для нового витка девальвации украинской гривны может стать любое более-менее значимое событие – возможно, проблемы с выделением МВФ нового транша кредита.

И без восстановления экспорта Украины в страны ЕАЭС, прежде всего в РФ, говорить о стабильности украинской валюты – большая натяжка.

Как показывает мировая практика, девальвация национальной валюты, наряду с негативными последствиями (прежде всего, падением жизненного уровня населения), дает и положительный эффект для увеличения экспорта.

Но смогут ли страны СНГ не допустить неуправляемой девальвации, и не вызовет ли ослабление национальных валют сверхвысокую инфляцию (что делает невозможным экономический рост)? Пока на эти вопросы нет ответов.


Иннокентий Адясов | ИА Новости-Казахстан
Читайте также:
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.
Как вам новый дизайн сайта?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO