Последние новости

Тенге нащупал «хрупкое дно»: почему текущая девальвация в Казахстане не станет последней

10 ноября 2015
1 672
0

В минувшую пятницу, на фоне увольнения главы Центробанка, казахстанский тенге, девальвировав с начала года на 64%, рухнул до своего исторического минимума — 310 тенге за 1 доллар США. И хоть эксперты рапортуют о том, что тенге нащупал дно, а потому дальнейшей девальвации больше чем на 7-10% ожидать не стоит, но повода для радостей у высшего руководства Казахстана не много.

Очередное девальвационное дно, похоже, окажется ровно таким же, как и дно падения российской экономики, — «хрупким», как его охарактеризовал глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев. И дело не том, когда произойдёт очередной виток девальвации, а в том, что она с текущей политэкономической моделью и структурой экономики, становится неизбежной.

Примечательно, что Астана не сделала ровным счётом никаких выводов из экономической политики своего соседа и партнёра по Евразийскому союзу — России, и упрямо повторяет тот же путь, по которому шла Россия, стало быть, и ошибки.

Ключевая проблема экономики республики — её сырьевой характер, стало быть и зависимость от мировых цен на сырьё, которые устанавливаются на мировых биржах. И текущий мировой экономический кризис уже привёл к резкому падению цен на сырьё, а восстановление спроса и выход экономики на докризисные показатели — дело нескорое.

Власти, несмотря на достаточно успешную реализацию планов индустриализации и создания ряда принципиально новых для республики отраслей промышленности, например, транспортного машиностроения, так и не смогли создать развитую обрабатывающую промышленность. Да, успехи с машиностроением, несомненно, есть, но Казахстан, чем дальше, чем больше превращается в сырьевой придаток Китая.

Не прибавляет оптимизма и решение о присоединении к ВТО — глава республики Нурсултан Назарбаев 12 октября подписал соответствующий указ о присоединении РК к Марракешскому соглашению. Теперь Казахстану предстоит повторить ровно тот же путь, по которому начала идти Россия три года назад, но уже со своей спецификой, в частности:

Начать процесс обнуления пошлин на импортные товары, в частности по 1347 товарным позициям пошлины на импорт будут отличаться от ставок, установленных Евразийской экономической комиссией;

Решить вопрос с перетоком импорта из РК в соседние соседние страны. В ЕЭК уже предложили отслеживать импорт из Казахстана с помощью спецсистемы — импортёрам товаров из РК в иные страны-члены ЕАЭС придётся доплачивать разницу между размером таможенной пошлиной в Казахстане и ЕАЭС;

Очевидно, что единственными, кто выиграет от вхождения РК в ВТО, станут добывающая промышленность и импортёры потребительских товаров. Взращиваемое с начала 2000-х собственное производство окажется перед серьёзным выводом и правительству придётся придумывать способы поддержки своих товаропроизводителей, дабы их, как и Россию в 2013 году, не захлестнул импорт товаров с высокой добавленной стоимостью.

Усугубится обстановка и застившими в районе 50 долл. за бочку ценами на нефть. Текущий уровень девальвации привёл к весьма закономерным итогам: приостановке кредитования, сокращению уровня потребления вследствие падения покупательной способности населения и ростом недовольства жителей Казахстана.

И ключевая беда не в низких ценах на нефть, ВТО или недостаточном эффекте программ по индустриализации, а в кадрах и желании правящей элитарной группы сохранить текущую модель экономики. Проблема именно в кадрах, точнее в торговом и финансовом капиталах, которые превалируют над капиталом промышленным. Собственно, аналогичная ситуация наблюдается и в России. И чем дольше будет длиться кризис, тем сильнее будут расти аппетиты местных олигархов и их намерение добиться от правительства удовлетворения своих желаний.

В Казахстане, похоже, вскоре стартует очередная волна приватизации. Продать планируется 60 госкомпаний в металлургической, телекоммуникационной и транспортной отраслях. Намерение элит, что в Казахстане, что в России, во что бы то ни стало избавить государство от собственности именно сейчас, в кризис, не должно вызывать удивление или недоумение: элитам республики, а именно крупной буржуазии — олигархату — кризис не столько враг, сколько союзник. Кризис — время для лоббирования приватизаций, создания монополий и выкручивая рук государству, которое этот же бизнес практически бескорыстно спасло в 2008-2010 гг., когда «талантливые и эффективные» собственники в очередной раз оказались перед угрозой разорения.

Примечательно, что главный лоббист приватизации в России — Игорь Шувалов — ещё в 2012 году достаточно откровенно огласил принципы приватизации: «Мы не будем ждать пиковых цен, мы понимаем, что эти годы будут сложными и что топовых цен не будет». Теперь же, когда пиковых цен точно не будет и быть не может, а государству срочно требуются деньги, олигархия попробует взять своё и добиться своей цели: сократить долю государства в экономике до 25-30%, вернувшись в столь приятные для себя 90-е.

Удастся ли реализовать либералам в России свои приватизационные планы — покажет время, но, очевидно, что они попытаются это сделать. Что же касается Казахстана, то там, с большей долей вероятности, данный вопрос решён: приватизации быть, а экономическую политику менять никто не будет, впрочем, как и в России, потому текущая девальвация тенге в РК — крайняя, а не последняя.

***

Особняком на фоне России и Казахстана, обладающих практически идентичными структурами экономик, выделяется Беларусь. С первого июля следующего года в республике будет проведена долгожданная деноминация национальной валюты, что свидетельствует не только об уверенности Минска в управляемости экономикой, но и в том, что подобная задача под силу, несмотря на сократившийся на треть из-за кризиса экспорт.


Иван Лизан | Однако
Читайте также:
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO