Последние новости


Теневые игроки в Центральной Азии наращивают влияние

11 ноября 2016
1 781
0

Коллаж: Русские в КазахстанеСамый популярный миф о противостоянии глобальных держав в Средней Азии: соперничество в регионе последние 20 лет идет между тремя игроками – США, Китаем и Россией. Считается, что другие страны не играют особой роли в делах Центральной Азии. Однако еще трем игрокам, на полную мощность использующим экономическое влияние и «мягкую силу» в регионе, удается оставаться в тени.

 

Три щупальца Японии в Центральной Азии

 

Важным игроком в Средней Азии после развала СССР стала Япония. Токио начал сотрудничество со среднеазиатскими республиками (прежде всего, с Узбекистаном, Кыргызстаном и Казахстаном) сразу по нескольким направлениям.

 

Первое – гуманитарное сотрудничество и оказание помощи развивающимся странам. Главную роль здесь играла JICA – Japan International Cooperation Agency (Японское агентство международного сотрудничества). Основные объемы помощи направлялись в Узбекистан, Таджикистан и Кыргызстан.

 

Кыргызской республике JICA оказывает помощь в вопросах развития промышленности. Как объясняют свою цель японцы, задача организации в стране – развитие промышленности и экономики для установления демократии. По последним официальным данным, на гранты только в 2013 г. было потрачено более $6,5 млн, а на проекты технического сотрудничества – более $11 млн.

 

Основательно JICA подошло и к вопросу инвестиций в Узбекистан. Агентство не вкладывает деньги в создание заводов и не предоставляет кредитов «на экономику». Прежде всего, как указано в официальных источниках, средства и ресурсы организации идут на реконструкцию социальной инфраструктуры и сглаживание диспропорций между регионами и между сельской местностью и городом. Отдельно отмечается необходимость развития транспортной инфраструктуры. На гранты в 2013 г. было потрачено чуть менее $4 млн, на проекты технического сотрудничества – около $10 млн, а на льготные кредиты на обучение для студентов из Узбекистана – более $16,45 млн.

 

Для достижения этих задач JICA использует различные инструменты: обучение граждан страны, предоставление экспертной и волонтерской помощи, разработка и реализация проектов технического сотрудничества, оказание грантовой помощи и организация изучения японского языка и культуры.

 

В Таджикистане же, в отличие от Узбекистана и Кыргызстана, основное направление работы JICA – развитие водоснабжения, здравоохранения и  сельского хозяйства. По мнению специалистов агентства, именно эти задачи являются приоритетными. Таджикистану Япония в 2013 г. по линии JICA выделила $19 млн грантовой помощи и $7,5 млн было потрачено на проекты технического сотрудничества.

 

Вторая «щупальца» Японии в Средней Азии – увеличение товарооборота между странами региона и Японией. В 2014 г. товарооборот между странами составил $189,5 млн.

 

Цифры не самые большие – тот же товарооборот с КНР у Узбекистана больше в несколько десятков раз, но пока что доступна статистика за 2014 г., то есть до подписания ряда важных соглашений и заключения инвестиционных контрактов.

 

Важной по данному направлению является работа JETRO – Японской организации по развитию внешней торговли. Основная задача JETRO – содействие увеличению импорта в Японию.

 

Пока на пространстве СНГ развернуто три офиса – в Москве, Санкт-Петербурге и Ташкенте. Такая география размещения «опорных пунктов» вполне разумна и основывается на заинтересованности и Москвы, и Ташкента работать в рамках идеи «ресурсы в обмен на технологии».  

 

Третье направление – сотрудничество на высоком уровне и «челночная дипломатия» японских первых лиц. Первым японским премьер-министром, отправившимся в Среднюю Азию с большой программой, стал Дзюнъитиро Коидзуми. В 2006 г. он посетил только Казахстан и Узбекистан. Визит японского премьер-министра ограничился несколькими подписанными соглашениями и еще меньшим количеством подписанных контрактов.

 

Спустя девять лет, в 2015 г., в Центральную Азию с масштабным турне поехал Синдзо Абэ. Японский премьер-министр посетил Монголию, Узбекистан, Казахстан, Туркменистан, Таджикистан и Кыргызстан. Тогда результатом турне стало подписание соглашений на сумму более чем в $18 млрд.

 

Причин для турне было несколько. Во-первых, начало китайского проекта Экономический пояс Шелкового пути. Япония не стала слишком сильно отстаивать от Китая в Средней Азии, так как это чревато потерями собственных позиций. Во-вторых, потребность японской экономики в ресурсах. Почти все сырье для японской промышленности импортируется. С этим связано желание японских корпораций наладить новые логистические цепочки в странах региона. Наконец, важно наладить связи с элитами стран региона в расчете на долгосрочное сотрудничество, как это сделала в свое время Южная Корея.

 

Южнокорейские инвестиции

 

Позиции Южной Кореи в Средней Азии основаны, по большей части, на экономических аспектах и инвестициях в промышленные объекты в регионе.

Самый яркий пример такого сотрудничества – узбеко-корейские отношения. Например, во время визита Ислама Каримова в Сеул, страны подписали соглашений на общую сумму $5,5 млрд.

 

Опыт построения промышленности республики может быть интересен странам Средней Азии.

 

Дополнительным ресурсом является работа гуманитарных организаций. Республика Корея за последние полвека прошла длинный путь от страны-реципиента международной помощи до страны донора.

 

Сегодня средством оказанием такой помощи является KOICA – корейское агентство международного развития. Задачи этой организации схожи с японскими JICA и JETRO, а также, в определенной степени, и американской USAID. Это – оказание помощи развивающимся странам для повышения уровня жизни, развития транспортной и социальной инфраструктуры.

 

В Центральной Азии в задачи KOICA входит развитие начального образования и борьба с детской смертностью. Вкладывается KOICA в регионе в первую очередь в Узбекистан и в Кыргызстан.

 

Узбекистан и вовсе входит в пятерку ведущих реципиентов помощи от KOICA в Евразии.

 

Многовекторная политика Ташкента позволила привлечь в страну инвестиции с разных концов света. И одними из первых в страну пришли как раз южнокорейские компании. Самым известным стал кейс компании Daewoo, которая, по сути дела, создала в стране автомобильную промышленность путем строительства собственных заводов в конце 1990-х – начале 2000-х гг. После разорения компании в Корее, Узбекистан создал автомобильный бренд UzDaewoo (затем переименован в Ravon) и сейчас наращивает экспорт в соседние страны, Индию, Пакистан и Африку.


Также Южная Корея вкладывалась в Таджикистан и Казахстан. В Таджикистане южнокорейские компании инвестировали в текстильную и химическую промышленность, а в Казахстане были скромные попытки инвестировать в автомобильную промышленность и в нефтегазохимическую отрасль. Например, в несколько автомобильных заводов в Казахстане южнокорейские компании вложили $60 млрд.

 

Исламская солидарность

 

Последнее время проявляется и экономический интерес со стороны исламского мира к Средней Азии. Наиболее активна на этом направлении Организация исламского сотрудничества.

 

В 2011 г. председательство в Организации исламской конференции перешло к Казахстану, и 28-30 июня 2011 г. в Астане проходила 38-ая сессия Совета министров иностранных дел (СМИД) ОИК. На саммите было принято решение о переименовании ОИК в Организацию исламского сотрудничества. Впрочем, смена названия и внесение правок в устав организации стали не единственным важным решением ОИС в 2011 г.

 

Помимо глав внешнеполитических ведомств всего исламского мира, на СМИД прибывают и первые лица Организации исламского сотрудничества – и в том числе, глава Исламского банка развития.

 

Исламский банк развития можно назвать аналогом KOICA или JICA, но с одной оговоркой. Законы «исламского банкинга» не позволяют ссужать деньги под процент и ИБР, таким образом, он не может получать прибыль от кредитов. Вместо этого банк забирает себе часть прибыли от инвестиционных проектов или вкладывается в гуманитарные проекты. Вполне логично, что ИБР очень тщательно отбирает проекты для инвестиций и внимательно следит за их реализацией – поэтому многие инвестиционные проекты ИБР оказываются успешными.

 

38-й саммит СМИД ОИС стал первым шагом по усилению исламского мира как инвестора в Средней Азии. В 2011 г. Казахстану удалось привлечь $700 млн долларов инвестиций.

 

Спустя пять лет, в 2016 г., председательство в ОИС перешло к Узбекистану. На прошедшем недавно 43-м саммите ОИС в Ташкенте прозвучали новые цифры инвестиционных намерений. Генеральный секретарь Организации исламского сотрудничества Ияд Амин Мадани заявил, что Исламский банк развития инвестирует $6 млрд в страны Центральной Азии.

 

Конечно, говорить о масштабном усилении позиций Организации исламского сотрудничества и стоящих за ними монархий Аравийского полуострова рано. Пока что инвестиции в регион сопоставимы с инвестициями Южной Кореи и Японии в отдельные страны. Вместе с тем, в отличие от Японии и Кореи, арабский мир и страны Центральной Азии объединяет близость в религиозном плане.

 

Дальнейшие перспективы

 

Япония, Южная Корея и ОИС пока не пришли в традиционные для России и США области военной помощи и безопасности, да и по сравнению с инвестиционными проектами Китая или России объемы вложений меньше. Япония, Южная Корея и исламские страны вкладываются в образование, гуманитарную сферу и в промышленность стран региона.

 

Такие инвестиции не дают быстрых результатов – но в глобальной перспективе, через одно или два десятилетия, позиции этих стран могут усилиться, а где-то, возможно, и превзойти китайские, американские и российские достижения за счет игры «в долгую». России следует обращать больше внимания на долгосрочные инвестиции, особенно в сферу образования, как основу стратегического сотрудничества со странами региона.


Антон Курилкин | Евразия Эксперт
  • Не нравится
  • -1
  • Нравится
Читайте также:
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO