Последние новости


Казахстан-Туркменистан: нефть, газ и железная дорога

19 апреля 2017
1 009
0

18 апреля начался государственный визит президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова в Казахстан. Политика «нейтралитета» помешала развитию экономических связей Туркменистана даже с ближайшим соседом – Казахстаном. Можно ли это исправить?

 

Нейтралитет и его последствия

 

Несмотря на общие тюркские корни, географическую и этнокультурную близость, наличие общих границ и доставшуюся в наследство от СССР инфраструктуру, политические и экономические связи между Казахстаном и Туркменистаном вплоть до последнего времени были довольно слабы. И главная причина этого заключалась во внешнеполитическом курсе Туркменистана, который в период правления первого президента Сапармурата Ниязова принял концепцию «постоянного нейтралитета». Нейтральный статус республики был закреплен на международном уроне. 12 декабря 1995 г. Генеральная ассамблея ООН приняла резолюцию 50/80 «Постоянный нейтралитет Туркменистана», которая легла в основу внешней политики республики.

 

На практике нейтральный статус выразился в том, что страна отказалась от участия в любых постсоветских интеграционных проектах, что кардинальным образом отличало ее внешнюю политику от казахстанской.

 

Если Астана последовательно выступала за различные формы объединения республик бывшего СССР, принимая активное участие в создании и деятельности ОДКБ, ЕвраАзЭС, а впоследствии – Таможенного и Евразийского экономического союзов, то Ашхабад не стал даже полноправным участником СНГ, не ратифицировав его устав. Туркменистан не является и участником Зоны свободной торговли СНГ, к которой в особом порядке присоединился проводящий схожую внешнюю политику Узбекистан.

 

Поэтому достижений в отношениях Астаны и Ашхабада за 25 лет, минувших со времени распада СССР, не слишком много. Одно из них – почти полная делимитация [установление – прим. «ЕЭ»] государственной границы, чем в регионе почти никто не может похвастаться. Демаркация и окончательное согласование границ было завершено в августе 2006 г., и не затронуло лишь участок, который относится к стыку границ Казахстана, Туркменистана и Узбекистана.

 

После того, как Туркменистан десять лет назад возглавил Гурбангулы Бердымухамедов, наметилась определенная активизация отношений с Казахстаном. Начались регулярные визиты президентов и глав МИДов, активизировались торгово-экономические связи. Однако прорыва, который вывел бы отношения на новый уровень, пока не произошло.

 

Чем торгуют

 

Товарооборот между двумя странами в последнее время подвержен сильным колебаниям. Если в 2013 г. он, по данным статистической службы Казахстана, составил $393 млн, то в 2014 г. вырос до $475 млн, в 2015 г. – упал до $178 млн, а в 2016 г. – вновь увеличился до $283 млн. Рекорд 2014 г., таким образом, пока не превзойден.

 

В структуре внешнеторговых связей Казахстана Туркменистан по итогам прошлого года занимал далеко не первое место, опережая лишь Азербайджан ($136,8 млн), Молдову ($31,9 млн) и Армению ($3,3 млн).

 

При этом он существенно уступал не только Беларуси ($364,5 млн) и Украине ($1346,7 млн), которые не имеют общей границы с Казахстаном, но и соседним среднеазиатским республикам – Узбекистану ($1510,3 млн), Таджикистану ($590,3 млн) и Кыргызстану ($576,8 млн).

 

Во внешней торговле Казахстана доля Туркменистана за прошлый составила 0,5%, что почти вдвое меньше удельного веса Кыргызстана (0,9%) и Таджикистана (1%), в четыре раза – Украины (2,2%), в пять раз – Узбекистана (2,4%) и в 40 с лишним раз – России (20,4%). При этом казахстанский импорт из Туркменистана за 2016 г. ($214,4 млн) втрое превысил экспорт казахстанских товаров, поставленных в эту республику ($69,1 млн).

 

По соотношению объема экспорта и импорта стороны часто меняются местами. Так, в 2014-2015 гг. казахстанский экспорт значительно превышал импорт из Туркменистана, а в 2013 г., напротив, Казахстан импортировал больше туркменских товаров, чем экспортировал своих. Впрочем, в условиях небольшого товарооборота и резких изменений валютных курсов такие колебания не выглядят странными.

 

Казахстан поставляет в Туркменистан продукцию сельского хозяйства (в основном муку, хлебопродукты, зерно, кондитерские изделия), нефть и нефтепродукты, продукцию химической промышленности, машиностроения, прокат черных металлов и металлоизделия. Из Туркменистана импортируется природный газ, нефтепродукты, трубы, отдельные виды машиностроительной продукции, хлопок, текстильные изделия. Развитие торгово-экономических связей сдерживается относительно слабым развитием перерабатывающей промышленности в обеих странах, преобладанием в их экспорте углеводородов, а также отсутствием возможностей для беспошлинной торговли, которыми могут пользоваться участники ЕАЭС и Зоны свободной торговли СНГ.

 

Инфраструктура и транспорт

 

Астану и Ашхабад объединяют два крупных инфраструктурных проекта, связанных со сферой транспорта – газопровод «Центральная Азия – Китай» и железная дорога, связывающая Казахстан и Туркменистан с Ираном. Газопровод, ведущий из Туркменистана через Узбекистан и Казахстан в КНР, вряд ли сможет придать двухсторонним отношениям дополнительную динамику. Решающую роль здесь играет Китай, который и вел переговоры по строительству газопровода со всеми странами региона. К тому же, Казахстан в этом проекте играет роль транзитной страны, поскольку большинство газовых месторождений расположено в Туркменистане.

 

Зато поставки товаров железнодорожным транспортом на рынки Ирана, государств Персидского залива и других ближневосточных стран достаточно перспективны.

 

Железная дорога Узень (Казахстан) – Гызылгая (Туркменистан) – Берекет (Туркменистан) – Этрек (Туркменистан) – Горган (Иран) была построена в 2009-2014 гг. Планировалось, что объем перевозок по ней будет составлять до 10 млн тонн в год, а основными товарами станут традиционные статьи казахстанского экспорта – зерно, нефть и нефтепродукты. Туркменистан же должен был получать доходы от транзита. Иран, например, оценивал ежегодные доходы от этой железной дороги в $60 млн. Однако заявленных показателей проект пока явно не достиг. В августе прошлого года на совещании представителей железных дорог трех стран приводились цифры о том, что за 2015 г. по железной дороге было перевезено 627 тыс. тонн грузов, а за январь-июль 2016 г. – 385 тыс. тонн. В связи с этим железнодорожные администрации всячески пытались активизировать работу дороги, переключив на нее часть китайского транзита.

 

Туркменистан из-за падения выручки от экспорта газа находится в сложном финансовом положении, и доходы от увеличения транзита в Иран будут для него явно нелишними. Определенной активизации в торговле с Казахстаном можно ожидать по таким направлениям, как зерно, нефть и нефтепродукты, а также некоторые виды  машиностроительной продукции, производство которых путем «форсированной индустриализации» пытается наладить Астана. Что касается возможного подключения Туркменистана к транспортным проектам с участием России и ЕАЭС, то оно во многом сдерживается последовательным отказом Ашхабада от любых форм интеграции, препятствующим наращиванию торгово-экономического сотрудничества.


Александр Шустов | Евразия Эксперт
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Читайте также:
Комментарии:
Добавить комментарий
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.
Как вам новый дизайн сайта?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO