Последние новости


Что скрывает казахстанская статистика по безработице

7 ноября 2017
631
0

Промышленность Казахстана уверенно растет, отчитался министр по инвестициям и развитию Женис Касымбек. Объем производства за 9 месяцев вырос сразу на 5,7 процента и составил 6,5 триллиона тенге. Растет все: фармацевтика, легпром, пищепром, металлургия, машиностроение, нефтепереработка и химия.

 

Даже производительность труда выросла до 7,6 тысячи долларов на человека. Вроде все идет по плану, хорошо и здорово. И это настораживает. Не бьются слова Жениса Махмудовича с данными других министерств.

 

Гранаты не той системы

 

Рост экономики всегда отражается на занятости. Кто-то же должен работать на всех заводах и фабриках! Но статистика этого не показывает. Данные по безработице удивительно стабильны, и говорят они, что у нас в стране кризиса нет, проблемы нет. Но и роста экономики тоже нет.

 

И тут встает вопрос: а сколько в Казахстане безработных? Заходим на сайт комитета по статистике, находим ответ: население – 18 миллионов 74 тысячи человек, уровень безработицы – 4,9 процента, средняя зарплата – 148 тысяч 287 тенге. Красота, да и только. Чем вы недовольны?

 

Число безработных не сокращается и не растет последние годы: сентябрь 2013 года – 5,3 процента, сентябрь 2014-го – 5,2 процента, сентябрь 2015-го – 5 процентов, сентябрь 2016-го – 4,9 процента, сентябрь 2017 года – 4,9 процента.

 

Отсюда напрашиваются сразу три вывода. Первый – комитет по статистике как-то странно считает. Гранаты у нас не той системы? Судя по цифрам, без работы у нас сидит всего 439 тысяч человек. Вы этому верите?

 

Наша статистика считает безработными тех, кто не работает, но работать желает. Они получили этот статус и пособие от государства.

 

Главное для такой категории – возможность учиться и получить специальность. Но тогда это не та безработица, которую измеряют, чтобы увидеть, чем болеет экономика. Это совершенно другая цифра, и называется она “уровень естественной безработицы”. Он показывает, сколько людей не имеют или потеряли работу в связи с переходом на другое предприятие, закрытием компании или ищут работу. Такая безработица будет всегда, она не давит на экономику. Для Казахстана уровень естественной безработицы – 4,9 процента. Ровно та цифра, вокруг которой пляшет госкомстат.

 

В Греции есть всё

 

Зубная боль комитета – cамозанятые. Они как бы есть, но лучше бы, чтобы их не было. Половина из них живет в селе, кормится с земли. Согласно исследованию “Проблемы рынка труда в Казахстане” Жаксыбека Кулекеева, 13 процентов из тех, кто владеет землей, заняты производством продуктов для реализации. Остальные 87 процентов – для собственного потребления. Иначе говоря, они живут натуральным хозяйством. Другая половина живет в городах. Они живут с базаров.

 

Опять-таки, по официальной статистике, самозанятых у нас более двух миллионов человек. Они не платят налоги. Специально для них минфин изобрел патент, чтобы хоть как-то иметь в виду. Но фактически все они – ресурс для теневой экономики.

 

Итак, реальных безработных в нашей стране – 2 миллиона 379 тысяч человек. Тогда уровень безработицы – 31,5 процента. Много?

 

Нормально, так как это соответствует реальному положению дел в Казахстане. Безработица в Греции и Испании в пик кризиса в 2013 году тоже была на уровне 26–28 процентов. Но это страны Европы со сложной экономикой. Поэтому такой рост едва не привел их к банкротству. Казахстан – развивающаяся страна со своими проблемами, поэтому такие неприятные цифры для нас вполне нормальны. К сожалению.

 

Этот же показатель очень точно соответствует и размеру теневой экономики страны. Оценки тут разные, но вот две от официальных лиц. В 2014 году глава статкомитета министерства нацэкономики Алихан Смаилов на брифинге сообщил, что доля теневой экономики составила 28,6 процента от ВВП. В расчете показателя учитывались незаконные виды деятельности и серые схемы в бизнесе.

 

Привлечение этих людей в экономику, вернее к продуктивному труду, обеспечение их будущего и будущего их детей – и есть настоящий рост экономики.

 

Добро пожаловать

 

В 60-х годах прошлого века американский ученый Артур Оукен показал, что, говоря простым языком, трудоустроив всего один процент своих безработных, страна получает два процента роста к своему ВВП в год. И придумывать ничего не надо. Получаем практически одни плюсы.

 

Первое – люди работают, зарабатывают деньги. Второе – повышается уровень дохода их семьи. Третье – меньше становится бедных. Четвертое – государство тратит меньше денег на социальную помощь. Пятое – рост доходов населения увеличивает сам рынок в стране. Все это в итоге ведет к росту экономики, вот примерно на эти же проценты.

 

Зная объем ВВП, можно легко определить абсолютную величину недопроизводства. В 2016 году валовой продукт был 45,7 триллиона тенге. Значит, недопроизводство ВВП из-за безработицы в стране составило 22,8 триллиона тенге. Простое трудоустройство 2 миллионов человек сразу превратит нашу страну в одну из крупнейших экономик региона. По ее размеру мы легко обойдем ту же Грецию и Португалию, Вьетнам, Чехию, Новую Зеландию и даже мини-монстра Южной Азии – Бангладеш.

 

Идет дефицит в дефиците

 

Все, о чем говорилось выше, так или иначе было расписано в “Дорожной карте занятости-2020”, принятой в 2013 году. И безработные, и самозанятые, и рост экономики. Цифры немного различаются, но это некритично. Там же даны целевые индикаторы, которые могут помочь понять, справляется ли наше правительство с этой программой или нет.

 

Согласно “Дорожной карте занятости”, к 2016 году уровень безработицы не должен был превысить 5 процентов, а доля продуктивно занятых в общем числе самостоятельно занятого населения должна была увеличиться до 64,5 процента. Первый показатель мы достигли ровно через год работы программы – в июне 2014 года. Со вторым чуть сложнее.

 

В анализе “Дорожной карты” указано, что самозанятых в Казахстане 1,1 миллиона человек. Тогда доля “продуктивно занятых” составляет более 700 тысяч человек. Или 7,9 процента всего трудоспособного населения. Такой рост должен был подбросить экономику страны сразу на 15 процентов вверх. Тем не менее именно в это время мы проходим полосу кризиса, экономика растет на 1–2 процента в год, и только за счет увеличения добычи сырья. Более того, в 2015 году тенге девальвирует сразу на 80 процентов.

 

Косвенно об этом говорят и исследования рынка труда. Например, Центра исследований прикладной экономики Жаксыбека Кулекеева или центра прикладных исследований “Талап”. Судя по их данным, количество самозанятых не уменьшилось. И нет даже таких признаков. Наоборот, при дефиците рабочих мест предприятия испытывают дефицит рабочих рук.


CA-portal | CA-portal
  • Не нравится
  • +7
  • Нравится
Читайте также:
Как вам новый дизайн сайта?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO