Последние новости


Астана увлеклась статистической эквилибристикой

9 ноября 2017
509
0

Коллаж: Русские в КазахстанеВ Казахстане установили причину падения международных рейтингов страны

 

По итогам уходящего года Казахстан, выпав из топ-50, занял 57-е место в списке из 137 стран в индексе глобальной конкурентоспособности (GCI), составляемом экспертами Всемирного экономического форума. Ухудшение зафиксировано и в макроэкономических показателях – страна с 69-го места опустилась на 98-е. Министр финансов Казахстана Бахыт Султанов считает, что откат обусловлен громкими коррупционными скандалами последнего времени.

 

Бахыт Султанов на правительственном часе в парламенте рассказал, что «главными причинами снижения рейтинга являются факты громких коррупционных задержаний, которые имели место в отношении органов аудита». По его словам, «аудиторские мероприятия служб внутреннего аудита в большинстве случаев ориентированы не на предупреждение нарушений, а на выявление и констатацию фактов нарушений». По его словам, вопрос коррупции очень болезненный не только в системе госуправления, но и особенно в проверяющих органах. «Поскольку проверяющие органы наиболее подвержены коррупциогенным рискам и все еще имеют прямой контакт с объектами контроля», – отметил министр.

 

В июне 2017 года Национальное бюро по противодействию коррупции Казахстана задержало главу департамента внутреннего государственного аудита Астаны Азамата Мелдебекова при получении взятки за составление положительного акта проверки. В конце прошлого года за взятку были задержаны главные государственные аудиторы Счетного комитета по контролю за исполнением республиканского бюджета.

 

Зампредседателя Агентства РК по делам госслужбы и противодействию коррупции Алик Шпекбаев на заседании правительства заявил, что с 2001 года в Казахстане за коррупционные правонарушения привлечены к ответственности 10 930 должностных лиц. Среди осужденных к тюремным срокам – два премьер-министра, семь министров и председателей агентств, семь глав областей и их заместителей, восемь глав национальных компаний и столько же представителей руководства силовых структур, сообщил информационный ресурс ratel.kz.

 

По сообщению Радио «Азаттык» (казахстанская служба Радио «Свобода»), международный консорциум журналистских расследований (International Consortium of Investigative Journalists, ICIJ) и Центр по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP) вынесли в открытый доступ архив документов Paradise Papers («Райское досье»), в котором значатся регистрационные документы 13,4 млн офшорных компаний. Есть в списке владельцев офшоров и казахстанский след. Его масштабы сопоставимы с «Панамским архивом».

 

По мнению экспертов, есть и другие причины снижения рейтингов Казахстана. В прошлом году в GCI Казахстан находился на 53-м месте, а в 2015 году – на 42-м. Научный сотрудник Института экономики РАН, завотделом экономических исследований Института стран СНГ Аза Мигранян сказала «НГ», что прежде всего снижаются темпы развития и соответственно доходность основного драйвера экономики – энергосектора. Естественно, в этих условиях невозможно реализовать программы экономического развития, которые были рассчитаны на условиях более высокой рентабельности. «К последствиям мировых изменений – падение цен на нефть и мировой финансовый кризис, которые потрясли экономику Казахстана, нужно отнести ухудшение макропоказателей в области бюджетной политики, финансовой устойчивости и волотильности финансового и валютного рынков. Также стоит рассматривать вопросы, связанные с замедлением темпов так называемой программы индустриализации, которая достаточно резко остановилась в период после 2014 года. Есть также параметры, связанные с низкими темпами инновационного развития и внедрения технологических новшеств, которые замедлились в Казахстане по ряду причин субъективного и объективного характера. Здесь проблемы связаны и с недостатком финансов, и с замедлением общих темпов развития, снижением спроса на подобные новшества и внедрения. Кроме того, наступил предел по либерализации экономики, который имеет место быть, но с точки зрения отдачи снижает свою эффективность. Также есть проблемы, связанные с решением так называемого нелегального сектора экономики и с социальным уровнем развития страны. Все это в совокупности сказывается на общем рейтинге», – отметила Мигранян. Но, по ее словам, последние полгода экономика Казахстана демонстрирует определенную стабильность и даже тенденцию к росту, «хотя это тоже имеет конъюнктурный характер».

 

По мнению директора Группы оценки рисков Досыма Сатпаева, модель экономического роста Казахстана оставляет желать лучшего. «В этом можно было убедиться, когда в нефтегазовой стране разразился очередной топливный кризис. Сапожник опять остался без сапог. И в этом основная проблема. У нас гонка за разными рейтингами заслоняет необходимость рутинной и эффективной работы по повышению реальной, а не дутой конкурентоспособности в разных сферах. В том числе в нефтегазовой, где уже не первое десятилетие твердят о необходимости перехода от добычи сырья к его качественной переработке», – сказал «НГ» Досым Сатпаев.

 

По мнению эксперта, улучшение позиций страны в тех или иных рейтингах еще ни о чем не говорит. Например, в рейтинге Всемирного банка Doing Business 2017 Казахстан занял 35-ю позицию, повысив свой показатель на 16 пунктов по сравнению с Doing Business 2016, где республика была 51-й. «Но доля малого и среднего бизнеса в ВВП страны, даже по официальным данным, не превышает 25%. Есть подозрение, что и эта цифра слишком оптимистична. А ведь именно рост малого и среднего бизнеса должен быть наиболее важным индикатором улучшения делового климата в стране, где традиционно бал правили либо финансово-промышленные группы, аффилированные с элитой, либо крупные иностранные инвесторы в основном в добывающей сфере, либо квазигосударственные структуры, многие из которых вели себя согласно поговорке о собаке на сене», – считает эксперт.

 

Еще более оторваны от реалий ссылки казахстанских чиновников на международные оценки уровня жизни страны. Например, по оценке МВФ, по итогам 2016 года ВВП на душу населения Казахстана по паритету покупательной способности составляет около 25 тыс. долл. «Чтобы войти в 30 развитых стран, Казахстану необходимо достичь показателя в 60 тыс. долл. Конечно, можно сколько угодно заниматься цифровой эквилибристикой, тешась мыслью о том, что Казахстан все еще экономический лидер Центральной Азии. И игнорировать тот простой факт, что по покупательной способности казахстанцев нанесено немало мощных ударов – несколько девальваций тенге», – отметил Сатпаев.


Виктория Панфилова | Независимая газета
  • Не нравится
  • +8
  • Нравится
Читайте также:
Как вам новый дизайн сайта?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO