Последние новости


Стоит ли инвестировать в государство Аркадага?

16 марта 2018
473
0

Все чаще президент Туркменистана Курбанкули Бердымухаммедов, имеющий устойчивую международную репутацию одного из самых одиозных диктаторов современности, говорит о необходимости привлечения в страну иностранных инвестиций.

 

Президентские упреки в слабой работе по поиску желающих поддержать деньгами разваливающуюся туркменскую экономику сыпятся на головы вице-премьеров правительства, курирующих соответствующие отрасли.

 

Совместимы ли понятия инвестиция и диктатура? Международные эксперты сходятся во мнении, что нет. Американский исследовательский центр The Heritage Foundation совместно с газетой The Wall Street Journal в своем докладе «Индекс экономической свободы 2018» в очередной раз отвели туркменской экономике 169 место среди 180 стран. А характеристика народного хозяйства независимого нейтрального Туркменистана такова: «Автократические правительства, находящиеся у власти после провозглашения независимости Туркменистана, мало что сделали для улучшения делового климата, приватизации государственной собственности, борьбе с разгулом коррупции…»

 

Здесь необходимо отметить одну существенную деталь: туркменская экономика не находится под колпаком или под диктатом иностранных государств или зарубежных компаний, как иногда ошибочно преподносят некоторые эксперты. Туркменскую экономику никто, кроме самого Бердымухамедова, к сожалению, не контролирует.

 

Мой однокашник, ныне ведущий сотрудник Министерства финансов Туркменистана уверен: «О какой экономической свободе и инвестиционном климате может идти речь, когда Аркадаг [туркм. «Покровитель» — прозвище К. Бердымухаммедова] в любой момент может изгнать из страны любую не понравившуюся лично ему иностранную компанию, создать барьеры для оплаты уже выполненных работ и услуг? При этом бизнес, как местный так и иностранный, не может потребовать возмещения через местные суды вложенных финансовых и материальных средств, труда…». Вдобавок собеседник отметил одну из наиболее характерных личных черт Аркадага — мстительность.

 

Да, в стране абсолютно несвободная экономика и слабый инвестиционный климат. Серьезная причина тому — коррумпированная система исполнительной власти и зависимая судебно-правовая система государства, полностью завязанные на первом лице государства.

 

Скандалы, связанные с нарушением контрактных обязательств, стали нормой для официального Ашхабада. С прошлого года в интернете распространяются видеообращения турецких рабочих-строителей к президенту Турции Реджепу Эрдогану с просьбой помочь получить заработанные деньги от туркменского работодателя — строительной компании «Чепер Гурлышык». По имеющимся данным компания либо принадлежит, либо контролируется главой Союза промышленников и предпринимателей Туркменистана Александром Дадаевым.

 

В январе 2018 года туркменские дипломаты предотвратили акцию протеста турецких рабочих перед посольством в Анкаре, требовавших вернуть долги по заработной плате.

 

СМИ так же пишут о проблемах, возникших и у всесильного «Полимекса» с получением оплаты за уже сданные строительные объекты. По мнению наблюдателей, руководство «Полимекса», несмотря на свою готовность к любым сговорам ради выгоды, все же умудрилось чем-то не угодить мстительному Аркадагу. Несмотря на то, что конфликт только разгорается и место сбежавшего «Полимекса» на туркменском рынке еще не остыло, его уже готовы занять другие строительные компании, в том числе иностранные, а также местные, принадлежащие лицам из ближнего круга президента. Ни о каких инвестициях при этом речь не идет, а все бизнес-планы связаны исключительно с расходованием бюджетных средств.

 

Нынешняя волна препирательств туркменских властей с иностранными подрядчиками по поводу задержки оплаты — уже вторая за время правления К. Бердымухаммедова. Ранее аналогичная ситуация наблюдалась в 2011 году. Тогда, более 25 компаний терпеливо ждали оплаты более 1 млрд долларов по контрактам с правительством Турменистана. Причем, турецкие бизнесмены под страхом заключения под стражу вынуждены были покидать страну, несмотря на то, что туркмено-турецкий инвестиционный договор 1992 года обязывает турецкие компании в подобных случаях все хозяйственные споры решать через судебную систему Туркменистана. Дошло до того, что тогдашнему президенту Турции Абдулле Гюлю пришлось выносить этот вопрос на повестку переговоров с президентом Бердымухаммедовым.

 

Еще одна проблема несвободной экономики Туркменистана — это всеобъемлющая коррупция. С приходом к власти Аркадага цена для иностранных компаний за встречу с президентом поднялась на 10-15 процентов, а цена контрактов на строительство была выросла на 30 процентов для оплаты взяток высоким должностным лицам правительства. И это было 10 лет тому назад. Ныне, как сообщают осведомленные источники, стоимость любого строительства завышается, как минимум, наполовину.

 

Впрочем, один из ответственных служащих туркменского Минфина на условиях анонимности так обобщил мнение своих коллег: «Так им [иностранным компаниям] и надо, они знали, что в Туркменистане не действуют законы, мало того именно иностранные компании, в том числе турецкие, гонимые алчностью, явлются зачинателями коррупционных схем на туркменской земле. Вот и пожинают плоды своей же “харам-деятельности”». Подобное мнение очень распространено среди туркменского истеблишмента.

 

Рассказ дополняет турецкий бизнесмен М.А., который с 2011 года пытается выбить у Туркменистана долги, поведав, как систематически возил в Туркменистан чемоданы наличных долларов на взятки для чиновников. Причем, перевозка наличных денег осуществлялась под прикрытием посольства Турции в Ашхабаде.

 

Борьба с коррупцией, объявленная Аркадагом, зашла в тупик. Сколько бы он ни устраивал публичных порок своим подчиненным, место Туркменистана в рейтинге Transparency International было и остается одним из худших — 167 из 180. И проблема вовсе не в эффективности методов борьбы Аркадага против коррупции, а в том, что он сам со своими родственниками является ее символом. Не будем лицемерами и признаем, что и международные организации знают об этом.

 

Что касается мстительности Аркадага, то в одном из своих исследований Международный институт политической экспертизы писал: «Следует отметить, что спор Туркменистана с “Газпромом” повлек охлаждение в отношениях с Россией и отразился на российском бизнесе. Обиды Бердымухамедова были автоматически спроецированы на МТС, а “Лукойл” после попыток войти на местный рынок и опыт буровых работ на туркменском шельфе не был допущен к участию в тендере на разработку двух морских блоков на шельфе Каспия“.

 

В сложившейся ситуации, при том, что президент Бердымухаммедов не делает ничего для ее улучшения, а только говорит о необходимости привлечения иностранных инвестиций, вероятнее всего, одними разговорами дело и ограничится.


Максат Дурдыджан | Гундогар
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Читайте также:
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO