Последние новости


Экономический захват: Китай в странах Центральной Азии

28 июня 2018
236
0

В 2013 году Си Цзиньпин представил миру геополитический концепт «Экономический пояс Шёлкового пути» и очертил экономические интересы Китая. Китай заинтересован не просто в транзите своих товаров по центрально-азиатским маршрутам, но и в их распространении на пространстве Евразийского экономического союза. Также прямые иностранные инвестиции, идущие от Китая, устанавливают контроль над деятельностью компаний-получателей. Стоит понимать, что «Пояс» не представляет собой принципиально новый вектор китайской политики, поскольку КНР уже долгое время финансирует инфраструктурные проекты в Центральной Азии, а идея «Шелкового пути» является лишь концептуализацией давно существующего явления.

 

Казахстан. Экономическая политика Астаны позволяет стране избежать тотальной зависимости от Китая. Несмотря на то, что Поднебесная занимает крупную долю в товарообороте Казахстана, ее присутствие там не стремится к критической массе: торговые партнеры Казахстана диверсифицированы самым неожиданным для центрально-азиатской республики образом: Россия, Китай, Германия и США (в порядке убывания по объему, импорт).

 

Рассматривая инвестиции Китая в Казахстан, согласно официальным данным, мы можем увидеть уверенный рост более чем в два раза на протяжении прошедших десяти лет: $439,1 млн в 2007 году против $998,7 млн в 2017-м.

 

Объем инвестиций России в 2007 году составил $827,6 млн против $1 млрд 230,8 млн в 2017-м. Как мы видим, за последние десять лет Китай продемонстрировал более активную динамику роста вложений.

 

Также важно отметить, что национальная программа развития инфраструктуры Казахстана «Светлый путь» частично совпадает с программой ЭПШП. Это стало причиной заявлений о сопряжении данных проектов. На развитие транспортной системы Казахстана в ближайшие пять лет Китай намерен выделить $600 млн.

 

Узбекистан, конкурировавший в постсоветский период с Казахстаном за региональное лидерство, так же смог (однако менее успешно, чем Казахстан) диверсифицировать основных торговых партнеров. Но, несмотря на это, Китай вытеснил Россию с первого места по импорту. Рассмотрим динамику: в 2007 году импорт составлял $811,9 млн, а в 2016 году $2 млрд 182,6 млн. Объем торговли по импорту с Россией на 2016 год составил $2 млрд 109,5 млн. Китай не так сильно обогнал Россию на рынках Узбекистана, однако вновь продемонстрировал высокую динамику, более чем в пять раз увеличив импорт.

 

В последние годы Узбекистан пытается исправить ситуацию с иностранными инвестициями, резкое сокращение объема которых произошло в 2011 году. Активно осваивается топливно-энергетический комплекс. Китай планирует повлиять на ситуацию в Узбекистане через инструменты ЭПШП: в рассмотрении АБИИ на данный момент находятся два проекта по Узбекистану: электрификация железнодорожных путей ($168,20 млн, доля АБИИ 49,6%) и передача электроэнергии в Ташкенте ($25 млн, доля АБИИ 80%).

 

Киргизия. В 2007 году объем китайского импорта составил $356 млн, а в 2017 году: $1 млрд 591 млн, продемонстрировав рост более чем в четыре раза. Так, по статье импорта Россия оказалась вытеснена с первого места.

 

Учитывая трудную экономическую ситуацию в стране (25% населения, по данным за 2017 год, проживают за чертой бедности), реализация масштабных инфраструктурных проектов ЭПШП будет возможна только с привлечением внешних инвестиций. В 2015 году Китай резко увеличил их объем, выйдя на лидирующие позиции. За период с 2007 по 2016 год Китай увеличил объем инвестиций в 13 раз: с $57 млн 845,8 тыс. до $781 млн 244 тыс.

 

Сложнее ситуация обстоит в Таджикистане. Динамика товарооборота по статье импорт отличалась низкой активностью на протяжении того же отрезка времени. Однако китайские инвестиции в Таджикистан значительно выросли, в этой сфере Китай обгоняет Россию с большим отрывом. По словам главы государственного комитета по инвестициям и управлению государственным имуществом Таджикистана, в 2017 году Китай обогнал Россию, в первом квартале инвестировав «$76,6 млн, или 58% от всех общих инвестиций». Для реализации проекта ЭПШП Китай привлекает ресурсы Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (Далее — АБИИ). Банк кооперируется с другими донорами, но на данный момент его присутствие в региональных проектах весьма слабое — модернизация мощнейшей в Таджикистане ГЭС (объем инвестиций — 60 миллионов долларов США, 17,14%) и трансграничного шоссе между Таджикистаном и Узбекистаном (27,5 млн долларов США, т. е. 26% от общей суммы).

 

Проект «Пояса» максимально обостряет и актуализирует проблему Афганистана. Сегодня эта страна является мировым лидером по производству тяжелых наркотиков, также на её территории локализованы боевики ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и других террористических группировок, процветает работорговля и торговля оружием. Строительство разветвленной транспортной системы вокруг мощнейшего в Евразии очага нестабильности создает угрозу безопасности.

 

На данный момент Китай прорабатывает способ решения данной проблемы с помощью экономики. В 2007 году объем китайского импорта составил $476 млн, а в 2017 году уже $1 млрд 69 млн, показав рост более чем в два раза. Так, Китай занял третье место в списке ключевых торговых партнеров Афганистана.

 

Инвестиционные проекты предполагают присоединение Афганистана к ЭПШП в первую очередь через соединение с транспортными коридорами Южной Азии. Стоимость данного инфраструктурного проекта составляет $273 млн, (из них $100 млн выданы АИББ). Более масштабным проектом на этом пространстве является китайско-пакистанский экономический коридор, стоимость которого составила $62 млрд Китайский министр иностранных дел заявил, что будет работать над расширением этой инфраструктурной системы на Афганистан.


Дмитрий Красавин | ИА Регнум
  • Не нравится
  • +1
  • Нравится
Читайте также:
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO