Последние новости


Экономическая экспансия усиливает политическое влияние Китая в Таджикистане

26 июля 2018
284
0

Таджикистан передал Китаю золоторудное месторождение «Верхний Кумарг». Разрабатывать его будет китайская компания TBEA. Работы на объекте начнутся до конца текущего года, сообщили в «Таджикглавгеологии». Все полученные средства пойдут на погашение долга по кредиту, который понадобился на строительство теплоэлектроцентрали (ТЭЦ) «Душанбе-2». 

 

Государственный комитет по инвестициям и управлению госимуществом Таджикистана в ближайшее время представит на рассмотрение нижней палаты парламента страны проект инвестиционного соглашения между правительством Таджикистана и  ТВЕА на разработку золоторудного месторождения «Верхний Кумарг», которое находится в Согдийской области. 

 

После того, как нижняя палата парламента ратифицирует данное соглашение, китайская компания сможет приступить к разработке рудника. Ожидается, что практические работы на объекте начнутся не позднее декабря 2018 года.

 

В «Таджикглавгеологии» напомнили, что лицензия на разработку месторождения «Верхний Кумарг» была выдана китайской компании TBEA весной нынешнего года после изучения ее отчета о результатах проведенных геологоразведочных работ. Лицензия также предусматривает строительство обогатительной фабрики и добычу минералов. Ранее китайская сторона построила автодорогу, ведущую к месторождению, – 30 км. Работы проводились за счет TBEA.

 

Напомним, компания ТВЕА получила лицензию на разработку двух золотоносных месторождений в Согдийской области – «Верхний Кумарг» и «Восточный Дуоба». Право на пользование рудниками китайской компании предоставлено для того, чтобы она вернула свои деньги, потраченные на возведение ТЭЦ «Душанбе-2». Общая стоимость проекта ТЭЦ «Душанбе-2» – 340 млн долл., из которых 331 млн долл. выделил в качестве льготного кредита китайский Эксимбанк, а 17,4 млн долл. – таджикский холдинг «Барки Точик».

 

Ранее китайские компании получили лицензии на разработку в республике ряда месторождений. В частности, месторождения золота «Тарор», «Джилау», «Чоре» разрабатывает компания Zijin Mining, а «Пакрут» – China Nonferrous Gold Limited. Китай активно участвует в строительстве автомобильных дорог, с помощью которых Таджикистан стремится расширить свои транспортно-коммуникационные возможности. Присутствие Китая в других отраслях не менее ощутимо. Оборотной стороной этих процессов является растущая экономическая зависимость Таджикистана от КНР. Сегодня Пекин возглавляет тройку самых крупных торговых партнеров Душанбе.

 

Таджикистан и Китай к 2020 году намерены увеличить товарооборот до 3 млрд долл. Как считают в Душанбе, это не предел. При этом у Душанбе накопилось 1,2 млрд долл. долга. Сумма предоставленных Поднебесной грантов на реализацию проектов в Таджикистане неизвестна. Власти Таджикистана не скрывают, что получили в лице Пекина более выгодного экономического партнера, чем Москва. Этим и объясняется то, что Китай куда с большей легкостью получает доступ к таджикским недрам, нежели Россия.

 

Эксперты считают, что Таджикистан уже попал в долговую зависимость от Пекина. А это может стоить республике потери суверенитета. Научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Поволожья Института востоковедения РАН Александр Воробьев назвал этот тренд пагубным, когда страна за китайскую помощь расплачивается своими невозобновляемыми ресурсами. «Проблема заключается в том, что Китай выдает Таджикистану «дешевые» кредиты на льготных условиях и на продолжительный срок – от 20 и более лет. Взамен получает в разработку месторождения на более выгодных условиях, чем это могло быть в случае равноправного контракта. В целом это сотрудничество оформляется как китайско-таджикские предприятия, но де-факто все они переходят под китайский контроль. Таджикская сторона играет в них скромную роль статиста. Большая часть прибыли уходит китайской стороне. Надо отметить, что это делается с согласия властей Таджикистана. Это их выбор, отчасти вынужденный», – сказал «НГ» Воробьев. При этом эксперт обратил внимание на то, что в публичной сфере Китай до недавнего времени дистанцировался от «политических моментов» не только в отношениях с Таджикистаном, но и с другими центральноазиатскими странами. «Ключевой аспект политики Пекина – экономическая экспансия, доступ к ресурсам, рынкам. Но по мере расширения присутствия в регионе, и в частности в Таджикистане, китайская сторона посылает сигналы и политического толка, поскольку политика от экономики неотделима. Где идет китайское финансирование, там продвигаются китайские интересы. Экономическая экспансия усиливает политическое влияние», – считает эксперт. По его мнению, чем основательнее войдет Китай в таджикскую экономику, тем зависимее станет Таджикистан от решений, принимаемых Пекином.

 

Эксперт по Китаю, профессор Российского университета дружбы народов Юрий Тавровский считает, что сложившаяся в Таджикистане ситуация является еще одним проявлением двух тенденций, которые возникли в отношениях Китая со странами Центральной Азии и Экономического пояса Шелкового пути (ЭПШП). «С одной стороны, когда была провозглашена эта инициатива ЭПШП, китайцы довольно легко и в больших количествах раздавали деньги в странах – участницах проекта. Возникло ощущение, что их не нужно будет возвращать, что это подарки. Сами китайцы считали, что если до 30% этих денег разворуют, то это нормально. Но ситуация начала меняться, и уже на XIX съезде Компартии было признано, что финансовое положение начинает вызывать некоторые опасения: слишком много долгов, как внутренних, так и внешних», – сказал «НГ» Тавровский.

 

По его словам, одно из трех главных направлений развития Китая – это предотвращение финансовых пузырей. «Пекин стал не так расточителен в плане предоставления денег и более жестко требует выплат по кредитам. Поэтому возникла ситуация с расплатой «натурой» – инвестиции в обмен на природные ресурсы. И речь не только о Таджикистане. Например, в Шри-Ланке на китайский кредит построили порт. И когда китайцы поставили вопрос о погашении кредита, а денег не оказалось, этот порт полностью перешел под контроль Китая. Аналогичные проблемы возникли в Пакистане, где строится дамба. Из-за жестких условий финансирования Пакистан отказался продолжать проект. В сложившейся ситуации виноватых нет. Китайцы сами раздавали деньги, а сейчас требуют обеспечить возврат кредитов», – отметил эксперт. По мнению Тавровского, наличие серьезных долгов у Таджикистана усиливает китайские позиции в стране. В счет долга Китай будет пытаться и в дальнейшем получать месторождения. Но обвинять Пекин в нечистоплотных действиях никак нельзя. Китай не навязывал свои финансы Таджикистану. Душанбе искал деньги, находил и брал их, и было понятно, что рано или поздно их придется возвращать.   


Виктория Панфилова | Независимая газета
  • Не нравится
  • +1
  • Нравится
Читайте также:
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO