Последние новости


Почему Казахстан не может полностью отказаться от российского бензина?

Вчера, 02:43
170
0

В середине августа Казахстан введет временный запрет на экспортные поставки российского бензина железнодорожным транспортом сроком на три месяца. Об этом во вторник сообщил вице-министр энергетики Болат Акчулаков. Это связано с переизбытком запасов ГСМ, произведенных на собственных заводах. Однако закрывать бензиновую тропинку из России полностью минэнерго пока не рискует: по прогнозам экспертов, через три-четыре года модернизированные казахстанские НПЗ опять перестанут самостоятельно справляться с потребностями внутреннего рынка.

 

Начиная с 2015 года, когда было заключено соглашение с Российской Федерацией об объемах беспошлинных поставок ГСМ в Казахстан, ежегодные импортные поставки бензина переваливали за миллион тонн. Такая зависимость остро сказалась осенью прошлого года, когда из-за разницы в ценах импорт российского бензина резко сократился, и на заправках образовался дефицит АИ-92, самого ходового вида высокооктанового топлива в Казахстане. Ситуация усугубилась несвоевременным ремонтом мощностей Павлодарского завода. Последовали оргвыводы – со своих постов были сняты вице-министр энергетики Асет Магауов и заместитель председателя правления национальной компании «КазМунайГаз» Данияр Берлибаев.

 

При этом президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, комментируя тогда ситуацию с дефицитом «девяносто второго», назвал действия минэнерго «головотяпством», поскольку фактически одновременно на ремонт встали сразу два завода, а цены на бензин в России взлетели вверх – и реализовывать российские партии бензина в Казахстане было просто нерентабельно. Спустя год в стране складывается противоположная ситуация: профицит бензина привел к тому, что минэнерго инициировало запрет на экспорт его из России железнодорожным транспортом, поскольку дополнительные поставки АИ-92 из соседней страны могут вызвать проблемы со сбытом у отечественных производителей и привести к сбою циклов внутреннего производства.

 

«У нас сегодня в стране после завершения модернизации основных заводов наблюдается переизбыток бензина, в основном АИ-92, – сказал 7 августа Акчулаков на брифинге. – Да и по цене видно (наличие избытков топлива. – «Къ»): цена не растет, даже становится ниже прошлогоднего декабрьского уровня», – добавил он.

 

По данным рейтинга Международного агентства Global Petroleum Prices, средняя стоимость литра АИ-92 в Казахстане по состоянию на 30 июля этого года составляла 155,8 тенге против 157–158 тенге за литр в декабре 2017 года. Так что определенные, приятные для потребителя, признаки «затоварки» действительно имеются. Другое дело, что масштабы этого профицита кажутся не такими уж и катастрофическими с точки зрения угрозы внутреннему производству: по данным министерства энергетики, по состоянию на 6 августа запасы бензина АИ-92 составляют 347,9 тыс. тонн, в том числе 299,7 тыс. тонн на нефтебазах республики.

 

По оценке экспертов, это примерно 30-дневный запас с точки зрения внутреннего потребления. При этом в настоящее время на 15 суток приостановил свою работу Павлодарский завод, то есть в первой половине августа он восполнять этот запас не будет – и тем не менее, Казахстан все же вводит запрет на экспорт бензина из России.

 

«Приказ (о введении запрета. – «Къ») сейчас находится на согласовании в регистрации в министерстве юстиции, я ожидаю, что он выйдет ближе к 10 августа, спустя 10 дней после выхода он вступит в силу», – сказал вице-министр.

 

Отметим, что речь идет о запрете поставок именно железнодорожным транспортом – именно по железной дороге производятся самые значительные по объемам поставки ГСМ, то есть завоз в приграничные с Россией области Казахстана российского бензина в автоцистернах никто не запрещает. Одновременно в министерстве энергетики Казахстана подчеркивают, что нынешний запрет не означает, что Астана отказывается от возможности в последующем восполнять возможный дефицит ГСМ за счет российских поставок.

 

«Имея примерный объем дефицита в 10%, все-таки сохранять уровень импорта нам нужно до того момента, пока мы не перейдем на полный цикл, – пояснил представитель минэнерго. – В этом году нам, наверное, придется сохранить определенный объем импорта, чтобы иметь запас. Если резко увеличится потребление, мы должны иметь коридор, откуда срочно можно будет завезти топливо», – добавил он.

 

Для российских производителей введение запрета на ввоз в Казахстан бензина новостью не стало, поскольку такой механизм предусмотрен двусторонним соглашением между Казахстаном и Россией в рамках Евразийского экономического союза и при принятии этого решения нынешним летом обсуждался с российскими властями. Более того, российские власти как раз этот трехмесячный запрет, по его мнению, восприняли позитивно.

 

«Российских коллег предупредили, и они не против, и не расценивают это, как ограничение. Наоборот, они счастливы, что смогут эти объемы нефтепродуктов продать на третьи рынки, взимая пошлину, что еще выгоднее», – прокомментировал Акчулаков реакцию российских властей.

 

Отметим, что сохранить налаженные бензиновые потоки из России необходимо еще и потому, что нынешние возможности трех модернизированных НПЗ, повысивших мощность переработки сырья с 13,8 до 16,5 млн тонн, позволят полностью (или почти полностью) обеспечивать внутренние потребности в течение 3–4 лет, а затем вновь встанет вопрос о необходимости временного экспорта – хотя бы на время строительства четвертого крупного нефтеперерабатывающего завода.

 

Впрочем, сейчас перед министерством энергетики стоит другая проблема – куда девать производимый в стране бензин. Поскольку, по оценке министра энергетики Казахстана Каната Бозумбаева, при нынешних уровнях загрузки НПЗ к октябрю уровень запасов повысится с месячного объема потребления в 340 с лишним тыс. тонн до двухмесячного объема – свыше 640 тыс. тонн. А это уже грозит остановкой внутреннего производства: выход в минэнерго видят в экспорте излишков в соседние страны.

 

Планы по экспорту у Казахстана имеются значительные: в июне этого года заместитель председателя правления по транспортировке, переработке и маркетингу нефти АО НК «КазМунайГаз» Данияр Тиесов заявлял, что к концу 2018 года Казахстан может суммарно экспортировать 300–400 тыс. тонн бензина, а в 2019 году, если объемы загрузки заводов будут соответствовать заявленным планам, экспорт составит 1–1,2 млн тонн бензина. Но здесь проблема состоит в том, что Астане нужно не только заключить межправительственные соглашения по налаживанию экспорта с потенциальными потребителями своего ГСМ (Кыргызстаном, Узбекистаном и Таджикистаном), но и согласовать экспортный вопрос с Россией.

 

Дело в том, что беспошлинные поставки российского бензина в Казахстан предусматривают запрет на экспорт нефтепродуктов самим Казахстаном, поскольку российские партнеры опасаются реэкспорта своей продукции. И как теперь будет налаживаться этот торговый баланс в ситуации, когда казахстанский рынок является то дефицитным, то профицитным предположить достаточно сложно. Ведь, как уже говорилось выше, через время мы снова можем вернуться к импорту бензина из России, и тогда россияне вновь могут поставить вопрос о возможности реэкспорта получаемого Казахстаном беспошлинного бензина в третьи страны. А эти самые третьи страны наверняка хотели бы наладить поставки бензина на длительный период, а не на два-три года избытка его в Казахстане.


Дмитрий Покидаев | Курсив
  • Не нравится
  • +1
  • Нравится
Читайте также:
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO