Последние новости


Под предводительством «киргиза Аттилы» по страницам учебников по истории Киргизии

17 октября 2018
377
0

К началу текущего учебного года Министерство образования и науки Киргизской Республики при технической поддержке проекта Всемирного банка «Поддержка реформ в секторе образования» растиражировало для 5-6 классов школ числом более чем три миллиона экземпляров школьные учебники нового поколения, в числе которых «История Кыргызстана и мировая история». Основное отличие «обновок», как отметил вице-президент Киргизской академии образования Алмазбек Токтомамбетов, состоит во внедрении в них «системы компетенций», дающих ученикам возможность использовать полученные знания на практике.

 

Так историческая дисциплина, согласно предметному стандарту, утвержденному постановлением правительства КР, призвана научить подрастающее поколение «выражать гражданскую позицию по актуальным проблемам прошлого и настоящего», «критически осмысливать факты», а также «выстраивать отношения с представителями других народностей и культур». Главная же ее задача – сформировать патриотов своей страны, осознающих место и роль Киргизстана в мировом историческом процессе.

 

В этом деле, как выясняется, любые методы хороши.

 

Вести от духов предков

 

Школьный и университетский предмет «История Киргизстана» – ровесник суверенитета страны, насчитывающего 27 лет. За этот период мифологизация с легкой руки первого президента Киргизии академика и мечтателя Аскара Акаева стала едва ли не основным способом исторического восприятия. Не желая ударить в грязь лицом перед «древними» братскими странами, киргизские историки с благословения ООН и ЮНЕСКО в одночасье «состарили» киргизскую государственность на 2200 лет, а южную столицу страны город Ош – на 30 столетий, оставив позади античную Трою. Празднование этих событий «широко освещалось и вызвало огромный интерес к Кыргызстану и истории кыргызов в мировом сообществе и небывалый духовный подъем в самом народе Кыргызстана, – как будто оправдывая очевидные исторические перегибы, подчеркнул А. Акаев в своем последнем интервью. – Все это и позволило выйти народу из депрессии 90-х годов и начать активное государственное строительство».

 

Созданный задел и определил «сказочную» будущность истории Киргизстана, как, впрочем, и других постсоветских стран, освободившихся из-под «гнета советской исторической науки», обязывавшей соблюдать научные требования к методологии, подбору исторических фактов, состоятельности выводов и оценок. Особенно наглядно это проявляется, когда речь заходит о происхождении современных народов и первом упоминании о них. Тут уж историки не брезгуют ничем, в том числе ненаучными источниками, призванными восполнить нехватку информации о героическом прошлом страны.

 

В 2014 году на страницах пятого издания учебника для вузов «История Кыргызстана (с древнейших времен до наших дней)», а также учебника для 10 класса средней школы «История Кыргызстана: основные вехи (с древнейших времен до середины XIX века)», подготовленных доктором исторических наук, профессором, автором множества «оригинальных школьных учебников по Истории Кыргызстана» Осконом Осмоновым, появилась информация «с того света». Рассуждая в одной из глав о времени создания киргизского эпоса «Манас», историк ссылается на один из его многочисленных вариантов, изданный в 1995 году под названием «Жайсан», а в 2005 году – «Айкөл Манас» («Манас великодушный»).

 

Не скрывая желания «состарить» древнее творение, официально относящееся ко времени политического усиления енисейских киргизов в IX-X веках, Осмонов настаивает на том, что изложенные в новом варианте эпоса события «подтверждают гипотезу о том, что эпос был создан в VII-VIII вв.». Но примечательно не это, а тот факт, что записан он был целительницей Бубу Мариям Муса кызы – жительницей села Чаек Жумгальского района «через сеансы медитации с духом первого манасчи Умет уулуЖайсана», одного из 40 сподвижников Манаса. «Такая версия возникновения эпоса, несомненно, вызывает большой интерес», – пишет автор учебника. Как, вероятно, и то, что дух Умет уулу Жайсана оказался личностью билингвальной, беспрепятственно переходящей во время беседы с жумгальским медиумом с киргизского языка повествования на современный русский и обратно. Учитесь, потомки!

 

15 июля нынешнего года Джумгальский районный суд признал десятитомник «Айкөл Манас» под авторством Бубу Мариям Муса кызы экстремистским. Суд посчитал, что «указанное издание унижает национальное достоинство кыргызского народа и искажает исторические моменты». Однако перепишут ли учебник, пока неизвестно.

 

О древности киргизского народа никто и не спорит. Еще в 201 году до нашей эры в летописи «Ши цзи» китайского историографа Сыма Цяня впервые был упомянут этноним «киргиз», и именно эта дата красовалась на страницах школьных и университетских учебников по истории Киргизстана вплоть до 2017 года. О неожиданной историографической метаморфозе стало известно с выходом в свет 7-го дополненного издания вышеописанного университетского учебника под авторством все того же историка, почитателя оккультизма Оскона Осмонова. В нем киргизы фигурируют уже в событиях 530 года до нашей эры в качестве одной из гвардий саков-тиграхауда, вступивших в сражение с персами. Именовали их тогда «кыргычтар», что в переводе означает «уничтожающий, истребляющий», «сметающий все на пути».

 

Как выяснилось, позаимствовал эту «версию» автор учебника у президента духовного центра тюрков «Кин Алтай», главного шамана Алтая Акая Кине (настоящее имя Сергей Кыныев), известного своими спиритическими контактами с найденной новосибирскими археологами в 1993 году на плато Укок мумией «принцессы Кадын», захороненной в V-III веках до нашей эры. Вероятно, она и явилась тем «авторитетным» источником, который дал основание официально «состарить» киргизский этнос еще на три века. Как подметил французский писатель Анатоль Франс, «история не наука; она искусство. В ней только воображение приносит успех».

 

Древнее древнего

 

«Удревнить» и без того древний киргизский этнос в Киргизстане норовит сегодня каждый – от торговца помидорами до политика. Эта тема – один из контентов большинства информационно-аналитических порталов с доменом в зоне KG. И в этом есть своя логика, ведь, как отметил экс-консул Киргизстана в Южной Корее Мирбек Эшалиев, «в последнее время мы очень часто говорим о распространении положительного имиджа Кыргызстана в мировом сообществе, однако при этом часто забываем, что наша древнейшая история – это и есть положительный имидж». Делается это под лозунгом «восстановления исторической справедливости» – возвращения «украденной коммунистической партией истории кыргызов».

 

В учебнике нового поколения для 5 класса «История Кыргызстана и мировая история»[2], также вышедшем из-под пера Оскона Осмонова, нарушенная им и алтайским шаманом хронология событий была возвращена на круги своя, однако отказать себе в «повышении имиджа» страны или в «восстановления справедливости» (кому как угодно) автор все же не смог, посвятив один из параграфов «цивилизациям древних предков кыргызов» – саков, усуней и гуннов, появившихся задолго до фиксации этнонима «киргиз» китайским летописцем.

 

Уверенно заявлять о прямом родстве киргизов с древними кочевниками стало возможно после издания в 2011 году работы киргизского филолога Амангельды Бекбалаева «Аттила – предок кыргызов». Проведя анализ германских сказаний и легенд, исследователь «обогатил» киргизскую историографию мгновенно возведенной в ранг научной истины гипотезой о слиянии в 201 году до нашей эры киргизов «с родственными по происхождению гуннами» в один народ, на целых четыре столетия отправившийся в Европу совершать «героические деяния» под предводительством киргиза Аттилы.

 

За право называться «древнейшим народом» с киргизами готовы посоревноваться украинцы и казахи, назвавшие теорию о киргизских корнях древнего полководца «смешной и беспочвенной». «Что касается Аттилы, то уже точно известно – он гунн. А если учесть, что казахи – потомки гуннов, значит, Аттила – наш предок, – пришел к логическому заключению вице-президент Казахстанской национальной академии естественных наук Еренгаип Омаров. – Еще предки Аттилы строили древний Тараз, а возможно, и Алматы. Более того, есть вероятность, что Аттила похоронен на юге Казахстана».

 

Точку зрения казахских ученых разделяет президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, слова которого – «наша государственность уходит корнями в эпоху наших предков – гуннов и продолжается в эпоху небесных тюрков» – предваряют раздел «Гунны» учебника по истории Казахстана для 5 класса общеобразовательных школ.

 

Авторы труда «История Востока», изданного Институтом востоковедения РАН, «представление о том, что достоинство человека или народа зависит от древности рода» называют «феодальным предрассудком», который в XXI веке смешон, но отнюдь не безобиден. «Ведь за ним (часто неосознанно), – полагают ученые, – стоит расистский и абсолютно антинаучный постулат, согласно которому тот народ, который раньше других создал государство и вообще высокую культуру, “талантливее” тех, которые достигли всего этого позднее».

 

Пальма первенства в борьбе за право называться «древнейшим народом» пока находится в руках украинских историков, но и киргизские ученые не дремлют: курсирующая в обществе информация о киргизах – «первородных арийцах, прародителях всех людей на Земле», и «“потерянном” колене евреев», полагаем, уже ищет себе место на страницах школьных учебников. Осталось дождаться, когда дух Адама выйдет на связь, чтобы развеять последние сомнения.

 

Сомнительные герои

 

Анализ школьных учебников истории постсоветских стран, проведенный в 2008 году в рамках проекта, посвященного исследованию восприятия истории XX в. национальными обществами 12 стран бывшего Советского Союза, показал, что за исключением Белоруссии и в меньшей степени Армении все страны, и в том числе Киргизия, пошли по пути преподавания подрастающему поколению националистической трактовки истории, в центре которой – миф о «заклятом враге». В его качестве традиционно выступает Россия, демонизация исторических взаимоотношений с которой, по мнению экспертов, выступает одним из самых действенных механизмов не только укрепления национальной идентичности постсоветских обществ, но и повышения их управляемости правящими элитами.

 

Проблема состоит в том, что образ «зловещей империи», созданный в учебниках истории Киргизстана без оглядки на особенности психологии школьного возраста, сиюминутно проецируется подростком на современную Россию. И уже спустя 5-10 лет, он, убежденный «патриот», с пеной у рта будет готов защищать (преимущественно в виртуальном информационном поле) свою страну от «агрессии» своего же стратегического партнера и союзника. Не замечая при этом, что враги нередко «пасутся» внутри страны, к примеру чиновники, намедни разграбившие Киргизский государственный исторический музей.

 

Сюжеты двух восстаний имперского периода – 1898 и 1916 г., одно за другим описанные в учебниках по истории Киргизстана XIX – начала XX вв., наиболее ярко характеризуют «имманентно присущую только России темную сторону ее сути». На протяжении 26 лет, вплоть до выхода нового поколения учебников по истории, порассуждать на эту тему предлагалось даже ученикам 5-х классов. Об «измученном колониальным режимом Российской империи кыргызском народе» и его спасителе Мадали-ишане – «человеке известном и уважаемом, совершившем хадж в Мекку», а 17 мая 1898 г. направившем «вооруженных людей» в Андижан для нападения на военный гарнизон, можно было узнать со страниц учебника «Краткие рассказы по истории Кыргызстана» А. Доталиева. Описанный пассаж сменяется рассказом о жестоком подавлении национально-освободительного восстания «властью русских!», «еще более ужесточившейся» после случившегося.

 

Учебник «История Кыргызстана (XIX в.)» для 8 класса, подготовленный Т. Омурбековым и Т. Чоротегиным, расширяя кругозор подросшей аудитории, вводит в композиционную структуру повествования эпизод о том, как мужественно сражались «под градом пуль» восставшие, в «ожесточенной схватке» с которыми «погибло более 20 царских солдат и офицеров».

 

Картина была бы полной, упомяни авторы фрагмент истории, предвосхитивший массовые аресты и казни, а именно – раннее утро 18 мая 1898 г., когда толпа численностью около 2 тыс. человек, возбужденных лозунгами джихада, внезапно ворвалась в лагерный барак местного русского батальона, убив спавших 22 солдат и 18 ранив.

 

Неоднозначной в историографии остается личность самого Мадали-ишана, без всякого основания героизированная учебниками по истории Киргизии. А вот что о нем в свое время писали представители главного управления Туркестанского края: «Магомет-Хальфа (Мадали-ишан. Настоящее имя Магомета Али Халиф Мухаммеда Сабыр Оглы. – Ред.) был фанатик в полном смысле этого слова и, конечно, ненавидел “проклятых кяфиров” – русских, завладевших мусульманской страной. В своих проповедях он разжигал в массе туземцев самый крайний фанатизм и ненависть к русским».

 

Примечателен еще тот факт, что на следствии ишан не жаловался ни на оскудение денежных средств, ни на обеднение народа, ни на притеснения русской власти, ни даже на эксплуатацию ею. Цель объявить священную войну (газават) и ниспровергнуть русское владычество, которое, по признанию самого ишана, характеризовалось «мягким характером», мотивировалась лишь «порчей» в составе империи туземных нравов, отступлениями от требований шариата и ослаблением семейных основ.

 

Профессор Ташкентского государственного института востоковедения А. Эркинов, предпринявший попытку изучить восприятие андижанского восстания современниками, утверждал, что большинство авторов того времени отзывались о Мадали-ишане весьма критично, так как «местное население в большинстве своем довольно быстро оценило преимущества российского подданства и обосновало средствами теологии возможность сосуществования мусульман и русских». Например, историк и поэт Таʼиб в стихах на персидском и арабском языках с особой неприязнью характеризовал «содеянный по безумству мятеж». Кузи Рахим Ходжа-ишан в стихотворении, написанном по случаю землетрясения в Андижане в 1902 г., сетовал, что некий ишан (имелся в виду Мадали-ишан) «опозорил свой народ». Дескать, «если бы мусульмане, не забывая Бога, служили бы царю, был бы мир и спокойствие». Все эти труды составили Цикл «Сатира на Дукчи ишана», состоящий из 20 стихов на узбекском языке общим объемом более 1500 строк.

 

О чем молчат учебники

 

В отличие от международного сообщества историков, признавших неготовность дать сегодня объективную оценку событиям 100-летней давности – Среднеазиатскому восстанию 1916 года, авторы школьных и университетских учебников, утвержденных Министерством образования и науки Киргизской Республики, давно за всех все решили: касательно и характера восстания, и его причин, и многого другого. Но не об этом речь, а о, мягко говоря, «недосказанности», которая зачастую красноречивее того, что сказано.

 

В 2013 году разгорелся скандал вокруг учебника по истории Киргизстана для 9 класса, изданного еще в 2004 году при прямом участии Фонда Сороса. Его автора Мурата Иманкулова обвинили в «призывах к явной межнациональной розни». Поводом для этого послужили многочисленные эпизоды учебника, повествовавшие о «карателях, отряженных для укрощения восставших, с лихвой использовавших данные им поручения», о «забитых палками, топорами и вилами», а после «раздавленных гружеными телегами» киргизах. Упреки своих оппонентов – «местных русских шовинистов» - Иманкулов парировал: «Все так и было. Историю не перепишешь».

 

По мнению председателя Русского объединительного союза соотечественников Александра Иванова, «русское население предстало в книге жестоким, кровожадным колонизатором». А между тем именно русские переселенцы – старики, женщины и дети (большинство местных русских мужчин воевали на фронтах Первой мировой войны) – первыми подверглись внезапному нападению. «23 августа здесь отпето 92 трупа, половина из них не узнана. Вся дорога от села Иваницкого до города покрыта трупами. Нет сил описывать страдания и мучения русских людей, погибла ¼ часть уезда. Детей киргизы разрывали, разбивали о камни, бросали с утесов. Невозможно описать страдания и мучения взятых в плен женщин» – гласят не упомянутые авторами учебников многочисленные хроники тех событий.

 

Как выяснили журналисты информационно-аналитического портала POLIT.KG, первоначально скандальный учебник был издан на киргизском языке, и, значит, в оригинале был рассчитан на мононациональную среду киргизской школы, а не русской, где за партой с «Бакытом» будет сидеть «Василий», представитель «недружелюбной нации», гипотетически – праправнук одного из тех самых «карателей». Этим и объяснялся акцент на трагических эпизодах истории киргизов.

 

«Однобокостью» грешат все без исключения школьные исторические опусы, уже 27 лет «смакующие исторические обиды» во имя, оказывается, укрепления государственности. Не случайно учебник М. Иманкулова, содержащий, согласно заключению НАН КР, «излишнюю эмоциональность и перехлесты», с 2016-2017 учебного года вновь оказался в списке рекомендованных министерством образования. Сместятся ли акценты в учебниках нового поколения – покажет время.

 

Исторический вектор

 

Русский язык и общая история, объективно являющиеся для России и Киргизии сближающим основанием, на деле используются как разобщающий фактор. В глазах более чем половины киргизстанцев Россия предстает зловещей империей, которая веками уничтожала, подавляла и эксплуатировала потомков великого Аттилы. Если Россия, русские, империя прилагали усилия для социально-экономического развития окраин, инвестировали ресурсы, прокладывали каналы и железные дороги, строили заводы и города, создавали театры и университеты, то по логике большей части коренного населения страны это лишний раз доказывает, что они эти окраины русифицировали и эксплуатировали в своих целях.

 

В формировании таких искаженных взглядов велика заслуга учебников истории: являясь далеко не единственным источником знаний о прошлом и далеко не единственным фактором, формирующим историческую память общества, именно они выделяются своей целенаправленностью в создании устойчивых образов. На инициативу российских коллег, предложивших разрабатывать учебники по истории Киргизстана совместными усилиями, киргизские специалисты возмутились. Дескать, «почему бы для начала не обратиться представителю российского посольства в Бишкеке к историкам Латвии, Литвы и Эстонии, чтобы именно они написали главу о секретном пакте Молотова–Риббентропа в российских учебниках, после которого СССР захватил территорию суверенных стран Прибалтики?».

 

Между тем с «историческими» союзниками Киргизия уже определилась: ими стали Азербайджан, Казахстан, Турция и Узбекистан, объединенные членством в Совете сотрудничества тюркоязычных государств, разработавшем совместно с Международной тюркской академией (TWESCO) школьный учебник «Общая история тюрков». Предмет планируется преподавать факультативно с начала будущего учебного года в средних школах всех стран-участниц. Заместитель генерального секретаря Тюркского совета Омер Коджаман сообщил, что на следующем этапе будут разработаны учебники по общетюркской географии и общетюркской литературе.

 

Кропотливо продвигая идею о «культурной общности», в выборе методов Турция себе не изменяет. Как и полтора столетия назад она твердо убеждена – глобальное соперничество государств в современном мире начинается со школьной скамьи. Есть над чем задуматься.


Ольга Богданович | Ритм Евразии
  • Не нравится
  • +4
  • Нравится
Читайте также:
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO