Последние новости


Сделано в России: топ-5 отечественных изобретений для науки, быта и развлечений

14 октября 2019
821
0

Существует немало областей, в которых Россия по праву считается пионером. Большинству людей, пожалуй, хорошо известны достижения Ивана Кулибина, Константина Циолковского или Ивана Ползунова. А что еще подарила наша страна миру?

 

Прокатимся с ветерком!

 

Знаете ли вы, что аттракцион, который по неизвестной причине принято называть «американскими горками», на самом деле появился в России при первых Романовых?

 

Русские горки, имевшие наклон 50 градусов и достигавшие 30 метров в высоту, были построены по приказу Петра I и укреплены деревом. Они быстро приобрели популярность в Петербурге и его окрестностях, а затем распространились по всей Европе.

 

Развлечение особенно полюбилось представителям придворной знати. Царские горки становились все сложнее и опаснее: они состояли из множества скатов и подъемов, никак не соединяющихся между собой. В ширину эти конструкции вмещали несколько человек и могли «взлететь» на 60 метров. Известны, по крайней мере, две крупные русские горки XVIII века: первая (Царскосельская) была построена в 1750-х годах по проекту именитого архитектора Бартоломео Франческо Растрелли и гениального механика Андрея Константиновича Нартова, вторая – возведена в Ораниенбауме при Екатерине II.

 

Высота ораниенбаумского павильона Катальной горки сопоставима с современными 12-этажными домами. Для того чтобы прокатиться на аттракционе, требовались отвага и доля безрассудства. Поговаривали, что сама Екатерина Великая так и не решилась подняться на горку и съехать с нее. Однако русским дворянам и зарубежным послам смелости хватало: многие приезжали в Ораниенбаум специально для того, чтобы пощекотать нервы на диковинном аттракционе. Увы, после смерти Екатерины конструкция начала ветшать и пришла в негодность. Ни Павел I, ни даже любимый внук императрицы Александр I этого развлечения не оценили. Горку разобрали, от нее остался один павильон

 

Тем временем русские горки начали триумфальное шествие по Европе еще раньше, чем русская армия во время заграничных походов. Еще в начале XIX века в Париже открылся новый аттракцион, чье происхождение было очевидно. Назывался он Les Montagnes Russes a Belleville, то есть «Русские горки в Бельвилле».

 

Проходящий сквозь льды

 

В течение нескольких веков северные порты нашей страны могли функционировать лишь полгода: в остальное время они были скованы льдами, не пускавшими суда. Ситуация переменилась в XIX веке благодаря купцу, промышленнику и инженеру-самоучке Михаилу Бритневу.

 

Будучи уроженцем Кронштадта (крупного морского порта), Бритнев был не понаслышке знаком с проблемами, которые возникали перед судовладельцами. После окончания коммерческого училища в Петербурге он отправился в Великобританию изучать корабельное дело, а по возвращении на Родину занялся судостроением. В 1860-х годах Бритнев переоборудовал купленный у британцев винтовой буксир «Пайлот», срезав нос ниже ватерлинии под углом 20 градусов. В качестве образца он использовал конструкцию поморских кочей (так назывались деревянные парусно-гребные суда), которая позволяла им без труда вползать на лед. 22 апреля 1864 года модифицированный «Пайлот» вышел в Финский залив и продемонстрировал новый, удобный способ хождения во льдах. Приводимый в движение паровой машиной мощностью 60 лошадиных сил, буксир наползал на лед и ломал его собственной тяжестью. Успех изобретения вдохновил Михаила Бритнева на создание двух новых судов, получивших названия «Буй» и «Бой». Впоследствии по схеме Бритнева стали строить более мощные ледоколы и в России, и в других странах.

 

Через 92 года впереди планеты всей оказались уже советские ученые. В июле 1956 года состоялась закладка первого в мире атомного ледокола «Ленин». В создании атомохода принимала участие вся страна: заказы для его оснащения выполняли более 300 предприятий, научных организаций и конструкторских бюро. На судне располагались почти тысяча помещений, от служебных до бытовых, а также библиотека, госпиталь, первый судовой рентген-кабинет и даже собственная пекарня. Мощность каждого реактора «Ленина» была в три с половиной раза выше, чем у реактора первой в мире атомной электростанции. Советский атомный ледокол стал первым подобным судном, без перерыва отработавшем в северных широтах больше года.

 

Цвет и качество

 

В начале XX века петербургский химик, ученик Д.И. Менделеева Сергей Михайлович Прокудин-Горский разработал специальную фотокамеру, способную делать три снимка одного и того же изображения. Каждый снимок пропускался сквозь три световых фильтра: красный, зеленый и синий. Это изобретение значительно превосходило разработки французского ученого А. Мите, у которого Прокудин-Горский также проходил обучение. В 1905 году русский изобретатель запатентовал еще и сенсибилизатор, состав которого делал бромосеребряную пластину одинаково чувствительной ко всему цветовому спектру. Его качество было беспрецедентным.

 

Так в мире началась эра цветной фотографии, для создания которой не нужно было ждать по 30–40 минут на солнечном свете и ограничивать себя в количестве фотокопий. Сергея Михайловича назовут «создателем истинного родиноведения», ведь свое изобретение он использовал для того, чтобы показать красоты России – от Волги до Закаспийского края. С 1909-го по 1911-й годы ученый объездил большую часть страны, причем основные расходы (за исключением транспорта) брал на себя и помощи для себя не просил. В год столетнего юбилея Отечественной войны 1812 года Прокудин-Горский отправился по местам боевой славы и провел съемку городов от Малоярославца до Вильны.

 

Результатом многолетнего труда С.М. Прокудина-Горского стали сотни цветных фотографий природы, архитектуры, а главное – русских людей разных типажей, профессий и социальных групп. Все работы ученого являются уникальными документами своей эпохи, но выглядят при этом очень качественно и современно.

 

Обед космонавта

 

12 апреля 1961 года весь мир наблюдал за полетом Юрия Гагарина, а советские ученые раздумывали о том, как поддержать жизнедеятельность последующих космонавтов, которым предстоит провести в невесомости гораздо больше времени, а также выполнять важные задачи и проводить исследования.

 

Необходимо было разработать специальный рацион, подходящий для космонавтов. Пища, употребляемая в космосе, должна была отличаться от земной не только высокой биологической и энергетической ценностью, но и консистенцией. Первое время считалось, что идеальной едой на орбите станут питательные таблетки, которые легко хранить и глотать. Однако они так и не были созданы – в скором времени исследователи предложили альтернативу в виде портативной пищи в тюбиках.

 

По рекомендации советских врачей для космонавтов подготовили обеды из трех блюд и запечатали каждое в отдельную тубу. Первым такой обед довелось отведать «серебряному космонавту» Герману Титову в августе 1961 года. Меню было таким: овощной суп-пюре, паштет из печени, сок из черной смородины. За сутки полета Титов поел трижды, но по возвращении на Землю признался, что испытывал головокружение и чувствовал себя некомфортно. Тогда рацион будущих покорителей космоса сделали более разнообразным. Появились говяжий язык, пирожки с килькой, борщ, антрекоты, пожарские котлеты и куриное филе – довольно аппетитно, не правда ли? Одно время на космические корабли поставляли даже коньяк, помещенный в тубы, но от этой идеи пришлось отказаться. Даже небольшая доза алкоголя негативно сказывалась на самочувствии космонавтов.

 

Расцвет индустрии космического питания пришелся на начало 1980-х годов. Тогда ассортимент включал более 200 наименований блюд, а советская космическая кухня состояла из десятка предприятий и сырьевых баз. После распада СССР космическая пищевая промышленность практически перестала работать и наладилась лишь в последние 10–15 лет, уже в России.

 

Красота, не требующая жертв

 

Основатель известной во всем мире косметической империи Max Factor, уроженец Лодзинского воеводства Российской империи Максимилиан Факторович с детства был очарован миром театра. В 7-летнем возрасте мальчик из многодетной семьи начал продавать в театральном фойе сладости, а затем стал учеником косметолога и выполнял мелкие поручения. Когда Максимилиану исполнилось 14 лет, он уехал в Москву и трудился помощником гримера в Большом театре. Навыки, полученные во время этой работы, определили его судьбу и принесли небывалую славу.

 

В 1895 году, после завершения обязательной военной службы, Максимилиан Факторович открыл в Рязани свой первый магазин профессиональной косметики: там продавались крема, румяна, парики и духи. Однажды в городе остановилась труппа Петербургского оперного театра, и через несколько недель продукция магазина Факторовича стала известна в столице, где заинтересовала представительниц дворянской аристократии. Талантливый гример был приглашен в Петербург и начал работать специалистом по косметике при дворе русского царя и в императорских театрах. «Все мое время занимало индивидуальное консультирование, я показывал им, как подчеркнуть достоинства и скрыть недостатки их лиц», – рассказывал Максимилиан Факторович. Загримированные им актеры играли перед Николаем II.

 

В 1904 году Максимилиан Факторович эмигрировал в Америку, где стал особенно востребованным с приходом эпохи немого кино. Старый театральный грим на основе жира, который наносился на лица актеров толстым слоем, нельзя было использовать для киносъемок. Зрителей пугал внешний вид киногероев, который, по словам самого Максимилиана, выглядел омерзительно и отталкивающе. Решить проблему получилось с помощью грима, созданного им: теперь он наносился тонким слоем и не создавал отталкивающего эффекта «маски». Так актеры, стоявшие у истоков кинематографа, оказались благодарны бывшему гримеру Большого театра за свой эффектный внешний вид.


Оксана Баринова | История России
  • Не нравится
  • +2
  • Нравится
Читайте также:
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO