Последние новости


Уроки голода 1932-33гг.- зачем подменяют факты?

4 ноября 2019
863
0

В истории казахского народа есть ряд очень болезненных страниц, по поводу которых до сих пор не умолкают споры. Среди них – не только истории XVII-XVIII веков, прозванных «эпохой бедствий». События, происходившие 300-400 лет назад, большинством людей воспринимаются как незапамятная старина. А вот голод 1932-33 гг. до сих пор отзывается болью. И даже не столько из-за того, что живы дети и внуки тех, кто пережил его, сколько из-за политизированности этого вопроса. Дело в том, что на трагедии первой половины ХХ века кое-кто до сих пор пытается заработать политический багаж. И ладно бы, если бы эти попытки носили позитивный характер (учиться на проблемах прошлого не грешно). Намного хуже то, что трагедию стараются использовать для разжигания ненависти между народами, живущими в Казахстане.

 

Голод как таковой

 

На протяжении истории человечества голод всегда нависал над людьми чёрной тенью. Голодали в силу разных причин: неурожаи, стихийные бедствия, войны. На территории Российской империи, в состав которой входила территория нынешнего Казахстана, в XIX-XX веках голодные годы наблюдались регулярно. 1873, 1880, 1883, 1891, 1892, 1897, 1898, 1901, 1905, 1906, 1907, 1908, 1911 и 1913 годы отмечены как наиболее голодные. Под именем собственным «Царь-голод» известен с 1891 г.

 

После прихода к власти большевиков ситуация менялась крайне медленно. В том числе из-за последствий Первой мировой и Гражданской войн, не просто унёсших жизни огромного количества людей, но и приведших к катастрофе всю экономику огромной страны. 1919, 1921-22, 1923, 1927, 1929, 1932-33 годы.

 

Возможно, во многом именно потому, что 1932-33 и 1947 годы стали последними голодными годами, они так врезались в память жителей бывшего СССР. Если, конечно, не считать усилий пропагандистов, поставивших своей целью заострить внимание на катастрофах этих лет.

 

Почему речь о пропаганде? Да потому, что в 1932-33 годах голод был не только в СССР. В своей монографии «1932-1933 годы: голодомор в Европе и Америке. 1992-2009 годы: геноцид в Украине» Елена Мазур и Николай Лативок приводят выдержки из европейских и американских газет, свидетельствующие о миллионах голодающих и тысячах умерших от голода в Польше, Чехословакии, Румынии, Германии и даже США в те годы. Причём данные о «голодных» потерях 1932-33 годов в Соединённых Штатах до сих пор засекречены, о них не упоминают в исторических трудах, зато вовсю муссируются данные, подчас вымышленные, о трагедии тех лет, происходившей в Советском Союзе.

 

Два голода – одни и те же приёмы «исследователей»

 

Упоминание вымышленных данных о голоде 1932-33 годов отнюдь не голословно. Например, американские и политизированные украинские историки приводят цифры по жертвам голода на Украине на уровне 3, 4, 7, 8, 15 миллионов человек. Но при составлении «Книги памяти жертв Голодомора» в неё были включены 882 510 имён людей, умерших даже не за период голода (октябрь 1932 – сентябрь 1933), а с 1 января 1932 по 31 декабря 1933. При этом, как отмечает украинский политолог и публицист Владимир Корнилов, среди причин их смертей указаны и следующие: «попал под автомобиль», «упал с крыши», «умер от пьянства», «погиб в шахте», «убило молнией» и т.п. Ложью является и официальная для Украины точка зрения о том, что голод был рукотворным и направленным на уничтожение этнических украинцев. 

 

Это вовсе не говорит о том, что не было никакого голода, это указывает лишь на нечистоплотность тех, кто устраивает политические пляски на костях невинно погибших. Голод 1932-33 годов охватил сразу несколько регионов СССР. Это и Украина, и Поволжье, и Северный Кавказ, и Казахстан. И ситуация с исследованием голода в Казахстане во многом перекликается с украинским положением дел в данном вопросе. Причём параллель прослеживается даже в источниках происхождения этих исследований: пропаганду «геноцида украинской нации» начало ведомство доктора Геббельса и подхватили американцы, близкие к «бандеровской» диаспоре, тему «геноцида казахов» поднял сотрудничавший с Третьим рейхом М. Шокай, а развил -американский антисоветчик-пропагандист Р. Конквест. Например, цифру жертв голода 1932-33 гг., в зависимости от степени политической ангажированности, эти люди указывают от 1 до 1,84 млн человек. А профессор Х. Абжанов и вовсе говорит о «не менее трёх миллионов». Притом что, согласно переписи 1926 года, в СССР на тот момент проживало 3 968 289 этнических казахов. В 1939 году перепись показала наличие 3 100 949 этнических казахов на территории Советского Союза.

 

Но говорить о том, что 867 340 стали жертвами голода, огромное лукавство. Или, другими словами, подтасовка фактов. Во время голода, по даннымпортала «История Казахстана», с территории нынешней РК откочевало 1130 тыс. человек. Среди местностей, куда происходила откочёвка, советские документы называют Киргизскую АССР, Каракалпакскую АССР, Саратовский, Сталинградский и Средневолжский края, Оренбургскую, Челябинскую, Омскую области, а также Западно-Сибирский край, Туркменскую ССР и Узбекскую ССР. Значительное число казахов откочевало в Китай, Монголию, Иран и Афганистан. Число только тех, кто ушёл в Китай, исчисляется сотнями тысяч. 676 тыс. человек, покинувших родные края, так и не вернулись назад, а часть из них вошла в число «исчезнувших» между переписями населения казахов.

 

Разумеется, исследователей, являющихся этническими казахами, больше интересуют жертвы голода среди собственного народа. Но страдали от него не только этнические казахи. На 1928 год доля Казахстана в общесоюзном производстве зерна достигала почти 9%, а в неурожайном 1932 упала до 3%. То есть, голодали не только казахи-скотоводы, но и представители других народов, традиционно занимавшиеся земледелием. О жутком голоде, поразившем в 1932-33 гг. нынешнюю Северо-Казахстанскую область, живы воспоминания в семье мужа автора, часть родственников которого именно в те годы уехали в Алма-Ату, другие переселялись на Алтай.

 

Кто виноват?

 

Среди причин голода 1932-33 гг. были как объективные, так и субъективные.

 

В качестве объективных причин следует назвать неблагоприятные погодные условия. В Казахстане случилось стихийное бедствие в виде зимнего дождя при минусовой температуре. Снег в степи мгновенно покрылся ледяной коркой, о которую резал ноги пасущийся скот и погибал от незаживающих ран и невозможности больными ногами добывать корм из-под снега. О масштабах катастрофы говорит следующий факт: в текст Заключения комиссии Президиума Верховного Совета Республики Казахстан по изучению нормативных правовых актов приведших к голоду во время коллективизации указывается, что в 1932 г. в республике осталось всего 965 тыс. голов крупного рогатого скота из 6 509 тыс., насчитывавшихся в 1928 г. Из 18 566 тыс. овец в 1932 г. осталось только 1 386 тыс., из 3 516 тыс. лошадей – чуть больше 330 тыс., из 1 042 тыс. верблюдов – 63 тыс. голов.

 

Да, часть этого скота пустили под нож те, кто не сумел распорядиться новым имуществом в процессе «подтягивания бедняцко-батрацких хозяйств». Но масштабы этого перераспределения собственности просто незначительны: около 85 тыс. голов из числа экспроприированных у баев 114 тыс.

 

К субъективным факторам следует отнести поведение властей на низшем, местном уровне. Ведь изымали зерно, реквизировали скот, давили на нежелающих вступать в колхозы, отнюдь не приехавшие откуда-то со стороны чужаки, а свои собственные кадры. Речь не о Ф. Голощёкине, вдохновлявшем «раскулачивание» в Казахстане. Политика коренизации, проводившаяся с 1920 года, к 1929 г., когда был снят запрет на переселение в республику выходцев из европейской части СССР, привела к уменьшению численности русского и украинского населения Казахстана на 700 тыс. человек. В первой половине 1930-х казахи составляли 69 % сотрудников райисполкомов и возглавляли 65 % аулсоветов при 57,1% казахов в численности населения республики. Увы, но списки «коренизаторов» и наказанных государством виновников голода 1932-33 гг. практически дублируют друг друга.

 

Разумеется, число жертв этого страшного голода можно было бы сократить. Уже в начале 1932 года, когда появились тревожные вести о надвигающемся неурожае на Украине, в Поволжье и на Кавказе, советское правительство прекратило отгрузку зерна за границу и распорядилось о закупке продовольствия в Иране. Но масштабы катастрофы оказались такими, что не хватило и этих мер. Практически еженедельно правительство и ЦК решали вопросы о продовольственной помощи голодающим регионам. В том числе и Казахстану. Только… не всегда эта помощь приходила вовремя и тем, кто действительно в ней нуждался. В 1933 году прокуратура Казахстана завела более 800 уголовных дел по обвинениям в хищениях продовольственной помощи или мошенничестве при её распределении и устройстве беженцев из районов, пострадавших от голода. До суда дошли почти 600 из них. Осуждено было 1800 человек, из которых 566 человек занимали должности в партийном и государственном аппарате.

 

Преодоление голода

 

Развернувшаяся трагедия голода, наряду со злоупотреблениями и непрофессионализмом, породила и примеры взаимопомощи. Как отмечает исследователь Дмитрий Верхотуров, продпомощь стала оказываться Казахстану в марте 1932 года. Всего в 1932-1933 гг.  Казахстану отпущено более 3 млн. пудов хлеба в качестве продовольственной помощи. Для предотвращения голода началась раздача скота. Из колхозов было роздано колхозникам в личные хозяйства 227 тысяч голов скота, из совхозов – 300 тысяч голов скота. Почти все кочевые и полукочевые районы были освобождены от мясоналога. Эти меры прекратили распространение голода. За 1933-1934 годы было роздано колхозникам и откочевщикам еще 892 тысячи голов скота. Кроме того, в 1933 году было принято решение оставлять для нужд колхозников 50% молока, получаемого в колхозных товарных фермах. Заодно колхозы освободили от хлебозаготовок на 1935-1936 годы, единоличников на 1935 год, мясозаготовки сократили на 50%, и на 1935 год освободили от сельхозналога. Принимали голодающих и делились, чем могли, жители Киргизии и Южного Урала. Так, в голодные 1932-1933 годы руководство Оренбургской области, Адамовского, Илекского, Ташлинского, Беляевского и других районов неоднократно рассматривало вопросы о снабжении питанием казахов, переселяющихся с территории Казахстана в Оренбургскую область. В Адамовском районе был создан комитет по «оседанию» казахского населения. 

 

Для Казахстана голод 1932-33 гг. стал последним в истории. На Украине, в Поволжье, на Урале он повторился ещё раз, в 1947 году. В том числе из-за того, что основные сельскохозяйственные регионы СССР оказались непригодны для выращивания сельхоз продукции: бабушка автора вспоминала, как люди просто боялись пахать землю, начинённую неразорвавшимися снарядами, минами и бомбами. Но тот факт, что в Советском Союзе голод исчез как явление, говорит о том, что курс на коллективизацию был выбран правильно. И если бы не чудовищное стечение обстоятельств, пришедшееся именно на тот момент, когда старая система уже начала отмирать, а новая только делала первые, не всегда удачные шаги, возможно, нам не пришлось бы вспоминать об ужасе 1932-33 годов. А у тех, кто, спекулируя на этой трагедии, пытается вбить клин между народами бывшего СССР, не было бы аргументов для их провокационной деятельности.


Ольга Сухаревская | ИА-Центр
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Читайте также:
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO