Сегодня
412.55    454.18    57.66    5.81
   Нур-Султан C    Алматы C
История
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Забытый 65-й Герой СССР Борис Шмелев и его подвиг

Спутник ТаджикистанСпутник Таджикистан
22 мая 2020
В 75-ю годовщину Победы в Великой Отечественной войне в Таджикистане историки нашли забытого Героя Советского Союза Бориса Шмелева

Бориса Шмелева, переехавшего из Ленинграда в Таджикскую ССР в 1960-м каждый год поздравляли с Днем Победы, а на юбилейные даты приглашали на вручение медали и праздничный концерт.

Однако в Парке Победы, построенном в 1975 году в Душанбе, нет его фотографии среди Героев СССР. Возможно, данные о героях появлялись в мемориальном комплексе только после их смерти, а поскольку Шмелев ушел из жизни, когда распался Советский Союз и Таджикистан охватила гражданская война, о нем могли попросту забыть. Так или иначе, имя Бориса Шмелева по несправедливому стечению обстоятельств пропало из поля зрения историков.




У военного историка Гафура Шерматова, восстанавливающего справедливость, есть своя версия.

"Как получилось, что Герой остался вне поля зрения историков Таджикистана, для меня это загадка. Есть догадка, что видимо, он что-то совершил, не совсем укладывающееся в рамки закона, и на него было наложено табу. В советские годы вышло три книги, одна из них Лидии Сечкиной "Овеянные славой" (о Героях Советского Союза - посланцах Таджикской ССР) в 60-х. Там было порядка 44 Героев. Но уже в 85-м, когда вышла книга "Твои Герои, Таджикистан", было уже 64 Героя. Но Бориса Шмелева не было. Скорее всего, в Ленинабаде знали о нем, но никуда не включали, а самое обидное: этого человека не включили в Мемориал комплекса Победы, где хранятся фотографии всех героев", - размышляет он.

В ближайшее время ошибка будет исправлена, и фотография Шмелева появится в Парке Победы.

Подвиг Бориса Шмелева


Звание Героя Советского Союза Шмелев получил за отвагу, проявленную во время Выборгской операции летом 1944 года.

Вот как сам танкист описал тот день:

"С 22 на 23 июля 1944 года наш 46 тяжело танковый полк прорыва передислоцировался с выжидательных на исходные позиции для операции на Карельском перешейке.

В приказе говорилось: нашему полку приказано прорвать передний край обороны противника, овладеть высотой 170.00, закрепиться, держать до подхода войск развития успеха

Танкисты перед операцией проводят рекогносцировку местности. Примерно часов в 22-23, а в тех местах в это время года - белые ночи, нашу группу около 50 человек противник заметил и провел артиллерийско-минометный налет. К нашему счастью, никто не пострадал, но просмотреть местность нам не удалось.

Вернувшись "домой" на исходные, привезли обед, фронтовые 100 грамм. За обедом я обратился к Бате (командир роты капитан Краснокутский) с предложением: если я схожу один на рекогносцировку, верный успех - не заметят. Батя запретил. Тогда я поставил условие: если я не вернусь, убьют, ты не несешь ответа - не знал. А вернусь - нам польза. От Бати получил добро.

Я просмотрел весь маршрут от исходной до переднего края противника. Проложил себе на завтра 24.07.44 маршрут и вернулся обратно. Оборона противника: противотанковый ров засыпан песком, на песок поставлены в 4 ряда надолбы, на противотанковой стороне рва каменные плиты высотой до 70 см, а на камнях проволочное заграждение в 4 кола, а дальше высота.

Кадровую службу я служил механиком на Т-28, а потому на учебных занятиях нас довольно хорошо учили преодолевать противотанковые препятствия, в том числе и преодоление противотанковых рвов и противотанковых надолб. Потому, когда я посмотрел на надолбы, то про себя подумал, что препятствие несложное - преодолеем, но что они поставят в противотанковый ров, засыпанного песком, я не придал значения.

Проползая возле рва, я наткнулся на танковый след немецкого танка Т-4. У меня пало подозрение - приманка. След должен быть заминирован. Но разрыв в нескольких местах земли, я не обнаружил мин, а потому решил, что весь подход к обороне не заминирован. Придя "домой", я все рассказал Бате и лег отдохнуть.

Утром позавтракали и стали собирать в путь-дорогу. Во-первых, все и вся обходишь, желаешь счастливой операции, и конечно ж, прощаешься. Кто пытается собеседника заверить, что он не боялся идти в операцию - значит, он нигде никогда не был в операции. Я не встречал человека, кто хочет умереть.

В 9:20 по сигналу 333 наша рота вышла с исходных, но пройдя метров 150-200 (замечу: исходная наша находилась метрах в 500-600 от обороны противника), как противник положил огневой вал, в результате 2 машины загорелись, а одну подбили. Живой осталась моя машина, а Батя метров 50 сзади. Я дал полный газ вперед, оторвавшись от пехоты. Нарушение. Но! Победителей не судят. Когда я вышел на свой, ночью проложенный маршрут, до рва оставалось мало, и наша машина была у рва. От прямого выстрела спасала высота.

Начал работать против надолб, чтобы проделать проход и выскочить на высоту. Вот тут-то и получилась заминка. Надолбу, чтобы поставить машину между, мне сдвинуть не удалось. Для этого мне потребовалась поставить машину на вершину надолб с таким расстоянием, чтобы, когда машина будет сползать в бок (сторону), я должен допустить до такого момента, когда одна из надолб будет вершиной упираться в днище, затормозить и тогда попытаться задним ходом свалить или отвести в сторону, чтобы после можно машину поставить между надолб и развернуть. Предела радости не было конца, когда мне эту работу удалось проделать. Надолбы развернуты.

Последующие три ряда надолб оказались податливее и работа пошла успешнее. Сделав проход, задержка произошла на камнях. Машина буксует, и не представляется возможным машину завести на камнях, но и это препятствие преодолел, а проволочное заграждение для танка не представляется серьезным препятствием. Проделав проход, я на минуту остановился, когда услышал от заряжающего, что пехота за нами не идет. Значит, где-то пулеметное гнездо. Вскоре я обнаружил 2 бронеколпака, расположенные метрах в 50-60 от машины. Я подал команду и артиллерист Миша Голубев в упор расстрелял оба бронеколпака, и дорога была свободна на высоту.

Въехав на высоту, меня подозьяло отсутствие противника и абсолютная тишина. Но это только показалось в первую минуту: собравшись с мыслями, я обнаружил траншею. Подал команду Голубеву, и Миша открыл огонь из пушки по траншее. Противника начали выкуривать. А там, где задерживался, пришлось прокатить машиной.

Противник оставил траншею и убежал в лес, в метрах 300-х опамятовался и перешел в контратаку. Выкатил артиллерию. 5 часов наша машина держала высоту 170.00, отбила контратаки противника, раздавила 8 пушек, уничтожила 2 бронетанка и убила, только убила, до роты живой силы противника. В 19 часов пришло подкрепление: 5 танков самоходок З-СУ-152 и 2-СУ-100. Нашей пехоте тяжело не было.

На следующее утро 25.07 подошли первые силы, а мою машину вызвали в штаб полка. На обратном пути я заехал посмотреть: почему так крепко стояли надолбы первого к нам ряда.

Оказалось, противотанковый ров засыпали песком, положили с берега на берег шпалы, на нашу сторону конусы шпал выходили на 1,5-2 метра больше. Эти шпалы замаскированы, на них поставлены надолбы с металлической 20-мм вилкой, которая входила на шпалы, на вилку одевалась пластина и закреплялась гайками. Получилось одно целое - шпала и надолба. А выступающий конец шпалы вперед.

Подъезжаю к надолбе, наезжаю гусеницей на шпалу и прижимаю к земле. Упираюсь лобовой частью машины в надолбу, но она скрепилась со шпалой. Шпалу сломать не хватает сил у мотора, а поднять шпалу вместе с надолбой нельзя: машина держит шпалу, а поднять самого себя не представляется возможным.

За эту работу мне и присвоили звание Героя Советского Союза".

Составлено 20 января 1976

*****


Биография Бориса Шмелева

Борис Шмелев родился 15 мая 1914 в Ленинграде в семье рабочего.

После окончания ФЗУ 14-летним мальчишкой пришел на текстильную фабрику, где проработал ремонтником до 1935 года.

1 июня 1935 был призван в ряды Красной армии. Службу проходил в 6-й отдельной танковой бригаде им С.М.Кирова. После окончания полковой школы получил военное звание младшего командира взвода по специальности механик-водитель на танк Т-28.

Демобилизовавшись, вернулся в Ленинград, где работал на фабрике имени Анисимова в должности помощника мастера ткацкого цеха на комплекте 4. Проработал до 1941 года, откуда ушел на фронт.

С первых дней Великой Отечественной войны Шмелев был на переднем крае Ленинградского фронта, где воевал вплоть до включения в состав 2-го Белорусского фронта.

За храбрость и отвагу, проявленные на фронтах Великой Отечественной войны, Борис Елисеевич награжден медалями "За отвагу", орденами "Отечественной войны" I и II степени, орденом "Красной звезды".

В июле 1944-го гвардии старший сержант 46 отдельного гвардейского танкового полка Шмелев Б.Е., участвуя в бою по прорыву сильно укрепленного 2 рубежа обороны противника на Карельском перешейке высоты 171 проявил исключительный героизм и преданность родине. Мастерски преодолев противотанковые укрепления, провел за собой танковый полк и полк самоходных орудий. Проделав проход, танк Шмелева первым устремился на высоту, увлекая за собой танки и пехоту, огнем пулеметов.

В августе 1941 был ранен и контужен.

В 1955-1959 уехал осваивать целину в Костанайскую область (Казахстан).

В 1960 по рекомендации врача переехал в Таджикистан в Ленинабадский район (Согдийская область).

Образование 7 классов, беспартийный, женат, трое детей.

Умер 27 ноября 1990 года в возрасте 76 лет. Похоронен на кладбище города Чкаловска (Бустон).
+1
    224