Сегодня
427,93    506,71    64,29    5,55
   Нур-Султан C    Алматы C
История
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

«Отечественные записки» – жертва царской цензуры

Александр ПлехановКМ.ру
21 августа 2020
20 августа 1884 года закончилась история журнала «Отечественные записки» – лучшего журнала за всю историю дореволюционной журналистики, а может, и вообще лучшего отечественного журнала всех времен        

Ровно 136 лет назад  распоряжением главного цензора Российской Империи Евгения Феоктистова был закрыт журнал «Отечественные записки».

Самое интересное, что Феоктистов в своё время сам входил в число авторов «Отечественных записок», а после своей отставки с поста главного цензора написал мемуары, где не только подвергал критике самодержавие, но и весьма едко высмеивал многих высокопоставленных чиновников.

При Николае II эти мемуары никто издавать не решился, и они увидели свет только в конце 20-х годов уже при советской власти.
Однако такое вольнодумство не помешало Феоктистову рьяно служить престолу, исполняя обязанности образцового держиморды. Самодержавие это ценило и отблагодарило своего, держащего в кармане фигу, верноподданного слугу не только всеми благами, но и сделав сенатором.

Всё это позволяет говорить о том, что Феоктистов был редкостным мерзавцем, который за возможность припасть к корыту сначала закрыл свой бывший журнал, а потом потешался над облагодетельствовавшим его самодержавием. Защищая интересы которого он, не задумываясь прихлопнул «Отечественные записки» и душил прочие свободы, выискивая крамолу буквально с лупой и уничтожая с беспощадностью опричника.

Ну как тут не вспомнить фразу из одной басни Салтыкова-Щедрина: «Что заставило его принять такое решение – неизвестно: ибо он, собственно говоря, не был зол, а так, скотина».

Впрочем, ничего удивительного в данном случае нет. Самодержавие давно и целенаправленно проводило отбор держиморд, отбирая из худших самых омерзительных, что потом и аукнется самодержавию в начале ХХ века. Отрицательный отбор управленцев всегда и во все времена заканчивался одним – впечатляющим крахом.
    
Существовавший с 1818 года журнал «Отечественные записки» был настоящей жемчужиной среди других русских изданий, на страницах которого в разные годы появились произведения Жуковского, Лермонтова, Аксакова, Соллогуба, Салтыкова-Щедрина, Белинского, Герцена, Бакунина, Огарёва, Герцена, Мамина-Сибиряка, Фета, Некрасова, Тургенева, Островского, Гончарова, Лескова и многих других выдающихся людей 19 века. Многим из них он дал путевку в жизнь и весьма сильно влиял на русское общество почти полстолетия.
    
Отдельные номера «Отечественных записок», уже после закрытия журнала, читал Ленин, неизменно давая весьма высокую оценку этому изданию и признавая, что знакомство со многими авторами сильно повлияло на формирование его мировоззрения.
    
Разумеется, царские держиморды пристально следили за публикуемыми в журнале материалами, которые временами приводили их в настоящее бешенство. Так, в 1848 году журналу пообещали серьезные проблемы, если он не прекратит печатать всяких смутьянов типа Салтыкова-Щедрина, а в 1874 годы был уничтожен весь тираж майского номера. Пустить под нож несколько тысяч уже отпечатанных журналов – обычная практика самодержавной цензуры.
    
Сатира Салтыкова-Щедрина и других авторов, потешающихся над зашкаливающей дуростью, скудоумием и косностью царских держиморд, властям, разумеется, не могла нравиться. Вот поэтому на «Отечественные записки» постоянно вешали разные ярлыки, называя его всякими нехорошими словами и обвиняя во всех грехах.
    
Доставалось и авторам, многие из которых, дабы отвести от журнала цензурные гром и молнии, начали изъясняться на эзоповом языке, однако провести таких держиморд как Феоктистов было не так-то просто, ведь он сам был из числа авторов «Отечественных записок».
    
Тучи над журналом стали сгущаться в 1881 году, а год спустя в отношении журнала были сделаны «оргвыводы»: «в редакции «Отечественных записок» группировались лица, состоявшие в близкой связи с революционной организацией. Еще в прошлом году один из руководящих членов редакции означенного журнала подвергся высылке из столицы за крайне возмутительную речь, с которой он обратился к воспитанникам высших учебных заведений, приглашая их к противодействию законной власти. Следствием, кроме того, установлено, что заведующий одним из отделов того же журнала до времени его ареста был участником преступной организации. Еще на сих днях полиция поставлена была в необходимость арестовать двух сотрудников этого журнала за доказанное пособничество с их стороны деятельности злоумышленников. Нет ничего странного, что при такой обстановке статьи самого ответственного редактора, которые по цензурным условиям не могли быть напечатаны в журнале, появлялись в подпольных изданиях у нас и в изданиях, принадлежащих эмиграции. Присутствие значительного числа лиц с преступными намерениями в редакции «Отечественных записок» не покажется случайным ни для кого, кто следит за направлением этого журнала, внесшего немало смуты в сознание известной части общества».
    
Понятно, что с такой характеристикой, которая в наше время вполне потянула бы на экстремистскую статью, выжить журналу было уже не суждено. Особенно когда за него взялись сразу три выдающихся держиморды: обер-прокурор Синода К. Победоносцев, министр внутренних дел В. Плеве и вышеупомянутый Е. Феоктистов.
    
Эта троица самодержавных церберов категорически настояла на том, чтобы «Отечественные записки» были закрыты даже без вынесения третьего предупреждения, что, вообще-то, противоречило ряду российских законов касающихся печати. Но самодержавные холуи в своем запредельном стремлении облизать императорские сапоги, практически всегда нарушали законы, подчас ими же и написанные. Главное, чтобы их рвение оценил государь и тогда можно было бы рассчитывать на ордена, титулы и, конечно же, финансовое благополучие.
   
20 августа 1884 года закончилась история журнала «Отечественные записки» – лучшего журнала за всю историю дореволюционной журналистики, а может, и вообще лучшего отечественного журнала всех времен.
    
На его страницах печатали произведения не только писателей и поэтов, но и многих ученых, экономистов, путешественников, военных и философов. Журнал был ценен тем, что давал объективную оценку жизни России, подчас слишком резкую, что заставляло морщиться цензоров. Что его, в конце концов, и погубило.
    
Как того и следовало ожидать, после закрытия журнала в адрес Феоктистова, Победоносцева и Плеве тут же загремели проклятия, рикошетом ударившие по имиджу недавно усевшегося на трон Александра III, от которого ожидали некоего подобия «оттепели», но получили ещё большую «вечную мерзлоту», чем во времена его отца – Александра II.
    
После закрытия журнала была отпечатана прокламация, в которой говорилось что: «Это был почти единственный орган русской печати, в котором сквозь дым и копоть цензуры светилась искра понимания задач русской жизни во всём их объёме. За это он должен был погибнуть и погиб».
    
К этому можно добавить, что закрытие « Отечественных записок» было весьма глупым и недальновидным шагом. Вместо построения нормального гражданского общества, чему в немалой степени способствовал журнал, при Александре III был взят курс на самодержавный, абсолютно негибкий абсолютизм. Когда существует только трон с голштинско-романовской династией, а всё остальное к нему прилагается. Включая народец, которому запрещено бросать на трон косые взгляды и уж тем более произносить что-то, кроме выражения восторга от переполняющих верноподданнических чувств.
   
Эта негибкость, нередко граничащая с монаршим самодурством, приведет вскоре к тому, что при Николае II институты власти и управления Россией чудовищно деградируют и самодержавие абсолютно справедливо будут называть прогнившим. Особенно после того, как оно не пройдет испытание периферийной русско-японской войной и сразу же получит нокдаун в виде первой русской революции. Это будет следствием той самой прямолинейно-упёртой политики Александра III, который решил «заморозить» русскую общественную жизнь в годы своего правления, вместо того, чтобы попытаться строить полноценное гражданское общество.
    
Именно упёртость и недальновидность предпоследнего русского императора приведет к тому, что в ХХ век Россия войдет с кучей внутренних проблем и серьёзным надломом, что вскоре приведет к серьёзнейшим потрясениям.
    
А закрытие «Отечественных записок» был лишь ещё одним шагом на пути к этим потрясениям, ещё одним самодержавным посланием русскому обществу, которому прямо и без обиняков было сказано, что любое инакомыслие будет жестко пресекаться.
    
К сожалению, «тяжелый на подъём» Александр III, как охарактеризовал его историк В. Ключевский, не мог заглянуть в будущее и увидеть подвал Ипатьевского дома и безымянный овраг под Пермью, где окончились жизни его сыновей летом 1918 года. Не мог он увидеть и всё то, что обрушилось на Россию в начале ХХ века.
    
Он думал, что в годы его царствования Россия процветала и пребывала в благостном спокойствии, но на самом деле он отдал Николаю II страну пораженную серьёзными недугами, к появлению которых Александр III был причастен лично и именно он, а не только Николай II, заложил под фундамент России ту самую мину, которая вскоре разнесет здание российской государственности до основания.
    
Но в 1884 году об этом догадывались только умнейшие люди России, к которым, к сожалению, не относился ни Александр III, ни тем более Победоносцев, Плеве и Феоктистов. Эта троица героев анекдотов и эпиграмм делали как раз всё, чтобы через несколько лет империя обрушилась в пропасть.
0
    3 500