Сегодня
423,87    505,25    64,43    5,59
   Нур-Султан C    Алматы C
История
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

10 ноября 1982 года – конец «золотой эпохи» социализма

Александр ПлехановКМ.ру
11 ноября 2020
38 лет назад закончилась эпоха  Л.И. Брежнева, которая совершенно заслуженно считается лучшим периодом в истории СССР, когда простой человек мог жить безопасно, спокойно, в достатке и с уверенностью в завтрашнем дне

Глядя на итоги восемнадцатилетнего правления «дорогого Леонида Ильича», приходиться горько сожалеть о том, что до сих пор не изобретена машина времени. Можно не сомневаться, что от желающих взять билет в один конец в 60-70 годы прошлого века не было бы отбоя.

Не исключено, что билеты взяли бы целые республики и страны, да и немало иностранных граждан из бывшего соцлагеря. Потому что сколько бы ни потешались над так называемым «застоем» и лично Брежневым некоторые альтернативно одаренные господа, но дело в том, что Ельцин и Ко. ненаучно доказали, что на земле может существовать филиал ада. Те, кто смог пережить девяностые годы, прекрасно поймут, о чем речь.

В то время как Леонид Ильич показал, что при социализме может наступить пусть и не райская жизнь, но нечто на неё похожее. Когда простой человек мог жить безопасно, спокойно, в достатке и с уверенностью в завтрашнем дне. Это именно то, чего сейчас не хватает подавляющему числу граждан. Вот почему за билетами в брежневскую эпоху выстроились бы многомиллионные очереди.

Начать стоит с того, что из всех правителей СССР Л.И. Брежнев был Человеком с большой буквы. Не бездушно-казённым «официальным лицом» и серо-безликим партийным функционером, а именно человеком. Добродушным, жизнерадостным, ярким и открытым. В нем не было аскетичной суровости Сталина, не было самодурства Хрущева, не было сухости Андропова, ну а про многословную пустоту Горбачева и говорить нечего.

Даже когда неизлечимая болезнь начала неумолимо тянуть Брежнева в небытие, он по-прежнему стремился жить на все сто процентов, ценя каждый прожитый день. И не его вина, что старого и больного человека, с целым букетом серьезных заболеваний, продолжало использовать его окружение, для которого «дорогой Леонид Ильич» был удобной ширмой, за которой каждый решал свои дела. А кое-кто и делишки с отчетливым криминальным душком.

Но пока Брежнев был молодым и полным сил, он успел сделать для страны очень много. Самое главное – он жил сам и давал жить другим, обещая народу мирное небо и достаток. Достаточно сказать, что население страны за 18 лет его правления увеличилось на 42 миллиона человек. И это несмотря на демографическую послевоенную яму, ну а про печенегов и нашествие Наполеона упоминать даже не будем.

СССР за период брежневской сверхстабильности добился такого, что постсоветской РФ подобное не повторить и за полвека. Ну может только отдельные достижения, например, строительство жилья, добыча углеводородов и выпуск вагонов. Хотя строительство в основном коммерческо-ипотечного жилья, прямо скажем, так себе достижение. Это не бесплатные 2 миллиарда квадратных метров, построенные в период с 1964 по 1982 годы.

А чего стоит, например, такое достижение – всего за пять лет, с 1966 по 1970 годы, жилищные условия улучшили 55 миллионов граждан СССР. И ни один из них не стал ипотечным рабом, не ишачил треть жизни за проценты по кредиту, а получил свои квадратные метры бесплатно. Фактически, в дар от государства.

Да нет, какие там полвека… Никогда страна больше не повторит достижений эпохи брежневской сверхстабильности. Никогда больше в стране не появятся города типа Набережных Челнов, население которого выросло с 37 000 в 1970 году до 374 000 в 1982 году.

Когда разного рода либеральные петрушки будут хохотать над эпохой «застоя», пусть попробуют объяснить эту фантастическую динамику – население Набережных Челнов всего за 12 лет выросло более чем в 10 раз. Грубо говоря, за эти 12 лет на месте одного города было построено десять новых. А ведь помимо Набережных Челнов был ещё Тольятти, чьё население при Брежневе выросло почти в три раза.

А ведь были ещё московские новостройки – Теплый Стан, Ясенево, Коньково, Чертаново, Крылатское и другие – по сути, целые новые города, приросшие к столице.

Пусть попробуют объяснить, каким таким расчудесным образом к началу 80-х годов продолжительность жизни советских граждан достигла 69 лет? Что было сопоставимо с развитыми странами. А ведь как мы прекрасно знаем из цикла антисоветских передач последних 35 лет, в СССР не было еды, не было лекарств, не было одежды и обуви, не было вообще ничего, кроме пустых прилавков и вездесущего КГБ.
И вот во всем этом аду продолжительность жизни почему-то достигла такого уровня, какой не достигнут и сейчас, при всем нынешнем китайском изобилии и стоящих на каждом углу торговых центрах, аптеках и продуктовых магазинах.

Брежнев, с полным на то основанием, может записать себе в актив и такую заботу о гражданах, как введение пятидневной рабочей недели вместо шестидневной. 8 марта и 9 мая стали при нем нерабочими праздничными днями, из-за чего общее число нерабочих дней достигло 120. А платежи за коммунальные услуги в размере 3-5% от бюджета среднестатистической советской семьи – это разве не достижение пресловутого «застоя»?

Понятно, что хулителям генсека все эти достижения, что божья роса в глаза. Ну а как иначе, ведь на платежку за ЖКУ брежневских времен без слез не взглянешь – серое убожество, никакой фантазии, всего несколько строчек, унылый совок, одним словом.

Нет тебе ни платежа за капремонт, ни за техническое обслуживание дома, ни за вывоз мусора, ни платы за круглогодичное отопление. А что это за пещерная дикость – электричество 4 коп/кВт-ч, а за воду вообще платили не по счетчику, а по тарифу, который не менялся десятилетиями?

Такая же дикость при Брежневе наблюдалась и на транспорте: как стоил в 1964 году проезд в метро и на автобусе пятак, так он и стоил в 1982 году. Ну что за варварский подход – не повышать цену на проезд хотя бы раз в год?

А разве не дикость тратить нефтедоллары не на яхты, виллы и бизнес-джеты, а на строительство КАМАЗа, Атоммаша, ВАЗа, БАМа, ледокольного флота, развитие Канско-Ачинского топливно-энерегетического комплекса и много чего другого?

Ведь при дорогом Леониде Ильиче с 1970 по 1980 год добыча нефти выросла с 285 миллионов тонн до 547 миллионов, и вот что удивительно - ни у кого из высшего партийного руководства не хватило ума не то что яхту себе прикупить на нефтедоллары, но даже скромный «роллс-ройс» или «бентли». Вместо «роллса» и «бентли» пользовалась «зажравшаяся партноменклатура» отечественными «зилами» да «чайками». И летать брежневские сподвижники по своим делам почему-то предпочитали на отечественных «илах» и «тушках», а не Bombardier или Embraer.

Впрочем, Embraer тогда только появился на свет и клепал простенькие самолеты с пропеллерами, в то время как в СССР в 1968 году взлетел первый в мире сверхзвуковой пассажирский лайнер Ту-144. Разве бразильцы могли тогда предположить, что пройдет всего тридцать лет и их гражданский авиапром сравняется с авиапромом той страны, которая когда-то смогла разработать и выпустить Ту-144?

Вряд ли бразильцы могли предположить, что пройдёт тридцать лет и их страну начнут ставить в один ряд со страной, которая в годы Восьмой пятилетки (1966-1970) продемонстрировала темп экономического роста в 21%, национальный доход за эти пять лет вырос на 42%, рост сельхозпроизводства на 20%, а промпроизводства на 51%.

И уж очень сильно удивились бы бразильцы, если бы узнали, что тех людей – Брежнева и Косыгина – бывших «авторами» достижений Восьмой пятилетки, в их же собственной стране всячески шельмуют и высмеивают.

А ведь это не единственная пятилетка и не единственные показатели, которыми стоило бы гордиться. Например, к 1975 году СССР вышел на первое место в мире по выплавке стали и чугуна, производстве сельхозтехники, металлорежущих станков, тепло-электровозов, тракторов, добыче нефти, газа, железной руды. А также по числу запусков космических ракет, благодаря чему СССР стал первой страной в мире, отправившей на Луну беспилотный управляемый транспорт – луноход.

Что могут сказать любители колы и жвачки про советский восьмиколесный беспилотник, колесивший по поверхности другой планеты еще в 1970 году? Хотя заранее известно что – потребуют предоставить статистику по выпуску туалетной бумаги и поп-корна.

Да если взять любую брежневскую пятилетку, пусть даже Десятую, с её «скромным» по советским меркам экономическим ростом в 11% и сравнить с тем, что было после 1991 года, то может, не над Брежневым надо смеяться? Может, надо плакать над другими?

Ведь такими темпами роста не может похвастать даже мировой экономический лидер Китай – этот «сборочный цех» всего мира, с колоссальными инвестициями всего мира и работающий на весь мир. А в СССР экономический рост в 11% был признан чуть ли не провалом, что и сподвигло преемника Брежнева – Юрия Андропова - инициировать «перестройку и ускорение», которые бездарно провалил его протеже Горбачёв.

Сколько бы ни смеялись над Брежневым, но он вошел в историю как великий политик и государственный деятель, к мнению которого прислушивались американские президенты Д. Форд, Р. Никсон, Д. Картер, бундесканцлер В. Брандт, французский президент В. Жискар д’Эстен, впрочем, как и лидеры любой другой страны мира.

Только Брежнев мог запросто пригласить поохотится в Завидово любого из вышеназванных политиков, и вряд ли кто мог ему в этом отказать. Потому что все понимали, что за улыбчивым хозяином, радушно угощающим гостей, стоит ракетно-ядерный исполин, самая большая армия и вторая экономика мира.

Вот почему Брежневу удалось подписать очень выгодные для СССР договоры ОСВ-1 и ОСВ-2, вот почему при Брежневе у Советского Союза были прекрасные отношения и с ФРГ, и с Францией, и с Италией, и даже со строптивым югославским лидером И. Тито удалось найти общий язык и наладить отношения между двумя странами, которые с начала пятидесятых годов оставались, мягко говоря, непростыми.

Брежнев сделал реальностью то самое мирное сосуществование двух систем – социализма и капитализма, и дошло даже до того, что с американцами совместную космическую программу «Союз-Аполлон» реализовали.

Когда в середине 80-х годов все СМИ взахлёб рассказывали, какое прекрасное впечатление произвел на западных лидеров улыбчивый и открытый Михаил Горбачёв и что, дескать, это первый генсек с открытой улыбкой, это не соответствовало действительности. Западным лидерам от Брежнева доставались не только открытые улыбки, но и поцелуи, а уж по степени доверительных бесед он дал бы любому сто очков вперед.

Дело в том, что Горбачев восхитил их не столько своей улыбкой, сколько своей невиданной покладистостью, а вот с Леонидом Ильичом такие штучки не проходили. Не для того он ушел на фронт летом 1941 года, не для того он высаживался с десантниками на Малую землю и не для того он маршировал по брусчатке Красной площади на Параде Победы 24 июня 1945 года, чтобы разменивать интересы страны на одобрительное похлопывание по плечу западных «друзей». С которыми и враги не нужны.

Разумеется, как и у любого живого человека, были у Брежнева ошибки. К которым однозначно стоит отнести войну в Афганистане, застой в кадрах, разросшийся бюрократический аппарат и чрезмерные военные расходы. Другое дело, что все это пришлось на тот самый период, когда прежнего энергичного и целеустремленного Брежнева уже фактически не было.

После клинической смерти в 1976 году он уже не мог как раньше работать по много часов в день, не мог адекватно оценивать обстановку как внутри страны, так и за её пределами, и к началу 80-х годов Брежнев превратился лишь в тень себя прежнего. Это был тяжело больной, сидящий на лошадиных дозах лекарств человек, которому срочно нужно было уходить на покой. Но он слишком был удобен высшей партийной верхушке, которая льстила ему бесконечными наградами, присвоением маршальского звания и уверяла в незаменимости.

Брежнев никогда не был одержим властью, не рвался на кремлевский трон во времена Хрущева, а был посажен туда группой ниспровергателей «кукурузного Никитки». Не цеплялся он за власть и будучи генсеком. Дважды – в 1975 и 1978 годах – он писал заявление с просьбой об отставке, но оба раза небожители из ЦК отговорили его, упирая на незаменимость.

Этим он сильно отличался как от предшественника Хрущева, так и от своих преемников. И это был пожалуй один из тех редких случаев за всю отечественную историю, когда не место красило человека, а человек место. Брежнев всегда оставался самим собой, несмотря на то, какую должность он занимал. К сожалению, в начале восьмидесятых уже место красило человека.

Врачи как могли поддерживали Брежнева хоть в какой-то «форме», но скрыть его немощь было невозможно. Именно в те годы стали появляться в огромном количестве анекдоты, высмеивающие здоровье генсека, и именно его физическое состояние сильно дискредитировало как партию, так и весь советский строй. Именно в те годы появилась злая шутка о том, что страной руководят, не приходя в сознание.

7 ноября 1982 года Брежнев в последний раз появился на трибуне Мавзолея, принимая парад на Красной площади. По той самой брусчатке, по которой когда-то маршировал он сам 24 июня 1945 года, теперь катила грозная военная техника – результат в том числе и его многолетнего труда и усилий. Брежнев наверняка понимал, что его жизнь близка к завершению, но можно не сомневаться, что в тот момент он был спокоен. Он оставлял страну мощной в военном отношении, уважаемой в мире и одной из самых влиятельных, если не самой влиятельной. Так что уходил он спокойным.

Единственное чего не мог знать умирающий генсек, так это то, что всего через три года после его смерти пробьёт час негодяев. Когда память о нем ошельмуют, лишат части наград, мощнейший корабль советского ВМФ и город автомобилестроителей, названные его именем, сменят названия, и даже мемориальную доску с дома на Кутузовском проспекте сорвут и неведомым образом она окажется в Германии.

Немцы не смогли справиться с полковником Брежневым на Малой земле, на Украине и в Чехословакии, но как только пробил час негодяев, свой трофей они получили. Разумеется, это могло произойти только благодаря одному «лучшему немцу», который обрёк на развал всё то, что с таким трудом строил Брежнев и весь советский народ.

Не мог знать Леонид Ильич, что спустя почти сорок лет после его смерти огромное количество людей назовут годы его правления самыми лучшими за советский период. А его самого – лучшим правителем ХХ века. И это неудивительно, ведь что бы ни говорили о брежневской эпохе альтернативно одаренные, Брежнев навсегда остался в народной памяти как человек, при котором страна жила и развивалась.

Да, были и у него ошибки, подчас серьезные и роковые, но никогда он не принимал антинародных решений, что характеризует его как мудрого и благородного правителя. И настоящего «народного генсека», каким он по сути и был.

И сколько бы негодяи ни боролись с его памятью, Брежнев в памятниках не нуждается. Памятники ему разбросаны по всей территории бывшего СССР. Восстановленные под его руководством Днепрогэс и Азовсталь, построенный при его непосредственном участии космодром Байконур, получившие от него «путевку в жизнь» ВАЗ и КАМАЗ, целые кварталы Набережных Челнов, Москвы и Тольятти – всё это и есть памятники Брежневу.

И память о Леониде Ильиче будет жить ещё очень долго. Чего не скажешь о памяти пришедших ему на смену ущербных и жалких временщиков, которые не оставили после себя ничего, кроме руин великой страны. И которых если и вспоминают, то такими словами, что не всякая бумага выдержит.
+7
    9 063